Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ШКОЛЬНАЯ ТЕТРАДКА


 


      * * *

      Смуглая рыбка копчушка,
      Место твое на газете.
      Пусть пропитается маслом
      Все, что творится на свете.

      Может быть, пуля, помешкав,
      Не попадет в президента.
      Может быть, кончится ладом
      Международная вента.

      Или, тебя обоняя,
      Разогревая котлетку,
      Сдержит ретивое сердце
      Злобная наша соседка.

      _^_




      ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ

      О беспечальные подростки,
      Меня встречавшие гримаской!
      Я прохожу не без опаски
      Сквозь жесты их и папироски.
      А в коридоре пахнет краской,
      И на полу следы известки.

      Как тяготятся клетки связью!
      Их плоть подвижна и зерниста.
      Заляпан пол белесой грязью,
      Экран "камчаткою"освистан.
      Вот эти джинсы - из Небраски,
      Хотя на вид они неброски.

      Жужжит проектор. Замолчали.
      Что мне промолвить в назиданье?
      Про вековечные печали
      Дочерних клеток расставанья?
      Разрыв! ни склейкой, ни замазкой
      Не залатать - вот в чем загвоздка.
      .......................
      Бретер, фехтующий указкой.
      В зубах скелета - папироска.

      _^_




      * * *

      Угрюмо зданье, но оно
      Поименовано: "РУНО".

      Внутри, как вор, во весь опор
      Бежит потертый коридор.

      Суконный вкус на языке,
      Платок спрессованный в руке.

      Направо дверь, налево дверь.
      Остерегайся и не верь!

      Дабы непрошеный не влез,
      Сосна забыла слово "лес".

      Грядут прядильщицы тоски,
      В паркет вбивая каблуки.

      Их штамповали на станке.
      Суконный вкус на языке.

      _^_




      * * *

      Расскажи мне, мудрый школьник,
      Про Бермудский треугольник -
      Как-то там под звуки вальса
      Три кораблика сошлись.
      Скажет вам любой подросток -
      Треугольник очень жесток -
      Если ты туда попался,
      То смотри, не уколись.

      И углы они считали,
      И считалку бормотали
      Про волков и про капусту,
      Про капусту и про коз.
      Тот, кто выйдет серым волком,
      Исчезает втихомолку -
      Это тонкое искусство -
      Без трагедий и без слез.

      Это что же за Бермуды?
      Там в скорлупках изумруды?
      Значит, нам и карты в руки,
      И скорей отсюда прочь!
      Почемучка, сменим тему.
      Повтори-ка теорему,
      Чтобы магией науки
      Трем корабликам помочь.

      До чего разумны дети:
      Два в уме, один в ответе.
      Что для них светло и ясно,
      Для меня - кромешный мрак.
      От досады чуть не плачу:
      Окаянная задача -
      Все старания напрасны -
      Не решается никак.

      _^_




      O TEMPORA, O MORES!

      Стюард Стюарт,
      Еще не стар,
      С утра в трусах
      Мел тротуар,
      В то время, как его метресса,
      Едва оправившись от стресса
      И от избыточного веса,
      В тюки спрессовывала прессу,
      А их стервозный страусенок,
      Кренясь под бременем прогресса,
      Три сутры бормотал спросонок.

      _^_




      СИВИЛЛА

      Отрекалась, предавала,
      Клятвы ложные давала.
      Жить по правде призывала
      И чужих мужей брала.
      Разве что не воровала -
      Так ведь голода не знала.
      Разве что не убивала -
      Кровь холодная была.

      Мне трубить о правосудье?
      Стоп - в наперсницы к Гертруде.
      Смех! - в напарницы к Иуде
      (Просыпаться только лень.)
      Саломеи вижу груди.
      Вижу голову на блюде.
      Рот запекся. Встаньте, люди!
      Расскажу про судный день.

      _^_




      КОТУРНАЛИИ

      Вздыхала весталка:
      "Мне времени жалко.
      Я долго вестала
      И сильно устала.
      Я пару детишек бы, верно, сверстала.
      Но скверно на свете -
      Ни те и ни эти
      Невестой не льстятся -
      Без нас нерестятся.
      Пойти, что ль, сестра,
      На сестерций надраться?"

      _^_




      * * *

      Мы жили с ливнем, как соседи.
      Я довела его до слез.
      Умчался на велосипеде,
      Мелькая спицами колес.

      Мальчишка, все в войну играет.
      Он нападает с высоты
      И вдруг ножами осыпает
      Цветные легкие щиты.

      Но вот колени подломились.
      Как быстро кончилась игра.
      Что, утомились, ваша милость?
      И он мой пленник до утра.

      Покрой мой сад китайским лаком -
      Ведь мы старинные друзья.
      Ты тоже веришь зодиакам,
      Ты тоже бредишь Пастернаком,
      Такой же взбалмошный, как я.

