Словесность

Наши проекты

Наши авторы в переводах

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Ханох Левин


  • От переводчика пьес Ханоха Левина Марьяна Беленького

    Ханох Левин (1943-1999) был одной из самых блестящих звезд на небосклоне израильской культуры. Культовый писатель, провокативный драматург и режиссер, нарушитель общественного спокойствия, он был признан классиком еще при жизни, пройдя за тридцать лет творчества долгий путь от всенародной ненависти до всенародной любви.

    Левин родился и вырос в традиционной еврейско-польской семье, жившей возле старой "таханы мерказит" в Тель-Авиве, учился в религиозной школе. Затем изучал философию и литературу в Тель-Авивском университете.

    Начав свое творчество как поэт, он привлек всеобщее внимание в 1968 году после постановки спектакля "Ты, я и следующая война".

    Его злободневные леворадикальные пьесы часто являлись прямым вызовом общепринятым нормам морали. Они эпатировали широкую публику и неоднократно запрещались к показу. Герои Левина выражали нигилистическое и даже циничное отношение ко многим израильским реалиям, в том числе к "национальным мифам". На его первых спектаклях ветераны левого "Пальмаха" и правого "Эцеля" сообща ломали стулья и прогоняли актеров со сцены.

    К концу своего жизненного пути Левин стал самым народным и признанным мастером, героем Золотой Звезды. Когда он умер, его смерть была воспринята как национальная трагедия. И не потому, что годы смягчили Левина и остроту его пьес. Народ его признал, потому что Левин оказался зеркалом израильской действительности. Драматург чувствовал и понимал национальный характер. Его герои - злая, но легко узнаваемая пародия на израильтян.

    Как ни странно, в жизни это был тихий, скромный, даже стеснительный человек. Он избегал всякой публичности, не давал интервью и не участвовал ни в каких "антиобщественных" акциях. Левину не нужно было "ломать стулья", чтобы вызвать скандал и привлечь к себе внимание публики. Скандалом и "вызовом" было само его творчество.

    Ханох Левин написал 50 пьес, среди которых - комедии, сатирические представления и трагедии, а также театральные скетчи. Наиболее известные из них - "Хефец", "Продавцы резины", "Шитц". Он являлся лауреатом множества израильских и зарубежных премий. Его пьесы были поставлены на многих сценах в разных странах мира. Многие из пьес он поставил сам в различных израильских театрах. Его постановки воспринимались как абсолютно законченные произведения. Ни одна из постановок, сделанных другими, даже очень талантливыми режиссерами, не превзошла авторские по уровню подачи и силе воздействия.

    Ханох Левин писал также короткие сатирические рассказы и стихотворения. Несколько песен на его стихи стали шлягерами. При жизни вышло два собрания его сочинений, а после смерти - книга стихов для детей.

    Источник: cursorinfo.co.il/culture/2004/12/12/levin

    Смотрите также: Ханох Левин в Википедии

  • Одинокие
    Трагикомедия
    Перевод Марьяна Беленького
    (9 августа 2012)
    Трепет сердца
    Комедия в 3 актах
    Перевод Марьяна Беленького
    (21 июня 2012)
    Соломон Грип
    Пьеса
    Перевод Марьяна Беленького
    (16 февраля 2012)
    Екиш и Пупча
    Трагикомедия для взрослых
    Перевод Марьяна Беленького
    (10 ноября 2011)
    Каждый хочет жить
    Комедия
    Перевод Марьяна Беленького
    (5 октября 2005)
    Хефец
    Пьеса
    Перевод Марьяна Беленького
    (27 июля 2005)
    Юность Вардочки
    Пьеса
    Перевод Марьяна Беленького
    (15 июня 2005)
    Опс и Опля
    Пьеса
    Перевод Марьяна Беленького
    (13 апреля 2005)
    Скетчи
    Перевод Марьяна Беленького
    (1 апреля 2005)
    Пакуем чемоданы
    Комедия в 8 похоронах
    Перевод Марьяна Беленького
    (16 марта 2005)







    Съемник вешалок magazin-veshalok.ru.

    magazin-veshalok.ru


    НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
    Роман Смирнов: Теория невероятности. Поэзия неземных координат [Об одном стихотворении Елены Севрюгиной.] Татьяна Горохова: О мире литератора и скорости света - Интервью с Дмитрием Цесельчуком [Дмитрий Юрьевич Цесельчук - поэт, переводчик, председатель Союза литераторов России, главный редактор альманаха "Словесность".] Виктория Беркович: Бочка дёгтя в ложке мёда [в предчувствии глубинных перемен / какой-то бес рождается во мне / и ходит-бродит в тёмных закоулках / моей неупокоенной души] Алексей Борычев: Играя в бессмысленность [Захожу в позабытую сном сторожку, / Тихо дверь открываю в ней. Осторожно / Зажигаю в киоте огонь лампады, / Понимая, что большего и не надо...] Никита Николаенко: Случай у пруда [Чего только не увидишь на городских прудах в Москве в погожие денечки...] Виктория Кольцевая: Родовые черты [Косточка, весточка, быль-небылица. / Сядем рядком у стены. / Что же над нами бойница, / бойница, / мы не хотели войны.] Сергей Штерн: Ingratitude collection [Слепой, я видел больше, / чем ее прежние / мальчики / и московские клиенты...] Дмитрий Галь: Стихотворения [...Бери-ка снова старую тетрадь / И слушай голос бренный, одинокий, - / Я так и не умею понимать / Из сора возникающие строки...]
    Читайте также: Татьяна Житлина (1952-1999): Школьная тетрадка | Ростислав Клубков: Приживальщик. К образу помещика Максимова из романа "Братья Карамазовы" | Артём Козлов: Стансы на краю земли | Евгений Орлов: Четыре стены | Катерина Ремина: Каждому, кто - без дна | Айдар Сахибзадинов: Казанская рапсодия | Алексей Сомов: "Грубей и небесней". Стенограмма презентации | Юрий Тубольцев: Абсурдософские рассказы | Ксения Август: До столкновенья | Николай Архангельский: Стихотворения | Стихи Николая Архангельского рецензируют Надя Делаланд, Ирина Кадочникова, Александр Григорьев, Алексей Колесниченко | Татьяна Горохова: С болью о человеке. Встреча с Борисом Шапиро | Михаил Ковсан: Колобок - Жил и Был | Николай Милешкин: "Толпой неграмотных с иллюзией высшего образования даже легче управлять, чем просто неграмотной толпой" | Алёна Овсянникова: Хочется хэппи-энда