Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


     
П
О
И
С
К

Словесность




ХОЗЯИН  СТРАНЫ  ОКИНАВЫ


- Здравствуйте, здравствуйте, достопочтенные дамы и господа! Пейте шампанское, его хватит на всех... На сей раз вы, конечно же, догадались, что никаких фокусов ждать не придется! Что вас ожидает самое что ни на есть захватывающее реалити-шоу! Поприветстсвуем! Поприветствуем!...

Поклоны, повороты, расшаркивания на краю огромной зеркальной чаши.

- На сей раз, дамы и господа, по случаю новогоднего праздника Свиньи, Козла и Клопа, вам предстоит увидеть нечто действительно выходящее из ряда вон!

(Как бы щурясь от света прожекторов и уворачиваясь от чернокожих лакеев, ловко оберегая белоснежный смокинг).

- В центре нашей замечательной чаши сейчас произойдет настоящий, а не какой-нибудь там (презрительно) шахматный поединок компьютера с человеком. Мы все знаем эту отважную женщину, госпожу Тертель, которая уже неоднократно брала призы на наших соревнованиях - мясорубки, хлеборезки, стиральные барабаны... Госпожа Тертель, встаньте! Пусть вас увидят все!

Полноватая госпожа Тертель, расположенная на дне гигантской сверкающей воронки, встала и церемонно раскланялась под вой живой и телевизионной публики.

- Итак, госпожа Тертель, своим феноменальным математическим счетом, своей быстротой реакции вы опередили всех прочих кандидатов и готовы рискнуть. На кону - микроволновая печь и секретный бонус. Вы готовы сразиться с этим чудовищем, этим исполином технической мысли?

Конечно, у госпожы Тертель и в мыслях не было отказаться.

- Тогда за дело! Мы начинаем! Условия вам известны. Задается вопрос, и вы должны ответить, опередив компьютер. В случае проигрыша вас сожрут эти миллионы, мириады голодных пираний, среди которых столь грациозно выплясывают наши славные аквалангисты. Приступим?

Слабый писк со дна кратера означает согласие госпожи Тертель.

- Тогда первый вопрос! Скорость в бодах!

Немедленный ответ госпожи Тертель, многократно усиленный динамиками. Над кратером кружит огнетушительный полицейский вертолет с телерепортером.

Госпожа Тертель:

- Скорость в бодах всегда меньше или равна скорости передачи данных!

Под рев стадиона:

- И вы уже выиграли бонус! Второй вопрос:

- Толщина покрытия при декоративном хромировании!

Ответ готов сорваться с языка госпожи Тертель, но ее опережает рокотание чаши:

- При декоративном хромировании толщина покрытия, как правило, не должна превышать 0,0003-0,0005 мм.

Вопли отчаяния.

- Ай-ай-ай, госпожа Тертель! Секундная задержка - и вот уже искусственный разум отыгрывает у вас очко! Вы видите, вы замечаете этих рыбок, снующих под дном бассейна?

О да, она замечает.

Вопрос третий, повисает мертвая тишина:

- Догонит ли Ахилл черепаху в родовых схватках?

- Никогда! - пронзительно кричит госпожа Тертель. Дно чаши разверзается, аквалангисты расступаются, и телекамеры усердно снимают, как госпожу Тертель, в двух футах находившуюся от микроволновки, разрывают на мелкие мясные фрагменты.

- Да!! - гремело с эстрады. - Вопрос был поставлен умышленно некорректно. У кого из них родовые схватки - у Ахилла или у черепахи? С сожалением должен зафиксировать скоропостижный проигрыш госпожи Тертель. Но теперь внимание, дамы и господа, удесятиренное внимание! Потребуется все ваше мужество! Потому что... (свет медленно меркнет, но не совсем)... через секунду... мы состоимся свидетелями поединка мистера Тортеля с самим Хозяином страны Окинавы! Где мы имеем удовольствие находиться, хотя справедливости ради отмечу, что это все-таки остров. Вы готовы? Вы вполне готовы соприкоснуться с первобытным ужасом глубин?

Визг и вой. Готовы решительно все.

- Отлично. Я вижу, что наша аудитория не робкого десятка. Господин Тортель, вы уже на месте? Мы все хорошо помним, как господин Тортель в последнем сражении выиграл роллс-ройс! Поаплодируем герою! Это современный Персей! Нет, это вернувшийся из глубины веков Орфей, Минотавр и Эвридика в одной ипостаси!

Створки чаши уже сомкнулись, и господин Тортель неуверенно топчется в световых лучах, глуповато помахивая брелоком с ключами.

- Господин Тортель, я предельно серьезен. Смолкните, барабаны! Угомонитесь, трубы и флейты! Мертвая тишина. Господин Тортель, вам предстоит найти Хозяина страны Окинава. И не только найти, но и одолеть его в смертельном бою. Готовы ли вы к этому? На кону - ваш четвертый роллс-ройс. Предупреждаю вас, что это злобное и кровожадное чудовище.