      _^_




      * * *

      Ничто меня не удержало,
      Когда я вышла в сад ночной.
      Там ночь высокая стояла
      На иглах звезд передо мной.

      Был день в клочках междоусобья -
      Заплаты листьев, птичий свист -
      Но я глядела исподлобья,
      А ночь держалась на крови.

      И свиты звезд ей было мало,
      И сада, ставшего седым.
      Она бессмертье обещала
      Безродным атомам моим.
      А я стояла с нею вровень,
      Покинув теплое жилье,
      И понимала, что от крови
      Окрепнет царствие ее.

      И сад откатится лавиной,
      Когда обрушится вода,
      И мне соломинки единой
      Не бросит гордая звезда.

      Какая гулкая вставала
      Сердцебиенья тишина!
      Я ни себя не узнавала,
      Ни дома с садом, ни окна.

      _^_




      * * *

      Солнце гребнем в тростник, стаи птиц, островки.
      Здесь вода расплелась, стала дельтой реки.

      В прикасании моря, на послушной земле
      Я от чтенья очнулась шестнадцати лет,

      И завеса упала, травы были полны
      В восклицаниях птиц золотой тишины,

      И шелковицы вкус, он проснулся во мне,
      А до этого где-то дремал без корней,

      И тревожил в созвездиях вишен сады
      Прямо с детства запавший запах сонной воды.

      _^_




      * * *

      Ах, по полю минут
      Ходит маятник с серпом.
      А кузнечик жестяной,
      А кузнечик заводной
      Защитного цвета.
      Где ты,
      Лето?

      Дайте счастья на глоток,
      Дайте неба на пятак,
      Одну мякоть,
      Чтоб не плакать.
      Пой, моя радость,
      Не проси награды.

      Сердечко мое,
      Мы от горя убежим.
      С моего крылечка
      Вскочим на кузнечика,
      Дадим шпоры,
      Прямо в горы,
      Только нас и видели,
      Пока не обидели.

      _^_




      * * *

      Хочу я вернуться
      В подвальчик знакомый.
      Его мы забыли,
      А были - как дома.

      Там публика жаждой
      Бывала томима.
      Там плавали лица
      Меж кольцами дыма.

      Каре деревянных
      Тяжелых скамеек.
      Чем дальше уходишь,
      Тем тянет сильнее.

      Там рядом сидели
      Маньяк и апостол.
      Там было так тесно!
      Там было так просто!

      Там запахи моря
      И шапкою пена.
      Туда я вернуться
      Хочу непременно.

      И ты, моя радость,
      Чтоб рядом сидела,
      И кружку держала,
      И в душу глядела.

      И вновь говорила
      Прекрасные речи -
      И ложь изумрудна,
      И жар быстротечен.

      Чтоб снова со мной
      Оказались в соседстве
      Те лица и дым -
      Лицедейство и детство.

      _^_




      ДЕТСТВО

      Прокрадусь, пройду в тумане
      Самозванкой безбилетной
      В сад моих воспоминаний
      Давности двадцатилетней.

      Каждый угол пахнет детством,
      Мучит сладким ожиданьем.
      Трав счастливое соседство,
      Незаслуженность страданья.

      Я читала сто романов,
      Им же выгода прямая-
      Но играют в атаманов,
      А меня не принимают.

      Потащили на аркане,
      Заточили в старом склепе.
      Почвы влажное дыханье!
      Червяков великолепье!

      Детство, детство, ротозейство,
      Расцарапаны колени-
      Донкихотство и плебейство
      И готовность к удивленью.

      Под деревьями доныне,
      Боязливы, как олени,
      Затаились кружевные,
      Гуттаперчевые тени.

      _^_




      * * *

      Цвела акация.
      Гуляли дачники.
      На пляже девочки
      Кидали мячики.

      В мужья готовились
      Одни удачники.
      По кругу девочки
      Бросали мячики.

      А на дороге, что
      Уводит к просеке,
      Стояла женщина
      С двумя авоськами.

      Посланья страстные
      Строчили мальчики.
      Стояли девочки,
      Бросали мячики.

      Стояла женщина
      В глубокой праздности,
      И были разные
      В авоськах разности.

      Ботва свекольная,
      Листва салатная-
      Расправить силились
      Оборки смятые.

      Колено смуглое
      сметаной пачкая,
      Стояла женщина.
      Взлетали мячики.

      Под пленкой прятали
      Глаза суровые
      Цыплячьи головы
      Бледно-лиловые.

      _^_




      * * *

      Органа львиный рев и стоны.
      Зачем плешивый полубог,
      К клавиатуре наклоненный,
      На нас обрушил потолок?

      Журчанье и хитросплетенье
      Хрустальных струй, зеркальных вен
      Несут пещерное смятенье,
      Лаокоона смертный плен.

