Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


   
П
О
И
С
К

Словесность



ЖЕЛАНЬЕ БЫТЬ


 


      КОЛЫБЕЛЬНАЯ ДЛЯ САДА... НЕДЕЛИМОЕ

      неделимое

      У леса отвоёванный клочок
      любим, возделан и облагорожен.
      Усилия по сути ни о чём,
      но вёрсты отмахав по бездорожью,
      заходишь в сад дремотный на постой,
      от осени спелёнутый и снулый,
      и будто краской нежно-голубой
      плеснули...

      возможное

      ...светло-светло. Под пересвист синиц,
      сорочьи пляски и фазаний гомон,
      роняешь зёрна-буквы меж страниц,
      покуда не обучена другому.
      А что взойдёт – не велено узнать.
      Но я хитрю (оставлена нарочно
      под первый дождь потёртая тетрадь).
      ...возможно.

      не говоримое

      Хитрость шита ниточками белыми,
      а моя – так паутинкой вовсе.
      Я тебе слагала колыбельные,
      птичьим освятив многоголосьем.
      А теперь охвачена смятением,
      застываю веткой тонкокорой.
      Говорил, сиротство – не смертельно.
      Ты, который...

      _^_




      * * *

      ...а потом ты найдёшь поломанную иглу,
      будешь долго в руках вертеть, вспоминая чья.
      Наблюдая за стайкой рыб, что ныряют в глубь
      невозможную фиолетового ручья.
      Гребни елей, петля дороги, крапивы куст,
      край деревни, белёный домик и запах щей,
      по низине туман сползает, космат и густ.
      И руками всплеснёшь: "Ну где же ты есть, Кощей?" –-
      Тишина тяжела, лишь сердца неровный стук.
      Станешь тщетно искать, не слышно ли вздохов где...
      На корявой осине открытый висит сундук,
      да ленивая утка вразвалку идёт к воде.

      _^_




      КОЛЫБЕЛЬНАЯ ДЛЯ САДА... ЗА ЧАС ДО ОСЕНИ

      малина...

      ...в какой руке? Но только не хитри!
      Считаю, улыбаясь: "Раз, два, три", –-
      ладони раскрываю, там – малина.
      Последняя, а значит – слаще нет,
      проси теперь, иди теперь ко мне,
      покуда предлагаю половину...

      ранетки...

      Стрекозье племя, мотыльковый пляс,
      до осени всего какой-то час,
      кузнечики провозглашают: "Ave!"
      Бесшумно Бог спускается в сады
      и выглядит так странно молодым,
      что сложно на мгновение представить
      его другим. Плывёт который Спас,
      ранетки заполняют с горкой таз,
      теряет капли рукомойник медный.
      Оса в припадке бьётся и звенит...
      Бог поднимает яблоко с земли
      и нам бросает, предложив отведать.

      _^_




      НИТЬ...

          "...dream by the sea"

      Это предназначено не мне,
      отчего тогда, скажи, я знаю,
      что в твоём маячила окне
      лунная подвеска золотая.
      А к утру, поблёкнув и устав,
      затерялась где-то меж высоток,
      за крылом летящего моста,
      за голубизной далёких сопок.
      И себе не в силах объяснить,
      ни на грош не веря в небылицы,
      вспоминал ты тоненькую нить
      матовых жемчужин у ключицы...

      _^_




      КОЛЫБЕЛЬНАЯ ДЛЯ САДА... ТРИ СЕЗОНА ОДНОГО ДНЯ...

        "Стань гостем мне и саду моему..."
              Полина Тау

      временность...

      Заставь меня умолкнуть – я умру.
      Так открываешь двери поутру
      в осенний сад, а он уже не дышит.
      Деревья голы, голуби хандрят.
      И ветви долу к лужам пустыря.
      И только небо выше...выше...выше...

      Ещё пождёшь, вот-вот и запоёт
      в скворечне за заброшенным жильём
      отбившийся от стаи переросток.
      А он молчит. И тянутся лучи,
      оранжевые грея кирпичи,
      ведущие к забытому погосту.

      И ляжет в изголовье немота,
      все звуки прогоняя мимо рта,
      и сад качнётся с ласковым укором:
      "Зачем ты так усердно нелюдим?
      Что стало ныне, только погляди..."
      И снег падёт в распахнутые створы.

      несвоевременность...

      Что, домик мой в соцветьях тубероз,
      дождались всё же первых белых ос?
      Беспомощны – ужалят и растают.
      И появились-то всего на час,
      но нежный флокс поник и враз зачах
      и слюдяная ветреная стая

      стрекоз спорхнула с тёплого песка.
      Пойду теперь к завалинке искать
      ненастьем перепуганных трёхцветок,
      да собирать промокшее бельё...
      Вот только сад был снегом убелён,
      а посмотри – сползают капли с веток.

