Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


   
П
О
И
С
К

Словесность




АКУСТИЧЕСКАЯ ЖИВОПИСЬ ЮРИЯ ГОДОВАНЦА

О книге: Юрий Годованец, Сказимир. Стихотворения. – М., Грин Принт, 2023



Название новой книги Юрия Годованца – "Сказимир" – рифмуется, думаю, не случайно, с именем Велимир. Но, безусловно, "чистым" авангардистом Годованец не является. Поэту сложно отречься от силлаботоники, если в его поэзии есть звук. Несмотря на то, что необходимость авангарда никем публично не оспаривается, он остаётся в поэзии пасынком. Конечно, находятся его яркие приверженцы, готовые платить безвестностью за преданность своему направлению. Для меня Юрий Годованец – один из самых неожиданных, нестандартных, запоминающихся авторов. Творчеству Юрия трудно дать оценку. Его лирика – где-то посредине между классикой и авангардом. В результате ни одно из этих направлений "своим" поэта не считает. Он стоит как бы особняком, отдельно от столбовой дороги современной русской поэзии. Хочу отдать должное оригинальной подаче материала, которая проявляется у поэта буквально во всём, от названий книг до авторского чтения стихов. "Посреди земной толпы / на кругу дневной тревоги – / неба светлые столпы – / души молятся о Боге. / Он Бессмертен и Силён, / не упоминаем всуе... / Но ведь Жизнь – Его же Сон – / Явь, что мы с Тобой рисуем" (стихотворение "Солнечный зонт").Здесь стихи Юрия символистичны. Он интересно перефразирует слова испанского драматурга Кальдерона – "Жизнь есть сон". А Бог у Годованца – это солнечный зонт. Чтобы в поле выросла любовь, поливать поле нужно любовью, – убеждён поэт.

"Сказимир" – книга избранного. Все стихи снабжены датами написания. Автором указаны не только год, но и месяц, и число. Становится понятным, что Юрий Годованец осмеливался писать о Христе ещё в начале семидесятых: "Христос хрипит, а хор хохочет, / а Он их – хочет, хочет, хочет. / Гора грехов, / хоры хорьков.../ На крест насело их окрест... / Христос воистину воскрес!" ("По памяти", 05.06.1973). Конечно, это были революционные стихи для брежневской эпохи, за которые автора могли даже посадить.

Тема Бога сквозной нитью проходит через все творчество Юрия Годованца:

"По промокоду: / "Господи, спаси!" – / доставка Благодати / на Руси! / Нельзя лишь знать / заранее о дате / неслыханной / Господней Благодати". Таких стихов в "Сказимире" много: "По щелчку, чтобы образ облечь, / в сердце входит небесная речь!". Небо, Бог, высокое – всё это пронизывает творчество Юрия Годованца. Если трудно в жизни, человека спасает устремлённость в небо: "Но куда вернуться, / если боли столько? / Только по-пластунски – / в небо – поле тока!" ("Облепиховый рай").

Стихи Годованца метафизичны. В "Сказимире" часто встречается слово медленный: медленно пишутся книги, медленно вызревает в сотах мёд. Бог тоже часто медлит с воздаянием: "Из тёмной души / выбегают случайные боги, / в ней воцаряется / медленный истинный Бог" ("Плач фиолетовой скрипки"). Все стоящее, настоящее – медленно. Оно никуда не торопится. "В гости к Богу не бывает опозданий", – пел Высоцкий. Годованец – автор высококультурный, и это ярко выражено в его творчестве.

Я бы не назвал Юрия Годованца полистилистом: его стиль выверен, чёток и узнаваем. Он – синтетичен: классические, романтические строки в любой момент могут обернуться авангардными, абсолютно современными стихами. Некоторых слов из "Сказимира", например слова "пергола", я даже не знал и, не будучи дачником, прежде никогда не встречал. Издатели книги назвали стиль Годованца "акустической живописью". Я знаю, почему одни так сказали. Дело в том, что Юрий Годованец – крупный специалист по живописи, культуролог. И, безусловно, это тоже отражается в его поэзии. Я уже упоминал "фиолетовую скрипку". А вот "Веретено светотени": "Тени / Тени света / Тени света яблони / Тени света яблони на ладони / Тени света яблони на ладони дня / Тени сета яблони на ладони / Тени света яблони / Тени света / Тени". Тени неожиданно появляются – и внезапно исчезают. Это и есть "живой импрессионизм", доступный каждому человеку в его цветущем саду.




© Александр Карпенко, 2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 2024.
Орфография и пунктуация авторские.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Поторак. Признаки жизни [Люблю смотреть на людей. Мне интересно, как они себя ведут, и очень нравится глядеть, как у них иногда светло переменяются лица...] Елена Сомова. Рассказы. [Настало время покинуть светлый зал с окнами под потолком, такими, что лишь небо можно было увидеть в эти окна. Везде по воздуху сновали смычки и арфы...] Александр Карпенко. Акустическая живопись Юрия Годованца (О книге Юрия Годованца "Сказимир") [Для меня Юрий Годованец – один из самых неожиданных, нестандартных, запоминающихся авторов. Творчеству Юрия трудно дать оценку. Его лирика – где-то посредине...] Андрей Баранов. Давным-давно держали мир киты [часы идут и непреодолим / их мерный бой – судьба неотвратима / велик и славен вечный город Рим / один удар – и нет на свете Рима...] Екатерина Селюнина. Круги [там, на склоне, проросший меж двух церквей, / распахнулся сад, и легка, как сон, / собирает анис с золотых ветвей / незнакомая женщина в голубом...] Ольга Вирязова. Напрасный заяц [захлопнется как не моя печаль / в которой всё на свете заключалось / и пауза качается как чай / и я мечтаю чтобы не кончалась] Макс Неволошин. Два эссе. [Реалистический художественный текст имеет, на мой взгляд, пять вариантов финала. Для себя я называю их: халтурный, банальный, открытый, неожиданный и...] Владимир Буев. Две рецензии [О романе Михаила Турбина "Выше ноги от земли" и книге Михаила Визеля "Создатель".] Денис Плескачёв. Взыскующее облако (О книге Макса Батурина "Гений офигений") [Образы, которые живописует Батурин, буквально вырываются со страниц книги и нагнетают давление в помещении до звона молекул воздуха...] Анастасия Фомичёва. Красота спасёт мир [Презентация книги Льва Наумова "Итальянские маршруты Андрея Тарковского" в Зверевском центре свободного искусства в рамках арт-проекта "Бегемот Внутри...] Дмитрий Шапенков. По озёрам Хокусая [Перезвоны льются, но не ломают / Звёзд привычный трассер из серебра, / Значит, по ту сторону – всё бывает, / А по эту сторону – всё игра...] Полина Михайлова. Стихотворения [Узелок из Калужской линии, / На запястье метро завязанный, / Мы-то думаем, мы – единое, / Но мы – время, мы – ссоры, мы – фразы...] Дмитрий Терентьев. Стихотворения [С песней о мире, с мыслью о славе / мы в проржавевшую землю бросали / наши слова, и они прорастали / стеблями стали...]
Словесность