Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Конкурсы

   
П
О
И
С
К

Словесность



И ТИХО СВЕТИТ МАМИНО ОКОШКО...




      КОЧАН

      Здесь и радость, и грусть, здесь повсюду звучат голоса.
      Здесь буфет-ресторан. Рядом - парк и аллеи просторные.
      Это маленький город с названьем привычным "вокзал"
      Во главе с чуть подвыпившим, вечно мешающим дворником.

      Почему, неизвестно, его называют Кочан.
      Проживает один. Во дворе - только Шарик хромающий.
      Выпивает Кочан втихаря, а потом по ночам
      Матерится во сне и кричит в тишину угрожающе.

      Он собаку когда-то отбил у разгульных юнцов,
      Что ее на костре, на шашлычном, едва не зажарили.
      Пусть по полной досталось ему от юнцов-подлецов,
      Но теперь поиграть во дворе можно с преданным Шариком.

      Подбирает объедки Кочан, подметая вокзал,
      Каждый день - вид похмельный и рожа с небритыми скулами.
      Чтоб у Шарика жизнь человечней была, так сказать,
      Сам он жизнью собачьей живет, но об этом не думает.

      Пусть считают отшельником, пусть осуждает народ,
      Твердо верит Кочан, что простятся ему все чудачества.
      После смерти к могиле спасенный им Шарик придет,
      И ему не завоется, не заскулится - заплачется.

      _^_




      * * *

      На базаре время продают,
      Очередь - сто метров, даже больше,
      Ведь хотя бы парочку минут
      Людям хочется пожить подольше.

      Сзади раздаются голоса
      Тех, кого взяла за горло старость:
      - В руки максимально - три часа,
      Чтобы всем желающим досталось.

      Площадь громких выкриков полна,
      Время стало самой главной целью.
      Есть теперь солидная цена
      У того, что, в общем-то, бесценно.

      И правы, выходит, мудрецы:
      Время - деньги. Что не так, скажите?
      Никакой на свете дефицит
      Не сравнится с жизни дефицитом.

      А толпа шумит, толпа кипит,
      Становясь все больше бесноватой.
      - Время юности нельзя купить?
      - Можно, но с увесистой доплатой.

      - Ну, а детство? Цену назови...
      - Станет кошелек опустошенным.
      - А почем, - кричат, - пора любви?
      - Точно, что не купишь по дешевке.

      Прибывает на базар народ.
      Время продают! Пока без драки...
      Я и сам купить его не прочь,
      Нет на это времени, однако.

      _^_




      * * *

      Иду сквозь тишину за настроеньем,
      За удивленьем и за вдохновеньем.
      А что морозно - нет моей вины.
      Вот первая звезда на небосводе,
      А у звезды всегда - одна погода,
      И - ни зимы, ни лета, ни весны.

      И я смотрю на небо удивленно,
      И так же удивленно смотрят клены,
      И точно так же смотрят тополя.
      Поскрипывает снег. Закат алеет.
      Мороз крепчает. Только все же греют
      Родимый край, родимая земля.

      Шагаю по притихшему поселку,
      Где иней - словно звездные осколки,
      Где каждый холмик - близкий и родной.
      Где жаль всего прошедшего немножко,
      Где тихо светит мамино окошко
      Тем добрым светом, что всегда со мной.

      _^_




      ВОСПОМИНАНИЕ

      У нас, мальцов, задумчивые лица -
      Отец рассказ закончил про войну.
      И я вдруг прерываю тишину:
      "Скажи, а часто убивал ты фрицев?"

      Нас,
        слушавших рассказ,
            всего лишь двое
      И это мне покоя не дает,
      Ведь так охота всем наперечет
      Рассказывать, что был отец героем.

      Но в комнате внезапно стало тише,
      И за окошком шумный вечер сник...
      Молчание о смерти - это крик.
      Лишь повзрослев, я этот крик услышал.

      _^_




      * * *

      Я думал: как потом не разминуться,
      Куда от ревностных бессонниц деться,
      Чтоб на моей руке тебе проснуться
      И улыбнуться солнцу, словно в детстве?

      Ты что-то говорила, я не слышал,
      Чему-то улыбалась - не припомню,
      И дождь стучал без устали по крыше,
      Гонимый суматошным блеском молний.

      Я в мысли погружался, как в трясину,
      Я возвращал былые озаренья.
      Мои печали все отголосили,
      Воскресли все мои стихотворенья.

      А дождь опять по крыше бегал нервно.
      И неуют, и сырость он оставил,
      Но постепенно прояснялось небо
      И тучи превращались в птичьи стаи.

      _^_



© Сергей Кривонос, 2020-2021.
© Сетевая Словесность, публикация, 2020-2021.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Ковсан: Колобок - Жил и Был [На этот раз сюжет совершенно банальный. И - вы недоверчиво улыбнетесь - абсолютно правдивый. Улыбнетесь, потому что вам всё равно, случилось ли это на...] Андрей Прокофьев: Снимать тёлок [Белка что-то грызет у кормушки, выпятив белое пузо. Я ее фотографирую - она не боится. Белка в символизме Северной Европы почему-то - символ тупой разрушительной...] Елена Севрюгина: Рефрены времени [О чём бы ни писал Сергей Сутулов-Катеринич, в его поэзии неизменно присутствуют две ключевые высокие ноты - преданность своей стране и безграничная, неизбывная...] Алёна Овсянникова: Хочется хэппи-энда [Как же все это больно, огромно, ново, / Будто ада нет на земле иного, / Будто пропасть, и ты, качаясь, стоишь у края, / И в тебе ни единой клетке...] Ксения Август: До столкновенья [Полоска неба - след от ребячьих санок, / бежит от дома, а после по кругу пляшет. / Дойдём до лета - построим песочный замок / на диком пляже...] Николай Милешкин: "Толпой неграмотных с иллюзией высшего образования даже легче управлять, чем просто неграмотной толпой" [Илья Смирнов - российский журналист, публицист, музыкальный критик, историк. Один из основоположников и ключевых фигур так называемого "рок-андеграунда...] Стихи Николая Архангельского рецензируют Надя Делаланд, Ирина Кадочникова, Александр Григорьев, Алексей Колесниченко [] Татьяна Горохова: С болью о человеке. Встреча с Борисом Шапиро [В рамках проекта "Вселенная" прошёл вечер "Поговорим о бессмертии..."]
Словесность