Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


     
П
О
И
С
К

Словесность



ДО КАТМАНДУ


 


      * * *

      Всё выходит из строя:
      планы, работа, клавиатура,
      яму ближнему роя
      как бы литература...

      Все причинные связи –
      вышивка следствий.
      Патриоты в уазик
      как в копилку полезли.

      По зигзагу удачи
      переломлены змеи.
      Кожу стащит – растащат
      на ремни портупеи.

      Что ж ты вышел из строя?
      Пальцами тычут, сверлят.
      Важно ли – лежа, стоя -
      как вычисляют зверя?

      Всё из строя выходит.
      Все остались в колонне.
      Ухо выставил хоббит:
      "Кони, кажется, кони"

      _^_




      * * *

      Когда от бытности стону
      Я вспоминаю мило
      Мой друг объездил всю страну
      И облетел полмира

      Он мне рассказывал о тех
      Кто всем со мною схожи
      Чем пробирал меня на смех
      Нервически-гогожий

      Он о красотах говорил
      Сочувственно и хитро
      И зная что такое мир
      Мне наливал мохито

      Заканчивалось всё одним
      Стряхнув табачный пепел
      Я слал его до Катманды
      Где он ни разу не был

      _^_




      * * *

      Эту реку переходят вМРОТ.
      (Одолжи источник невозврата)
      На обед корячий бутерброд.
      Ноу бед – вчера легла заплата.

      В доску сорок третий километр.
      От завода едешь храпуново.
      Контролёр включает шагомер.
      Завтра он его зашкалит снова.

      Через три платформа с буквой Э.
      Выходи до полного названья,
      и беги, с Апдайком в голове,
      увлечённый фактом опозданья...

      _^_




      * * *

      Тоска рифмуется – доска,
      а гвоздь равняется – верёвка.
      Жизнь открывается с носка.
      Смерть пахнет фантиком "Коровка".
      И дай-то бог, и дай-то бог
      не вымерять и обрываться...
      "Мы спичек взяли коробок?"
      "Берём цветы?"
      " Вон те, за двадцать"

      _^_




      * * *

      Зима, среда, замерзли ушки на.
      Фонарь не любит люмен ваттный.
      Стою на повороте Пушкино.
      Автобус жду 39.

      Красиво, сказочно, нечищенно.
      Канун отставил разговоры,
      которые давали пищу нам,
      которыми отравят споры.

      И вспомнится, конечно, вспомнится
      и то, и это, под куранты,
      но девочки, какие умницы,
      и мальчики, одни таланты...

      Надеешься на чудо, вроде как.
      Становишься на правду старше.
      Вот он мигает поворотником,
      и в этот раз не опоздавший.

      _^_




      * * *

      Субботней ночью снился дождь,
      обильный, громкий, грозный.
      О том, как шла по стёклам дрожь,
      о том, что пали розы
      в саду бубенной головой,
      так ясно это снилось.
      Ходил по дому домовой,
      найти свой угол силясь.
      Легко дышалось до утра,
      а утром в наше графство
      зашла безродная жара,
      и заняла пространство.

      _^_




      * * *

      Зима лежала голою спиною.
      Вода стояла полная собою.
      Плевок летел как будто из железа,
      тотчас лишаясь своего же веса.

      Апчхи, апрель – последние слова ли?
      Туда-сюда глаголы зла сновали.
      Беда бродила около околиц.
      Грачи читали падающий голос.

      В избе сидела баба в чёрной шапке,
      ножи точила и кричала: "Данке!"
      Сундук, плащи бардовые хранящий,
      берёг дубовый дух немецкой чащи.

      Текла в стаканы водка сторублёва.
      Смотрел товарищ в сторону Тамбова.
      Земля хотела толще покрывало
      и накрывала, то есть накрывало.

      _^_




      МИТЯЮ

      Так бывает, но так не бывает...
      В 34 года на пожаре погибает друг.
      Угорел, говорят, дотянув до ванной.
      Третья группа пожарных нашла труп.

      Друга звали Митяем, Димой. Хороший парень.
      Вспоминаю, как иногда он спрашивал:
      "Я дыхну, посмотри, от меня не пахнет?"
      "Да, нормально, Митяй, ничего страшного"

      Страшно, страшно, оказалось, страшно...
      Извините, дух выбивает ритм.
      Он всегда мне казался немного старше.
      Как жизнь, Митяй? Всё путём, горим...

      Были похороны с закрытым гробом.

      Хотя, почему? Лезет мысль на мысль.
      Мы пойдём за ним, как за этим годом,
      как за этим родом, кто вниз, кто ввысь...

      28 декабря 2020

      _^_



© Роман Смирнов, 2022-2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 2022-2024.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов. Жена [Мы прожили вместе 26 лет при разнице в возрасте 23 года. Было тяжело отвыкать. Я был убит горем. Ничего подобного не ожидал. Я верил ей, она была всегда...] Владимир Алейников. Пуговица [Воспоминания о Михаиле Шемякине. / ... тогда, много лет назад, в коммунальной шемякинской комнате, я смотрел на Мишу внимательно – и понимал...] Татьяна Горохова. "Один язык останется со мною..." ["Я – человек, зачарованный языком" – так однажды сказал о себе поэт, прозаик и переводчик, ученый-лингвист, доктор философии, преподаватель, человек пишущий...] Андрей Высокосов. Любимая женщина механика Гаврилы Принципа [я был когда-то пионер-герой / но умер в прошлой жизни навсегда / портрет мой кое-где у нас порой / ещё висит я там как фарада...] Елена Севрюгина. На совсем другой стороне реки [где-то там на совсем другой стороне реки / в глубине холодной чужой планеты / ходят всеми забытые лодки и моряки / управляют ветрами бросают на...] Джон Бердетт. Поехавший на Восток. [Теперь даже мои враги говорят, что я более таец, чем сами тайцы, и, если в среднем возрасте я страдаю от отвращения к себе... – что ж, у меня все еще...] Вячеслав Харченко. Ни о чём и обо всём [В детстве папа наказывал, ставя в угол. Угол был страшный, угол был в кладовке, там не было окна, но был диван. В углу можно было поспать на диване, поэтому...] Владимир Спектор. Четыре рецензии [О пьесе Леонида Подольского "Четырехугольник" и книгах стихотворений Валентина Нервина, Светланы Паниной и Елены Чёрной.] Анастасия Фомичёва. Будем знакомы! [Вечер, организованный арт-проектом "Бегемот Внутри" и посвященный творчеству поэта Ильи Бокштейна (1937-1999), прошел в Культурном центре академика Д...] Светлана Максимова. Между дыханьем ребёнка и Бога... [Не отзывайся... Смейся... Безответствуй... / Мне всё равно, как это отзовётся... / Ведь я люблю таким глубинным детством, / Какими были на Руси...] Анна Аликевич. Тайный сад [Порой я думаю ты где все так же как всегда / Здесь время медленно идет цветенье холода / То время кислого вина то горечи хлебов / И Ариадна и луна...]
Словесность