Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ИТОГИ
(88-98)

*  *  *

Тонуть я буду сам. Умерьте
Советы, помощи не жду.
Поскольку я до самой смерти
С полынью путал лебеду.

По лабиринтам умной веры
Я не бродил, не пил отрав.
Я верил в правду и примеры.
И потому бывал не прав.

И потому бывал не вежлив
К сужденьям утренней молвы,
Что слишком доверял надежде - 
Сестре здоровой головы.

И просто не учил уроки
Судьбы, доверчивым грубил,
Любил немного одиноких,
А слишком строгих не любил.

Короче, кончено! Урежьте,
Маэстро, марш. Зовут? Пора.
Иду куда-нибудь, но прежде
Позвольте прошептать: "УРА."



*  *  *

Холодный, жесткий - понимай как хочешь;
Я - снег в ладонях утренней зари,
Оживший после самой жаркой ночи,
Которую не смог бы повторить.

Я - вечный снег; таким я был вначале.
Очистившись от сажи бытия,
От неудач, сомнений и печали,
Я стал другим. Но разве это я?

 
 
ИТОГИ

Повторите рассказ,
     растворённый в вечернем холсте,
         повернитесь ключом
               полтора оборота;
Уходящая рота
      целиком состояла из нас,
          поклонявшихся первой звезде
              на излёте летящего лета.
Вкус рябины и злости;
пришедшие с первым морозом
                  Неправы.
А неправым быть легче,
                    верней,
                         и почётней.
Это просто -  смеяться.
В надежде на чудо
      отмахнёмся от вежливых слов
                             пустоты.
Кто другим рассказал,
Тот уже доказал тем,
            что верил, когда говорил.
 

 
ПЕСНЯ ПРОНИКАТЕЛЯ

Не ищите меня на счастливых планетах
Дипломатом от нашей земной стороны.
Мне привычней быть там, 
		где мечом с арбалетом
Разгребают ожившую муть старины.

Мне претит пустота
		на бесстрастных экранах,
Раздражает стерильных кают аромат;
Мне так хочется действий
		жестоких и странных,
Вместо клавиш привык я ласкать автомат.

Мне по нраву прошедшего жуткие страсти;
Я - везучий как бог и раним как дитя, - 
Я - как лук без стрелы,
		император без власти,
На счастливых планетах мне нету житья.

Я прошу -  не считайте уродом жестоким,
Ради истины в прошлое время нырнул.
И жестокости я обнаружил истоки,
Только в этих истоках и сам утонул.

Не ищите меня на счастливых планетах - 
Там ведь нету меня -  это знаете вы.
Я ведь снова рифмую кастет с пистолетом,
И сжимаю клинок при шуршаньи травы.



*  *  *

Душное солнце дробило уставшие горы;
Медленный тлен оседал на ленивые складки времён.
Время застыло,  но тихо дышало сквозь поры
                               светом,
который был массой когда-то пленён.
В жёстком пространстве,
                    сплетении всех расстояний
Мягкие мысли лепили безмерный узор,
В фокус сводя вероятность удачных желаний,
В мир выводя параллельных стремлений раствор.


    
*  *  *
 
Слова останутся словами,
Бумагу зря пером не рви,
Ну не возникнет между нами
Тепло осознанной любви.

Слова - они другим утеха,
А для себя довольно чувств;
Мы - два различных человека,
И образ каждого не пуст.

Мы мудрецы грядущей эры,
И каждый прав на свой манер.
Мы не приемлем символ веры,
Но сами есть скопленье вер.