      данность...

      В дому тепло и пахнет разнотравьем,
      в печь для просушки ягоды поставлен
      широкий таз с шиповником, ещё
      цвет липы золотится на подложке,
      варенье остывает в медной плошке.
      Любой пришедший будет угощён
      рассказами и выпечкой с брусникой.
      А после до утра (поди усни-ка,
      пока такая ночь в соцветьях звёзд)
      здесь вспомнят и ушедших, и живущих,
      когда котёнок (на ночь в дом запущен),
      волчком крутясь, пушистый ловит хвост.

      _^_




      БЫЛА НИ С КЕМ, УШЛА НИ С ЧЕМ...

      Была ни с кем, ушла ни с чем,
      не поминай, как звали.
      Ручную кладь своих проблем
      взяла в другие дали.
      А там, что там? Такой же быт –
      не суетный, не мерный,
      алмаз рождён, алмаз добыт
      и огранён, наверно.
      И люди, люди – мошкара,
      беспечные подёнки,
      летят на блеск его с утра
      безудержно и звонко.
      И плещет, плещет чей-то смех –
      латунный колокольчик,
      и оседает, словно снег,
      непрочен и игольчат.

      _^_




      УТРЕННЕЕ

      1

      На старом комоде творится невообразимое:
      бронзовый Будда соседствует с плюшевым зайцем,
      жемчуг барочный, броши в плетёной корзине и
      танцовщица в пене из кружев на полупальцах.
      Снимок людей в оправе стекла и стразов,
      пара мензурок с розовым томным маслом.
      В зеркале "над" отражается всё и сразу,
      и силуэт медлительный в тёмно-красном.

      2

      В отражении столько света, что раме вровень,
      кажется, всплеск руки – он польётся "за".
      Солнце повсюду и нет ничего солнца кроме.
      Женщина, улыбаясь, отводит глаза.
      И мнится, будто пространство тягуче-зыбко
      теряет границы
      и ты в нём насквозь ничей...
      По стенам, бликуя, плывут золотые рыбки
      солнечных пятен, теряясь в сетях лучей.

      _^_




      РАССЫПАННЫЕ СЛОВА...

      Часто
      женщина служит тем цветным стёклышком,
      за которым каждый фантик
      мнит себя секретиком...

      ***

      Говорят, что жизнь –
      чередование светлых и тёмных полос.
      Это был год Тигра
      и за полосой чёрной
      следовала огненная...

      _^_




      ВРЕМЯ ПОКУПАТЬ КАЛЕНДАРИ

      Время покупать календари,
      в магазинах книжных не пробиться.
      Что тебе на память подарить,
      странная взъерошенная птица?
      Постеры с цветочными панно,
      видами на светлые заливы?..
      Всё тебе для радости дано.
      Что ты отстраняешься пугливо?
      Словно знаешь – будущее в нас,
      как стеклянный шар на ёлке, хрупко.
      И не сводишь с неба тёмных глаз,
      а оно бросает белой крупкой...

      _^_




      САД РАЗОРЁН И ОТТОГО ВЫСОК...

      1

      Сад разорён и оттого высок,
      мне слышно, как в стволах густеет сок,
      как шмель жужжит встревоженно и грузно
      и лопается корочка арбуза,
      и муравьёв настойчивый народец
      штурмует покосившийся колодец...

      2

      Закрой глаза и ветреное "ши-и-и..."
      настойчиво твердит: "пиши, пиши..."
      Но, словно птица хворая, тетрадь.
      Склонись над ней и белый сгиб прогладь.
      И колыхнётся тёплая страница,
      тебя узнав, а после отстранится...

      3

      Обманчиво тепло, а холод лют,
      бетонный улей обживает люд.
      Заглянешь в сад нечаянною гостьей:
      ворона прячет жёлуди в компосте,
      в кормушке – шелуха кедровых шишек,
      прорежен снег и крестиками вышит
      от птичьих лап...и всюду гвалт сорочий.
      Калитку оттолкнёшь уйти,
      а впрочем...

      _^_




      ОКНО

      Окно выходит прямо в лапы лип,
      замешкался и сразу в небо влип
      прозрачное, высокое, седьмое.
      А там подать до Царствия рукой,
      где радуга изогнута дугой
      и человек в хламиде сети моет...
      и наплывает облачный накат.
      Почувствуешь, что до души нага
      и жизнь в тебе высока и певуча,
      как в первый день творения всего.
      И солнце – золотистый лук севок
      сквозь небо выпускает стрелку-лучик...