Господин Тортель скромно опирается на обоюдоострый меч.

- Тогда, почтенная аудитория, я позволяю напомнить себе, что в этой чаше - миллиарды микроскопических зеркальных пластин. Она будто создана из блестков, что хорошо видно благодаря работе нашего оператора. Хозяин Страны Окинава скрывается за одной из этих ячеек. Ваша задача обнаружить его и поразить. Забудьте о королевском дворце Сюридзё. Выкиньте из головы коралловые рифы. У вас есть ровно пятнадцать минут. Вы готовы!

- Готов! - проревело из глубины компьютерной чаши.

- Тогда вперед! - вскричал распорядитель. - Найдите монстра и уничтожьте его! Докажите этой железяке, что первобытное охотничье чутье посрамит старания мирового технического гения!

Оркестр взгремел, и господин Тортель ринулся вкруг чаши, так и нарезая круги. Он наносил удары направо и налево, не щадя нежной электроники и не задерживаясь взглянуть на результат. Десять минут истекли подобно единому мигу, и господин Тортель сел, отшвырнув бесполезный меч. Вокруг него зияли электронные дыры.

- Вы не нашли, - мягко обратился к нему распорядитель. - А я ведь давал вам подсказку. Я дал ее, когда позволил себе упомянуть микроскопические зеркальные пластины. Зеркальные! Вглядитесь, недолговечный господин Тортель в ту, что находится прямо у вас под ногами и на которую вы теперь роняете бессмысленные крокодиловы слезы. Что вы там видите? Кого вы там видите? Зачем вы вообще носились по чаше?

Слезы застилали Тортелю глаза. Но он все же всмотрелся и увидел собственное обезображенное лицо.

Пластина хрустальным звоном звякнула и лопнула. Хозяин страны Окинавы потянулся в господину Тортелю, вцепился щупальцами в его щеки и выпил глаза.



январь 2007




© Алексей Смирнов, 2007-2024.
© Сетевая Словесность, 2008-2024.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Поторак. Признаки жизни [Люблю смотреть на людей. Мне интересно, как они себя ведут, и очень нравится глядеть, как у них иногда светло переменяются лица...] Елена Сомова. Рассказы. [Настало время покинуть светлый зал с окнами под потолком, такими, что лишь небо можно было увидеть в эти окна. Везде по воздуху сновали смычки и арфы...] Александр Карпенко. Акустическая живопись Юрия Годованца (О книге Юрия Годованца "Сказимир") [Для меня Юрий Годованец – один из самых неожиданных, нестандартных, запоминающихся авторов. Творчеству Юрия трудно дать оценку. Его лирика – где-то посредине...] Андрей Баранов. Давным-давно держали мир киты [часы идут и непреодолим / их мерный бой – судьба неотвратима / велик и славен вечный город Рим / один удар – и нет на свете Рима...] Екатерина Селюнина. Круги [там, на склоне, проросший меж двух церквей, / распахнулся сад, и легка, как сон, / собирает анис с золотых ветвей / незнакомая женщина в голубом...] Ольга Вирязова. Напрасный заяц [захлопнется как не моя печаль / в которой всё на свете заключалось / и пауза качается как чай / и я мечтаю чтобы не кончалась] Макс Неволошин. Два эссе. [Реалистический художественный текст имеет, на мой взгляд, пять вариантов финала. Для себя я называю их: халтурный, банальный, открытый, неожиданный и...] Владимир Буев. Две рецензии [О романе Михаила Турбина "Выше ноги от земли" и книге Михаила Визеля "Создатель".] Денис Плескачёв. Взыскующее облако (О книге Макса Батурина "Гений офигений") [Образы, которые живописует Батурин, буквально вырываются со страниц книги и нагнетают давление в помещении до звона молекул воздуха...] Анастасия Фомичёва. Красота спасёт мир [Презентация книги Льва Наумова "Итальянские маршруты Андрея Тарковского" в Зверевском центре свободного искусства в рамках арт-проекта "Бегемот Внутри...] Дмитрий Шапенков. По озёрам Хокусая [Перезвоны льются, но не ломают / Звёзд привычный трассер из серебра, / Значит, по ту сторону – всё бывает, / А по эту сторону – всё игра...] Полина Михайлова. Стихотворения [Узелок из Калужской линии, / На запястье метро завязанный, / Мы-то думаем, мы – единое, / Но мы – время, мы – ссоры, мы – фразы...] Дмитрий Терентьев. Стихотворения [С песней о мире, с мыслью о славе / мы в проржавевшую землю бросали / наши слова, и они прорастали / стеблями стали...]
Словесность