Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


   
П
О
И
С
К

Словесность



ИОНА


      1

                Б-г
      Иди, пророк мой Иона,
      в Ниневию, ей скажи:
      "Мера греха превышена,
      милосердия рубежи
      пройдены. Силы гнева
      ждут не дождутся знака,
      чтобы всей серой с неба!

      А не хуже было Содому,
      Гоморре в их злые дни –
      Ниневия вся готова
      к пламени, ангел мщенья
      держит свой меч подъятым,
      одна ещё есть надежда –
      что мой пророк Иона
      успеет сердца исправить!"

      2

      Идёт Господь,
      идёт карать,
      и кровь и плоть
      идёт снедать.

      Ниневии
      в огне сгореть,
      во гневе и
      всей силе смерть!

      3

      Далее следует перечисление кар –
      весь разнообразный египетский список,
      да ещё с многочисленными дополнениями,
      так чтоб стало совсем уже стыдно за Б-га,
      придумавшего такое.

      4

      И мор и глад
      придут с Тобой!
      И зверь и гад –
      рвать род людской!

      И город, и
      его народ –
      пади, пади
      в наставший год!

      5

                Иона
      Не пойду я к людям, чего скажу им?
      Тот же всё бред – жвачка греха и кары,
      да не та эпоха, давно забыли,
      кто тут Всевышний.

      Я и сам не верю в такие шашни
      с небом. Кто вещает мне, сумасшедший,
      о земле не нашей, где этот город,
      мне неизвестный?

      За дела чужие я не ответчик,
      собственных грехов мне того, по горло!
      Находи другого, кто, плут, задаром
      станет пророчить.

      Ну а я уеду, делам торговым
      я предамся, бедный, никто не вспомнит,
      встретив меня: был молодой Иона
      Божьим пророком.

      Покраснею мордой, раздамся телом,
      станет голос грубым, душа довольной.
      Вместо слов, какими терзал я небо, –
      римские цифры.

      6

      А сказать-то по правде:

      Пусть сгинет Ниневия, много
      наделала, сука, чего!
      Забыла, паскуда, про Б-га,
      про всё милосердье его...

      Вошла в инославный обычай,
      поставила храмы свои,
      где боги труда и добычи,
      где боги войны и любви.

      Богата, и ценит красивых,
      и щедростью бурной смогла
      зазвать мудрецов молчаливых,
      и всяких святых привлекла.

      Купила бы даже пророков,
      да только они не нужны
      ни для исчисления сроков,
      ни для покаянья страны.

      7

      Пророк приходит на берег моря,
      ищет корабль себе подходящий –
      простую рыбачью шхуну.
      Да хоть куда угодно,
      лишь бы уплыть отсюда,
      Б-г пусть ищет другого
      поверенного – смелее,
      наглее, пусть тот считает
      праведников в Ниневии:
      хватит ли для пощады,
      для милосердья Божьего.

      Пророк же считает монеты:
      хватит ли нищей меди
      увильнуть от великой доли.
      Знал бы – копил на чёрный
      день себе мзду. Но на море
      праведников, при вервии,
      уважают, везут задаром.
      Так простодушное благочестие
      спасает Твоего пророка.

      8

      И поплыли. В море синем
      хорошо и далеко.
      Жребий если мы и вынем –
      утопить его легко.

      Б-г еврейский – бог пустыни,
      бесконечного песка,
      мы ж иною бездной двинем.
      А не сгинули пока.

      ***

                Иона
      Не увидит, не заметит
      и подручников себе
      новых там Господь отметит –
      за просторами зыбей.

      Я ж никто, я в этом мире
      позаброшен, позабыт,
      и любого взгляда шире
      море – Б-г не уследит.

      9

      Зря дума-ешь,
      что не сыскать, –
      пророка плешь
      давай сверкать!

      Наводит взор
      сквозь груды туч –
      как бы в упор
      на темя луч!

      10

      И гневается Б-г, и море
      вскипает, мечется, темнеет,
      и на смешавшемся просторе
      кораблик скрыться не умеет.

      Что ж, смерть так смерть! И, разбирая
      нас ещё меньше, чем на суше, –
      неправых, правых, – власть благая
      великий гнев до дна обрушит.

      11

      Он спит. Ему такое что-то снится
      спокойное... А внешний скрежет, грохот –
      зачем они? – Он спит, как будто долг
      его исполнен.
                Но кого Господь
      не в силах пробудить, так растолкают
      свои же.
                И он сразу понимает,
      зачем вся эта буря. Хуже то,
      что моряки ведь тоже понимают.

      12
      Добрые люди,
      бесхитростные моряки
      знают верные способы
      плыть и не утонуть,
      рыбачить и не пойти на дно.

      Добрые люди,
      бесхитростные моряки
      все, как один, найдут
      погибель себе в пучине,
      но не сегодня день им!

      13

      Добрые люди выкидывают Иону за борт.

                Хор
      За руки взять,
      за ноги взять –
      и ну качать,
      и ну бросать.

      Пущай плывёт,
      где ветр ревёт,
      дощечка – плот
      и парус – вот!

      14

                Иона
      Я выброшен в море, недолго мне плыть,
      но хватит – пророчества напрочь забыть
      и честною тяжестью кануть на дно,
      лежать камень камнем, не как суждено.

      Не худшая участь – вот так умереть:
      к позорной планиде своей не успеть,
      как не было вовсе Ионы, – а ей,
      Ниневии, так даже проще, честней.

      15

      Ходит по морю живому,
      своему родному дому,
      чудо-юдо рыба-кит,
      до неба фонтан кипит.

