Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


   
П
О
И
С
К

Словесность




БУДЕМ ЗНАКОМЫ!



Один из организаторов вечера, композитор и музыковед Антон Ровнер представляет изданные книги Ильи Бокштейна
Фотография Николая Милешкина

Находясь под впечатлением вечера, состоявшегося в библиотеке № 73 (Культурном центре академика Д.С. Лихачева), организованного арт-проектом "Бегемот Внутри" и посвященного творчеству поэта, который является пока малоизвестным, но лишь вследствие отсутствия у нас любознательности и просвещенности, – Ильи Бокштейна (1937-1999), невольно задумалась: "Каким было его любимое время года?" Этот вопрос как будто навевается самой природой, родительницей и ангелом-хранителем всех поэтов. Вглядываясь в монументальное лицо поэта, будто слышишь музыку – музыку леса, или ощущаешь простор неба, и обязательно – даже не слышишь, но чувствуешь – силу морского прибоя, видишь как наяву – ветер может облететь стороной, отвлекшись от своих удальских порывов.

Говоря о тех, кто затрагивает человеческие умы, переживания, духовные поиски, можно ли это делать в прошедшем времени? Прошедшее время "укалывает", как будто невзначай... Но в тонком сплетении линий судьбы и творчества поэта, оно меняет ювелирный их ритм, и что-то теряется, если мы говорим: "было", "был"... А ведь и правда! Если ты только что познакомился с творчеством поэта, разве уместно слово "был"? Ведь мы только познакомились... Будем знакомы!

Придя на вечер, посвященный творчеству Бокштейна, любой слушатель, без сомнения, с первых же минут почувствует, что здесь говорят о человеке мыслящем и нетривиальном. Рассуждая простым языком, иногда проще прийти к ответу на самые сложные вопросы. Чем же, на самый незатейливый, самый "невооруженный" (знаниями литературы, философии, советской эпохи) взгляд, интересен этот скромный по своему образу жизни, не стремящийся к славе, интеллигентный, неизменно задумчивый и одновременно открытый, смотрящий всё время как будто вдаль и вселяющий в слушателя ощущение неизведанного доселе пространства, – поэт Илья Вениаминович Бокштейн?

Определённо можно сказать: "Это человек-впечатление". Постепенно вживаясь в его творчество, в его жизнь, как будто ощущаешь образ дороги – не известно, какой именно, но длинной и верной. И каждый наверняка задумался о своей жизни, о тех, кто рядом. Ведь границы между людьми зыбки, и не могут быть с точностью измерены. Может быть, и об этом тихо, одним взглядом, говорит нам сейчас он сам? ...И нам это... нужно!..

Удивительным открытием вечера стала демонстрация оригиналов неопубликованных стихов и рисунков Ильи Бокштейна. И дело вовсе не в том, что мы имели радость соприкоснуться с рукописными, неизданными пока трудами, – стало понятно, что мы явились свидетелями собственной семиотической системы Бокштейна, являющейся частью не просто его поэтического творчества, но и трудов, несомненно имеющих значение для развития теории поэтического, поэтико-философского искусства. Глядя на эти уникальные произведения, невольно ощущаешь в себе знакомый всем огонёк энтузиаста и сразу ощущаешь подъем энергии, как будто внутри играет мелодия: "Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!", – потому что настоящий огонёк бывает только у тех, кто разделяет задор, исследовательский пыл, жажду "распознания", Да, и нам труды Бокштейна как будто близки и понятны, потому что и мы сами когда-то – давайте будем честными – мечтали создать собственную семиотическую систему и "чушь прекрасную несли", но, не давая себе труда прочувствовать это прекрасное и дать ему жизнь на бумаге, только сейчас понимаем, как можно интересно прожить годы жизни, в течение которых создаются фундаментальные исследовательские работы, берущие начало в жизни и среди таких же энтузиастов, которые верят в творчество.

Даже человек, который впервые узнал о поэте, не сможет не согласиться, что тот не просто наслаждался даром, данным Богом, – видеть прекрасное, ощущать вдохновение, энергию человека как части природы и общества, как сына природы, – но и творить как будто внутри неё, что является необходимым условием создания собственной семиотической системы, являющейся частью поэтического познания мира. И это делает вклад Ильи Бокштейна в теорию поэтического искусства, несомненно уникальным и ... завораживающим. А какая оценка может быть выше, чем понимание и восторг читателей – и почитателей – творчества поэта?




© Анастасия Фомичёва, 2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 2024.
Орфография и пунктуация авторские.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов. Жена [Мы прожили вместе 26 лет при разнице в возрасте 23 года. Было тяжело отвыкать. Я был убит горем. Ничего подобного не ожидал. Я верил ей, она была всегда...] Владимир Алейников. Пуговица [Воспоминания о Михаиле Шемякине. / ... тогда, много лет назад, в коммунальной шемякинской комнате, я смотрел на Мишу внимательно – и понимал...] Татьяна Горохова. "Один язык останется со мною..." ["Я – человек, зачарованный языком" – так однажды сказал о себе поэт, прозаик и переводчик, ученый-лингвист, доктор философии, преподаватель, человек пишущий...] Андрей Высокосов. Любимая женщина механика Гаврилы Принципа [я был когда-то пионер-герой / но умер в прошлой жизни навсегда / портрет мой кое-где у нас порой / ещё висит я там как фарада...] Елена Севрюгина. На совсем другой стороне реки [где-то там на совсем другой стороне реки / в глубине холодной чужой планеты / ходят всеми забытые лодки и моряки / управляют ветрами бросают на...] Джон Бердетт. Поехавший на Восток. [Теперь даже мои враги говорят, что я более таец, чем сами тайцы, и, если в среднем возрасте я страдаю от отвращения к себе... – что ж, у меня все еще...] Вячеслав Харченко. Ни о чём и обо всём [В детстве папа наказывал, ставя в угол. Угол был страшный, угол был в кладовке, там не было окна, но был диван. В углу можно было поспать на диване, поэтому...] Владимир Спектор. Четыре рецензии [О пьесе Леонида Подольского "Четырехугольник" и книгах стихотворений Валентина Нервина, Светланы Паниной и Елены Чёрной.] Анастасия Фомичёва. Будем знакомы! [Вечер, организованный арт-проектом "Бегемот Внутри" и посвященный творчеству поэта Ильи Бокштейна (1937-1999), прошел в Культурном центре академика Д...] Светлана Максимова. Между дыханьем ребёнка и Бога... [Не отзывайся... Смейся... Безответствуй... / Мне всё равно, как это отзовётся... / Ведь я люблю таким глубинным детством, / Какими были на Руси...] Анна Аликевич. Тайный сад [Порой я думаю ты где все так же как всегда / Здесь время медленно идет цветенье холода / То время кислого вина то горечи хлебов / И Ариадна и луна...]
Словесность