Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


   
П
О
И
С
К

Словесность




POCKET-STORY*


* Карманный рассказ (англ.)


Есть известное поверье: если бросить монетку, допустим, в фонтан или даже канал - Обводный ли, Грибоедова, - то непременно туда вернешься. Бросать, конечно, лучше лишь при желании вернуться. А то есть такие места...

С монетами, вообще, сопряжено многое: монетаризм, нумизматы, мелочь, орел или решка - это когда подбрасыванием монеты решают, какое глупое дело из двух совершить. Быть или не быть, например, или пан или пропал. Умным же деланьем монетка распоряжается редко, ибо разумные мужи не полагаются на слепой, как кишка, случай.

Да у разумных мужей и монеток-то нет: либо бумажки, либо вовсе ничего. Ну и хорошо.

Итак, один человек имел постоянную дыру в кармане брюк как приданое нерадивой жены. Частицу инь в яне. Другой же карман жена по давней влюбленности, которая повлекла за собой заботу и после прошла, специально зашила, чтобы отучить мужа почесываться в паху и ниже.

Всякий раз, отправляясь на службу, сей человек опускал в дырявый карман пятачок, и пятак терялся прямо в автобусе, сразу на входе. Он не возвращался к владельцу, как пишут в сказках, а возвращал самого владельца в то самое место, куда того высаживали к чертовой матери за безбилетный проезд. И наш герой шел на службу пешком. Понятно, что он вечно опаздывал и бывал бит.

Ясное дело: такому растяпе не полагались ни премии, ни повышения - а значит, и новые брюки.

Однажды он попытался залатать прореху самостоятельно, но все было шито такими белыми нитками, что карман обладателя пятака был мгновенно распорот транспортным вором, и пассажира высадили в знакомом пункте прибытия, а карманник впоследствии постоянно то выигрывал, то проигрывал пятак прямо в очко и не выходил из тюрьмы.

И вот растеряхе сделали крупный подарок по случаю солидного юбилея: ему даровали в вечное пользование новый костюм. Вечное-то как раз и не состоялось. Юбиляр так обрадовался - мол, останется без дыры и не будет стоять с разинутым ртом, - что остался моментально скончался от обширного инфаркта.

Его, конечно, свезли в крематорий - в старых брюках, ибо вдова пожалела новые.

Там, в ледяных коридорах, его укладывали и перекладывали поудобнее, пока из брюк не выпал пятак - один из тех, что когда-то затерялся так хитро, что не был изъят и не переломил карму.

Монетка покатилась по крематорию и провалилась в щель, как за ней ни гнались, чтобы прикрыть усопшему левый глаз. Она затеяла новое возвращение. Неважно, чье. Хотя бы этого, в лоснящихся брюках.


октябрь 2004




© Алексей Смирнов, 2004-2024.
© Сетевая Словесность, 2004-2024.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов. Жена [Мы прожили вместе 26 лет при разнице в возрасте 23 года. Было тяжело отвыкать. Я был убит горем. Ничего подобного не ожидал. Я верил ей, она была всегда...] Владимир Алейников. Пуговица [Воспоминания о Михаиле Шемякине. / ... тогда, много лет назад, в коммунальной шемякинской комнате, я смотрел на Мишу внимательно – и понимал...] Татьяна Горохова. "Один язык останется со мною..." ["Я – человек, зачарованный языком" – так однажды сказал о себе поэт, прозаик и переводчик, ученый-лингвист, доктор философии, преподаватель, человек пишущий...] Андрей Высокосов. Любимая женщина механика Гаврилы Принципа [я был когда-то пионер-герой / но умер в прошлой жизни навсегда / портрет мой кое-где у нас порой / ещё висит я там как фарада...] Елена Севрюгина. На совсем другой стороне реки [где-то там на совсем другой стороне реки / в глубине холодной чужой планеты / ходят всеми забытые лодки и моряки / управляют ветрами бросают на...] Джон Бердетт. Поехавший на Восток. [Теперь даже мои враги говорят, что я более таец, чем сами тайцы, и, если в среднем возрасте я страдаю от отвращения к себе... – что ж, у меня все еще...] Вячеслав Харченко. Ни о чём и обо всём [В детстве папа наказывал, ставя в угол. Угол был страшный, угол был в кладовке, там не было окна, но был диван. В углу можно было поспать на диване, поэтому...] Владимир Спектор. Четыре рецензии [О пьесе Леонида Подольского "Четырехугольник" и книгах стихотворений Валентина Нервина, Светланы Паниной и Елены Чёрной.] Анастасия Фомичёва. Будем знакомы! [Вечер, организованный арт-проектом "Бегемот Внутри" и посвященный творчеству поэта Ильи Бокштейна (1937-1999), прошел в Культурном центре академика Д...] Светлана Максимова. Между дыханьем ребёнка и Бога... [Не отзывайся... Смейся... Безответствуй... / Мне всё равно, как это отзовётся... / Ведь я люблю таким глубинным детством, / Какими были на Руси...] Анна Аликевич. Тайный сад [Порой я думаю ты где все так же как всегда / Здесь время медленно идет цветенье холода / То время кислого вина то горечи хлебов / И Ариадна и луна...]
Словесность