БАЛЛАДА о НЕЗАГОРЕВШЕЙСЯ ЗВЕЗДЕ
      Посвящается всем фанатам от б а с к е т б о л а ЭПИГРАФ: "Летят перелетные птицы... а я остаюся с тобой..."
В протертых, заштопанных кедах С утра на площадку идет; В придуманных нежась победах, Он мячики сверху кладет. Скрипят деревянные планки,- Площадка еще хороша, - И словно алмаз от огранки Его оживает душа. Он крутит финты и проходы, - Один против всех - на кольцо! И все непрожитые годы, Его озаряют лицо. В полете он бьет как угодно. И мячик с послушной руки То входит в корзину свободно, То, сетку взметнув, от дуги. Придумав развитие матча, Он организует прорыв; И трехи кидает удачно В конце напряженной игры. Осеннее небо бездонно, А он на площадке один. И в окнах ближайшего дома Застыла бесстрастная синь. Пусть эта бесплодна работа, Проходы рубить в пустоте, Пусть вымокла майка от пота, И годы, признаться, не те. Да, временем годы умчало, К чему весь спектакль, к чему? А он начинает сначала, И этот вопрос не к нему. Впустую затрачены силы? Ему загляните в глаза! А если б его вы спросили, Он очень бы просто сказал: "Ну чем мне еще заниматься,- Ты шутки, мой милый, оставь,- Когда каждой ночью мне снятся Сны, что так похожи на явь." ПРЕФЕРАНС
      "Поручик был большая сука -- Он пасовал при трёх тузах. Его пример - другим наука, Как чистым быть на распасах"
Мне шёл ужасный непер в преф. Я не играл, я лишь влачился. Но шестикартный семитреф Мне неожиданно купился. Не может быть! Все это бред. Раскладка попросту приснилась. Но вот четвёртый взял валет. Вот третья дама не накрылась. Настала прушная пора. Я видел прикуп ясным взором. Пошли волною мизера, Восьмерики без разговоров. А коль игрались распасы, Кончались правильно и быстро. Сносились голые тузы И был я неизменно чистым. Висты писались на врагов В количестве неимоверном. И выигрыш мой, без дураков, Всё рос и множился безмерно. О! как велик ты выигрыш мой. На жизнь хватило б половины. Но мне уже пора домой. Я встал. И выключил машину. ПЕСНЯ Я боюсь, что уже не успею... А сумею успеть - не смогу. Посредине пути постарею И с надеждой доверюсь врагу. Я боюсь, что уже не увижу... А увижу - и не полечу. Пусть удача все ближе и ближе, Снова в Космос подняться хочу. Неудачно наследство потрачу, Ничего не запомнится мне; Я боюсь, что внезапно заплачу, Но уже наяву, не во сне. Я боюсь, никогда не узнаю, А узнав, перестану хотеть И устав от насилия знаний Свою плоть переделаю в клеть. Я боюсь, не почувствую даже, Если счастье коснется меня, Оставаясь у славы на страже, И живя головы не склоня. Или вдруг перестану бояться, Опасаться фальшивых путей, Где героев встречают паяцы, Маскируясь под добрых детей. Я боюсь, что наступит вторая Жизнь, как долгая-долгая смерть. Страшно сделаться грешником рая, Презирающим счастье стареть. Я боюсь ложных страхов и всё же Забываюсь в присутствии дня; А под вечер по новой тревожит То, что мучило раньше меня. Я боюсь, что уже не успею... Ничего не запомнится мне; Посредине пути постарею Но уже наяву, не во сне. 1,2, 4,5, 7,8 : Em D, Em D, Am C, Am H7 3, 6, 9 : Em D6, Am H7, Em D6, Am N7 Волканов Дмитрий (С-Пб) ЗЕРКАЛО ДЛЯ ХОВАНОВА Чтоб поддерживать дух, недостаточно только стихов. Зарифмованный текст на тетрадном обрывочке в клетку... Адекватный эффект достигался посредством дискетки С интересной игрушкой, а также в процессе бросков, Проводимых в пустующем зале под знаком мечты, Закрывающей путь к совершенству, -- обычное дело, -- Примитивный сюжет, не спеша заштрихованный мелом, Равнодушно напомнит значение слова "кранты". Равнодушно напомнит... Да, господи, дайте ж огня! Абсолютный бросок -- это что-то из области вздора. Слишком короток я. Не владею солидным набором, Чтобы сделать счастливым себя в ореоле вранья. "И трам-пам-пам,трам-пам-пам, трам-пам-пам,трам-пам-па-а-а..." * * * Шиза и лажа. Лажа и шиза. Срывает крыши теплый ветер с юга. А я, своим прошедшим дорожа, Ищу подругу. Иль хотя бы друга. Шиза и лажа. Лажа и... Да что С того, что мне вчера пожали руку? Мне по пути с командою Кусто, Но даже там не встречу я подругу. Шиза и лажа. Ла... -сковые дни Ничуть не лучше, даже в чем то хуже. Быстрее проживаются они, "А Чехов", блин, в натуре, "мне не нужен". Шиза и лажа. Жалость уболтав К себе и к миру (нет, в начале к миру!), Сбегу в края полтав иль балаклав, И встречу там Светлану. Или Иру. И может даже над грядущим ржа... Шиза и лажа... Лажа и шиза.

[Написать письмо]







 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Разговоры птиц [А после он, она (ее зовут Овцебык) - стоят на ступенях школы в теплом тумане ноября, под медленным, падающим на маленькие ивы школьного двора снегом,...] Ирина Кадочникова: "Слово, ставшее событьем" [Читая "Почерк голоса" понимаешь, что право сказать "ты - только слово" дано лишь тому, кто по-настоящему верен собственному выбору и кто способен переживать...] Александр Корамыслов: Поэт и финифть [выйду-ка я в темень, посвечу-ка мордой - / может быть, увижу за гнилой Смородиной - / для кого-то Родину, для кого-то Мордор, / а для самых ушлых...] Иван Клочков: В ребяческих руках [во сне ко мне приходит страшный Он / садится на краю моей постели / и шепчет мне тихонько колыбели / чтоб я заснул и видел страшный сон...] Денис Гербер: Будитлянин, или Приснившаяся змея ["Слава богу, - подумал К., - есть хоть какая-то опора в мире, и эта опора - дети, которые пока не разговаривают".] Поэт перед взглядом тьмы: о стихах Юлии Матониной [В рамках цикла вечеров "Уйти. Остаться. Жить" (куратор - Николай Милешкин) в Культурном Центре им. академика Лихачёва состоялся вечер памяти поэтессы...] Александр Щедринский: Молчания ночного антитеза [мне нравится это (не знаю, как это назвать): / деревья в цвету и бегущие автомобили. / рассветная сырость, примятая телом кровать. / звонящий мне...] Андрей Баранов: Изгнание из Рая [Играя на трубах, в литавры звеня, / чумные от пота и пыли, / мы сами в ворота втащили коня, / на площадь его водрузили...]
Словесность