Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Конкурсы

   
П
О
И
С
К

Словесность




ИРОНИЯ, ГРАНИЧАЩАЯ С ЦИНИЗМОМ

В Малаховке выступила поэт и прозаик Ася Аксёнова


Фотография Татьяны Антоновой

Всегда особенно интересно увидеть тех авторов, чьё творчество тебе близко, особенно после долгого форс-мажорного перерыва (самоизоляции). Например, Асю Аксёнову, встреча с которой прошла в литературном клубе "Стихотворный бегемот". Вначале встречи прозвучали стихи, сами по себе очень разные, в том числе полюбившееся многим "кошачье" стихотворение:

        Кошка не знает, сколько ей лет -
        Смотрит на короля.
        Кошка совсем не умеет петь -
        Путает "ре" и "ля".
        Кошка совсем не умеет ждать -
        Хочет сразу и всё.
        Кошке неведомы благодать,
        Сартр, молескин и Басё.
        Кошка трётся у ног,
        Клянчит сыр и творог.
        Я чешу ей бок и даю пирог.
        Кошка думает, что я - Бог.

Друзьям и знакомым Аси известно, что она очень любит путешествовать и проводит в путешествиях изрядное количество времени. Иногда реалии этих поездок отражаются в стихах:

        Лёжа в старой лодке
        Посреди зелёного дачного участка
        На матрасе, пахнущем чужими котами,
        С бокалом вина на высокой ножке,
        Глядя на чёрных птиц,
        Пролетающих очень высоко
        (Дождя завтра точно не будет),
        Думая, что напишу что-то значительное,
        Я исписала две страницы
        Так коряво, что слов сама не разберу,
        И в итоге написала лишь одностишие:
        "Как неудобно ссать в комбинезоне",
        Остальное - не в счёт.
        Ну ещё вот это - вдогонку.
        А под стихотворением
        Очень стильно писать: "Таруса".

После относительно короткого блока стихов (в котором также хотелось бы отметить жизнеутверждающее "МУЖСКОЕ ХОККУ": Писая с моста, / в чайку чуть не попал. / Вот она радость!), Ася попросила у публики разрешения перейти к коротким рассказам, написанным в рамках проекта "Египетские ночи" (особенность проекта в том, что на создание рассказа даётся ровно пятнадцать минут, - и ни минутой больше!). Кстати, чтение рассказов в "Бегемоте" стал дебютом Аксёновой-прозаика.

Нужно отметить, что в рассказах в большей степени, чем в стихах присутствуют ирония и самоирония (местами граничащие с цинизмом), это точные зарисовки сегодняшнего дня: почти каждый может увидеть в персонажах своих знакомых или даже самого себя:


ЭТО ЧУЖАЯ ДАЧА - И ЧТО?

У него никогда не было своей дачи. Он ненавидел огородничество и искренне не понимал, зачем ползать по грядкам, если всё можно купить в магазине. Он предпочитал активный образ жизни, путешествия, весёлые прогулки по европейским городам, а не летние упражнения в малиннике и осенние игры с картофельной ботвой. На дачу он любил ездить, только если его приглашали в компанию на шашлыки. Вот шашлыки мариновать и жарить он очень любил, понимал толк в мясе и всегда перехватывал инициативу.

Он давно и серьезно писал прозу, и однажды согласился провести несколько месяцев на даче приятеля, который должен был вместе с семьёй уехать в длительную командировку. И дача будет под присмотром, и роман допишется в тишине и спокойствии. Дача была не в дачном кооперативе, не в коттеджном посёлке, а в обычной деревне средней полосы. Он порадовался, что приобретёт некий интересный опыт, живя той же жизнью, что и окружающие его мужики. Покупал в деревенской лавке "Донской табак" и "Беломор", водку, а не вино, бройлерные тушки, а не привычные и любимые креветки. Он развил некоторую хозяйственную деятельность в пристройках (руки у него росли откуда надо). Друг намекнул, отдавая ключи, что при желании он может что-нибудь посадить, но пусть особенно не напрягается. Он отнёсся к намеку серьёзно, и старательно засеял весь немаленький участок, вопреки своей нелюбви к садоводческой и огороднической деятельности. Мужики смотрели на него одобрительно, как на своего. Он ничем не выделялся, говорил с ними с весёлым матерком, курил на завалинке, рыбачил потихоньку. О том, что он пишет роман, окружающее население не догадывалось, и в дом он никого старался не приглашать.

Между тем, со временем засеянное им выросло - тридцать соток разноцветных тюльпанов. Он сказал мне: "Представляешь, и только тогда вся деревня поняла, что я - полный придурок!"


Также автор рассказал о процессе создания своих произведений и об авторах, повлиявших на её творчество. По устоявшейся традиции встреча закончилась дружеским чаепитием. Спасибо Асе Аксёновой за впечатления, а куратору клуба Николаю Милешкину за организацию мероприятия.





© Александр Чернов, 2020-2021.
© Сетевая Словесность, публикация, 2020-2021.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Роман Смирнов: Теория невероятности. Поэзия неземных координат [Об одном стихотворении Елены Севрюгиной.] Татьяна Горохова: О мире литератора и скорости света - Интервью с Дмитрием Цесельчуком [Дмитрий Юрьевич Цесельчук - поэт, переводчик, председатель Союза литераторов России, главный редактор альманаха "Словесность".] Виктория Беркович: Бочка дёгтя в ложке мёда [в предчувствии глубинных перемен / какой-то бес рождается во мне / и ходит-бродит в тёмных закоулках / моей неупокоенной души] Алексей Борычев: Играя в бессмысленность [Захожу в позабытую сном сторожку, / Тихо дверь открываю в ней. Осторожно / Зажигаю в киоте огонь лампады, / Понимая, что большего и не надо...] Никита Николаенко: Случай у пруда [Чего только не увидишь на городских прудах в Москве в погожие денечки...] Виктория Кольцевая: Родовые черты [Косточка, весточка, быль-небылица. / Сядем рядком у стены. / Что же над нами бойница, / бойница, / мы не хотели войны.] Сергей Штерн: Ingratitude collection [Слепой, я видел больше, / чем ее прежние / мальчики / и московские клиенты...] Дмитрий Галь: Стихотворения [...Бери-ка снова старую тетрадь / И слушай голос бренный, одинокий, - / Я так и не умею понимать / Из сора возникающие строки...]
Читайте также: Татьяна Житлина (1952-1999): Школьная тетрадка | Ростислав Клубков: Приживальщик. К образу помещика Максимова из романа "Братья Карамазовы" | Артём Козлов: Стансы на краю земли | Евгений Орлов: Четыре стены | Катерина Ремина: Каждому, кто - без дна | Айдар Сахибзадинов: Казанская рапсодия | Алексей Сомов: "Грубей и небесней". Стенограмма презентации | Юрий Тубольцев: Абсурдософские рассказы | Ксения Август: До столкновенья | Николай Архангельский: Стихотворения | Стихи Николая Архангельского рецензируют Надя Делаланд, Ирина Кадочникова, Александр Григорьев, Алексей Колесниченко | Татьяна Горохова: С болью о человеке. Встреча с Борисом Шапиро | Михаил Ковсан: Колобок - Жил и Был | Николай Милешкин: "Толпой неграмотных с иллюзией высшего образования даже легче управлять, чем просто неграмотной толпой" | Алёна Овсянникова: Хочется хэппи-энда
Словесность