      _^_




      НАС ОСТАВЯТ

      Нас оставят, всех оставят,
      предоставят нас себе.
      Бог закроет плотно ставни
      в белой глиняной избе.

      Где пасутся только тучи
      вдоль лазурных берегов,
      где Земля, но только лучше,
      до паденья, до грехов.

      Там живут Адам и Ева,
      непорочны и слушны,
      и евангельское древо
      соков полно и весны.

      Там незнанье чисто-свято,
      ровно столько, в аккурат,
      и трава ещё не смята,
      и не вызрел виноград.

      Бог оденется в простое,
      не покроет головы.
      Грустно глядя на просторы,
      на воздушные холмы,

      выйдет тайной тропкой к саду,
      мимо флоксов и космей.
      Спилит яблоню. Так надо.
      И сожжёт гнездовье змей.

      _^_




      И ВСЁ БЫ НИЧЕГО...

      И всё бы ничего, но мы не знали,
      что за год, обойдя вокруг земли,
      поднимет осень огненное знамя,
      парящее на древке клёна и
      мы встанем под него. Такое братство.
      Сомкнув ряды сиамских близнецов,
      что ни своим, ни пришлым не пробраться
      сквозь это неразъёмное кольцо.
      Немыслимы, как истина – бесспорны,
      прошившие земли промёрзший пласт.
      И время, было, занесло топор, но
      помедлив, отвело, завидев нас.

      _^_




      ЖЕЛАНЬЕ БЫТЬ...

      1

      Я в сад хочу. Свези меня в мой сад.
      Где край забора ржаво-полосат,
      где рабицы густая ячея
      лимонником насквозь прошита. Я
      могу ходить бесшумно, ни листа,
      ни ветки не затронув, чтобы стать
      со всеми вровень.
      Утро, небо, тишь,
      раскинешь руки и почти летишь.
      И воздух леденящий – только тронь,
      осядет снегом мягко на ладонь...

      2

      Я быть хочу. Врастая в чернозём,
      как дикорос, что с леса привезён.
      Не окультурен, гол и голенаст,
      но в рост пошёл и распушился враз.
      И там, где розы брезговали тенью,
      он озарил пустырь своим цветеньем.

      3

      Любуйся мной, но не неволь ничуть,
      я не танцую –– на ветрах мечусь.
      Со мною многоликие миры
      от птичьих гнёзд до полусонных рыб,
      от звонких ос до первых зимних мух...
      Зови меня, не называя вслух.
      _^_



© Елена Ханова, 2023-2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 2023-2024.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Елена Мудрова (1967-2024). Люди остаются на местах [Было ли это – дерево ветка к ветке, / Утро, в саду звенящее – птица к птице? / Тело уставшее... Ставшее слишком редким / Желание хоть куда-нибудь...] Эмилия Песочина. Под сиреневым фонарём [Какая всё же ломкая штука наша жизнь! А мы всё равно живём и даже бываем счастливы... Может, ангелы-хранители отправляют на землю облака, и они превращаются...] Алексей Смирнов. Два рассказа. [Все еще серьезнее! Второго пришествия не хотите? А оно непременно произойдет! И тогда уже не я, не кто-нибудь, а известно, кто спросит вас – лично Господь...] Любовь Берёзкина. Командировка на Землю [Игорь Муханов - поэт, прозаик, собиратель волжского, бурятского и алтайского фольклора.] Александра Сандомирская. По осеннему легкому льду [Дует ветер, колеблется пламя свечи, / и дрожит, на пределе, света слабая нить. / Чуть еще – и порвется. Так много причин, / чтобы не говорить.] Людмила и Александр Белаш. Поговорим о ней. [Дрянь дело, настоящее cold case, – молвил сержант, поправив форменную шляпу. – Труп сбежал, хуже не выдумаешь. Смерть без покойника – как свадьба без...] Аркадий Паранский. Кубинский ром [...Когда городские дома закончились, мы переехали по навесному мосту сильно обмелевшую реку и выехали на трассу, ведущую к месту моего назначения – маленькому...] Никита Николаенко. Дорога вдоль поля [Сколько таких грунтовых дорог на Руси! Хоть вдоль поля, хоть поперек. Полно! Выбирай любую и шагай по ней в свое удовольствие...] Яков Каунатор. Сегодня вновь растрачено души... (Ольга Берггольц) [О жизни, времени и поэзии Ольги Берггольц.] Дмитрий Аникин. Иона [Не пойду я к людям, чего скажу им? / Тот же всё бред – жвачка греха и кары, / да не та эпоха, давно забыли, / кто тут Всевышний...]
Словесность