Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ЧЕРНЫЙ  КОТ  И  ЦЫГАНКА


Ехал прошлой осенью по поселку, спешил на электричку. Крупный желтый мастиф у обочины рвал черную тряпку. Мотал головой от усердия. Я подъехал - в зубах у него был черный кот! Кажется, знакомый - цыганский, он один тут на улице такой. Я выскочил из машины, закричал, замахнулся кулаком... Под рукой и в машине орудия не было. Мордатый, с жирными морщинами на лбу, довольный добычей, убивец смотрел на меня тупо.

Кот, свесившись, тихо плакал, просил о помощи. Грудь его была сжата, звука он издать не мог; только жалобно раскрывал рот.

Я запрыгнул в машину, завел и ринул ее на кобеля. Пес легко отскочил и пошел себе, довольный, вниз - под обочину, не отпуская жертву.

Бросил, когда перестало биться сердце, - стало уже не интересно. И побрел в сторону дорогих дач, сытый, лощенный.

Возвращался я ночью. Остановился у злосчастного места, вышел из машины. Светила луна. Я сошел с обочины. И вот он, черный кот (не приснилось) - он так и застыл, повернув мордочку к боку, - туда, где очень больно, остекленевший глаз отражал осеннее небо...

Сидя на корточках, я искурил сигарету. Сомкнул ему веки.

Надо сообщить хозяевам. Может, ищут.



На другой день ехал той же дорогой. Две цыганки шли к станции с баулами. Я часто догонял их на этом участке, они возили что-то в Москву. Поравнявшись, остановил машину, опустил стекло. Сказал не так, как говорят с местными - напрямую. А во избежание фамильярностей - отстраненно:

- Простите, не ваш кот там у дороги лежит?

Цыганка запела. Словно на рынке: "У меня, знаете какой дома кот? С красным бантиком! С золотым колокольчиком на шее!.."

Она еще что-то пела.

Стало понятно, труп они видели; тем более тут днями носятся цыганята.

Я дал газу.

Кот цыганский. Но сердечко у него - кошачье, наше.

Не забыть бы завтра бросить в машину саперную лопату.

2016 г




© Айдар Сахибзадинов, 2016-2022.
© Сетевая Словесность, публикация, 2018-2022.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: Портрет художника ["Красный", "белый", "зеленый" - кто может объяснить, что означают эти слова? Почему именно это слово, а не какое-нибудь другое сообщает о свойствах конкретного...] Виктория Кольцевая: И сквозная жизнь (О книге Александры Герасимовой "Метрика") [Из аннотации, информирующей, что в "Метрику" вошли стихи, написанные за последние три года, можно предположить: автор соответствует себе нынешнему. И...] Андрей Крюков: В краю суровых зим [Но зато у нас последние изгои / Не изглоданы кострами инквизиций, / Нам гоняться ли за призраками Гойи? / Обойдёмся мы без вашей заграницы...] Андрей Баранов: Последняя строка [Бывают в жизни события, которые радикально меняют привычный уклад, и после них жизнь уже не может течь так, как она текла раньше. Часто такие события...] Максим Жуков, Светлана Чернышова: Кстати, о качестве (О книге стихов Александра Вулыха "Люди в переплёте") [Вулыха знают. Вулыха уважают. Вулыха любят. Вулыха ненавидят. / Он один из самых известных московских поэтов современности. И один из главных.] Вера Зубарева: Реквием по снегу [Ты на краю... И смотрят ввысь / В ожидании будущего дети в матросках. / Но будущего нет. И мелькает мысль: / "Нет - и не надо". А потом - воздух...]
Словесность