      Зачем в нас этот страх не умер
      И вещий слух на время дан,
      Когда грома своих раздумий
      В нас мечет грозный Иоганн?

      Но стихли праведные речи,
      И жизнь желаннее стократ.
      В антракте мы уже щебечем
      И покупаем шоколад.

      _^_




      * * *

      Я, верно, столетий на десять отстала -
      Но все же должна быть для павших Валгалла.

      На что им фанфары, на что им литавры,
      На что жестяные гремучие лавры?

      Зачем их улыбки, сомненья, заботы
      Приварены к старым эмалевым фото?

      Пускай их обнимут, введут и представят,
      Пускай им столы во все небо расставят,

      Весельем и звоном, и винами встретят,
      Чтоб не тосковали о женах и детях,

      Чтоб стало им домом застольное царство
      За все их терпенье, за все их мытарства.

      За мертвую хватку огня и металла
      Утешь, обогрей, обласкай их, Валгалла.

      Бунтует во мне справедливое детство-
      Валгаллу создать на народные средства.

      _^_




      * * *

      Себя разглядывая вчуже,
      Улыбки удержать не можем:
      Как было детство неуклюже-
      Все из углов, и юность тоже.

      На самом дне ютилась смелость,
      Был каждый шаг как в шахте добыт.
      Наивность нежную хотелось
      Снести в ломбард в обмен на опыт.

      И млело за семью замками
      Так много сладкой чертовщины...
      Смеялась жизнь над простаками,
      Тараща наглые витрины.

      Одни убытки за плечами,
      Но с высоты нисходит милость.
      Мы слишком поздно получаем,
      Что нам когда-то посулилось.

      Мы слишком поздно получаем,
      Что нам, бесспорно, причиталось,
      И неумело расточаем,
      К себе испытывая жалость.

      На что нам козырные карты
      И хряпа сладкая в корыте?
      Эй вы, хапуги из ломбарда,
      Обратно молодость верните!

      _^_




      * * *

      Издалека хочу туда вернуться,
      Где чайники сиренами поют,
      Где время по эмалевому блюдцу
      Все цокает копытцами минут.

      Где нету пустословья и расспросов
      И где с вещами я накоротке,
      И газовый цветок простоволосый
      Ручным тигренком ластится к руке.

      _^_



© Татьяна Житлина, 2021.
© Сетевая Словесность, публикация, 2021.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Роман Смирнов: Теория невероятности. Поэзия неземных координат [Об одном стихотворении Елены Севрюгиной.] Татьяна Горохова: О мире литератора и скорости света - Интервью с Дмитрием Цесельчуком [Дмитрий Юрьевич Цесельчук - поэт, переводчик, председатель Союза литераторов России, главный редактор альманаха "Словесность".] Виктория Беркович: Бочка дёгтя в ложке мёда [в предчувствии глубинных перемен / какой-то бес рождается во мне / и ходит-бродит в тёмных закоулках / моей неупокоенной души] Алексей Борычев: Играя в бессмысленность [Захожу в позабытую сном сторожку, / Тихо дверь открываю в ней. Осторожно / Зажигаю в киоте огонь лампады, / Понимая, что большего и не надо...] Никита Николаенко: Случай у пруда [Чего только не увидишь на городских прудах в Москве в погожие денечки...] Виктория Кольцевая: Родовые черты [Косточка, весточка, быль-небылица. / Сядем рядком у стены. / Что же над нами бойница, / бойница, / мы не хотели войны.] Сергей Штерн: Ingratitude collection [Слепой, я видел больше, / чем ее прежние / мальчики / и московские клиенты...] Дмитрий Галь: Стихотворения [...Бери-ка снова старую тетрадь / И слушай голос бренный, одинокий, - / Я так и не умею понимать / Из сора возникающие строки...]
Читайте также: Татьяна Житлина (1952-1999): Школьная тетрадка | Ростислав Клубков: Приживальщик. К образу помещика Максимова из романа "Братья Карамазовы" | Артём Козлов: Стансы на краю земли | Евгений Орлов: Четыре стены | Катерина Ремина: Каждому, кто - без дна | Айдар Сахибзадинов: Казанская рапсодия | Алексей Сомов: "Грубей и небесней". Стенограмма презентации | Юрий Тубольцев: Абсурдософские рассказы | Ксения Август: До столкновенья | Николай Архангельский: Стихотворения | Стихи Николая Архангельского рецензируют Надя Делаланд, Ирина Кадочникова, Александр Григорьев, Алексей Колесниченко | Татьяна Горохова: С болью о человеке. Встреча с Борисом Шапиро | Михаил Ковсан: Колобок - Жил и Был | Николай Милешкин: "Толпой неграмотных с иллюзией высшего образования даже легче управлять, чем просто неграмотной толпой" | Алёна Овсянникова: Хочется хэппи-энда
Словесность