      Ходит рыба, нас глотает,
      устали себе не знает
      плавать – сущий Божий страх
      на семи больших водах.

      ***

      Ты попал киту во чрево,
      смотришь вправо, смотришь влево:
      тьма вокруг, всё та же тьма,
      как в ней не сойти с ума!

      Время тянется – три дня,
      время тянется, кляня
      затемненье, промедленье,
      по волнам своё движенье.

      ***

      В нужный час нас изблевали,
      в нужном месте воли дали.
      Был во тьме, так вон пойди;
      знамо дело, впереди

      новое Господне лето,
      буйство красок, пропасть света.
      Пляшут люди, только ждут,
      что им правду донесут.

      16

      Он видит берег. А уже не важно
      какой. Но даже малых нет сомнений:
      в Ниневии он не был никогда,
      так вот она.
                И всё, что говорит,
      отхаркиваясь, всяко лыко в строку.

      17

                Иона
      Господи, дай промолчать,
      уста мне замкни,
      чтобы Твоя печать –
      да на все мои дни.

      А подначивает чего,
      так это, вестимо, Враг! –
      Ради потехи Его
      я пророчу, убог и наг.

      18

      Но начинает получаться,
      как будто правда в жалком слове!
      И значит, можно не стесняться
      всей откровенности – уловим

      толпу, и пусть влекут тенёта
      её от смерти к лучшей доле.

      А Б-г спасает только Лота,
      Б-г ставит столб чистейшей соли.

      19

                Хор

      СТРОФА
      Попостились – отпустило,
      что ж такое с нами было,
      подступало? – Явный знак,
      а теперь понять – никак.

      Страх? А больше нет и страха
      в судорожной горсти праха...
      Верная была стезя,
      да теперь по ней нельзя.

      АНТИСТРОФА
      Как-то дальше жить мы будем?
      Задолжали добрым людям,
      понапутали узлов,
      понаделали делов,

      думали, что нет на свете
      дальше сроков: в этом лете
      рассчитается сполна
      полной гибелью страна.

      20

      Б-г не пришёл
      казнить, карать!
      Был грех тяжол,
      а стал под стать

      пустым словам –
      пророчеству!
      Простилось нам,
      как наяву.

      21

      Пророки не желают пророчить,
      города не хотят быть спасёнными,
      но Б-г принуждает!

      ***

      Дай Ты нам жить собственною судьбою –
      как заслужили, сгинуть,
      не мучай больше
      долготерпением своим, Господи!

      ***

      Нужны для каких-то Его
      дальнозорких планов.
      И некуда деться, нельзя погибнуть.

      22

      Иона видит – по его словам
      случилось всё. Так вот какая власть
      ему дана. И не предполагал...
      Саму сбить с толку, с глузду справедливость.

      23

                Иона
      А другие-то пророки
      судят строго, знают сроки;
      как начнут, так – мать моя! –
      нет ни сладу, ни житья:

      сходят ангелы Господни,
      зрятся виды Преисподней,
      был Содом – и нет его,
      место пусто. Для того

      ль я пророчил, разнесчастный,
      над их гибелью невластный,
      чтоб от Божьего суда
      увильнули навсегда?

      24

      И как бы оправдываясь:

                Б-г
      Жалко, жалко, пророк Иона,
      жалко мне правых и неправых,
      на милосердие нет закона!
      Какое дело мне до твоей славы?

      И дерево жалко, когда засохло,
      и камень жалко, когда разрушен,
      а грешника пожалеть чем плохо?
      Только мой пророк неистов и простодушен.



© Дмитрий Аникин, 2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 2024.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Елена Мудрова (1967-2024). Люди остаются на местах [Было ли это – дерево ветка к ветке, / Утро, в саду звенящее – птица к птице? / Тело уставшее... Ставшее слишком редким / Желание хоть куда-нибудь...] Эмилия Песочина. Под сиреневым фонарём [Какая всё же ломкая штука наша жизнь! А мы всё равно живём и даже бываем счастливы... Может, ангелы-хранители отправляют на землю облака, и они превращаются...] Алексей Смирнов. Два рассказа. [Все еще серьезнее! Второго пришествия не хотите? А оно непременно произойдет! И тогда уже не я, не кто-нибудь, а известно, кто спросит вас – лично Господь...] Любовь Берёзкина. Командировка на Землю [Игорь Муханов - поэт, прозаик, собиратель волжского, бурятского и алтайского фольклора.] Александра Сандомирская. По осеннему легкому льду [Дует ветер, колеблется пламя свечи, / и дрожит, на пределе, света слабая нить. / Чуть еще – и порвется. Так много причин, / чтобы не говорить.] Людмила и Александр Белаш. Поговорим о ней. [Дрянь дело, настоящее cold case, – молвил сержант, поправив форменную шляпу. – Труп сбежал, хуже не выдумаешь. Смерть без покойника – как свадьба без...] Аркадий Паранский. Кубинский ром [...Когда городские дома закончились, мы переехали по навесному мосту сильно обмелевшую реку и выехали на трассу, ведущую к месту моего назначения – маленькому...] Никита Николаенко. Дорога вдоль поля [Сколько таких грунтовых дорог на Руси! Хоть вдоль поля, хоть поперек. Полно! Выбирай любую и шагай по ней в свое удовольствие...] Яков Каунатор. Сегодня вновь растрачено души... (Ольга Берггольц) [О жизни, времени и поэзии Ольги Берггольц.] Дмитрий Аникин. Иона [Не пойду я к людям, чего скажу им? / Тот же всё бред – жвачка греха и кары, / да не та эпоха, давно забыли, / кто тут Всевышний...]
Словесность