Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ДУШЕ НАСТАЛО ПРОБУЖДЕНЬЕ...


Игорь Иванович Залепухин проснулся среди ночи. Полежав некоторое время с открытыми глазами, он повернул голову влево. На прикроватной тумбочке светился будильник. Часы показывали 3:17 пополуночи. Тяжко вздохнув, Залепухин сел в кровати, спустил босые ноги, вдел их в тапочки и пошлёпал к письменному столу. Включил настольную лампу с зелёным абажуром, отыскал ручку и открыл свой ежедневник.

История появления ежедневника на столе Игоря Ивановича была давняя. В юности ушибленный видом на полках городской библиотеки 100-томным собранием сочинений графа Л.Н.Толстого, Залепухин сразу же подумал:" Ни в жисть нормальному человеку не написать столько!" Наугад он достал том 91, раскрыв его, он увидел дневниковые записи графа. Оказывается, тот всю жизнь вёл дневник. А 100 томов графа были подарены городу одним из "бывших", так называл Игорь Иванович интеллигентов ещё той, дореволюционной закваски.

С тех самых пор Залепухин взял себе в обязанность записывать в свой ежедневник все события, происшедшие с ним за день.

Вот и этой ночью он задумался о том, что же произошло с ним, отчего проснулся?

Некоторое время подумав, он записал: "Сентября 18-о, 3:15 пополуночи". "Нет, надобно поправдоподобнее". Исправил на "3:17" Надо было бы объяснить, что же за событие произошло в 3:17?

Поразмышляв, он написал: "Душе настало пробужденье".

Разбуди вас среди ночи, сразу ли вспомните о чём размышляли две минуты назад во сне? Вот то-то и оно...

"Я же помню, помню я о чём думал... Да, господи, о чём же?" И тут же вспомнив, покраснел, испуганно заозирался. Но в тёмной комнате ни смущения его, ни его покрасневшего лица никто не увидел, да и не мог увидеть. Один он проживал в большой комнате коммунальной квартиры номер 8 дома 45 по улице Володарского.

Сон вспомнился. А снилось ему что-то воздушное, светлое, мягкое и сладкое. Эротический сон приснился Залепухину. Едва вспомнилось, тотчас же достал из тумбочки лист бумаги. Рука вновь потянулась к перу. Поразмыслив, перо стало выводить на бумаге: "Душе настало пробужденье".

А снилась Игорю Ивановичу Танечка, что служила по их ведомству секретарём. Светловолосая, голубоглазая, с улыбкой, никогда не сходившей с её лица... Ох, многим, многим вскружила она голову в их отделе и далеко за пределами отдела... Удивительно ли теперь, что в кои-то ночи приснилась она Залепухину? Одно слово: "Душе настало пробужденье!"

Подумалось: "как же, как же я мог забыть свой сон?" И сразу же в голове повторилось:"Я помню!"

А уже и на бумаге от пера отпечаталось:

"Я помню чудное мгновенье,

Передо мной явилась ТЫ!"

Вспомнилось, что сон был воздушный и светлый. И, как-то само собой продолжилось:

"Как мимолётное виденье,

Как... как... (тут на сновиденье Залепухина наплыло лицо Катьки, соседки по комуналке с большой бородавкой на подбородке, с вечно немытыми волосами, завязанными в узелок на затылке грязной лентой.

И сразу же и строка на ум пришла:

"Как гений чистой красоты."



Перо вывело под строчками: Игорь Залепухин. Сентябрь, 18, 4 часа сорок пя...сорок восемь минут.

А под всем этим записано было Залепухиным:

Душе настало пробужденье и для неё воскресли вновь...




© Яков Каунатор, 2021-2022.
© Сетевая Словесность, публикация, 2021-2022.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
"Полёт разборов", серия 70 / Часть 1. Софья Дубровская [Литературно-критический проект "Полёт разборов". Стихи Софьи Дубровской рецензируют Ирина Машинская, Юлия Подлубнова, Валерий Шубинский, Данила Давыдов...] Савелий Немцев: Поэтическое королевство Сиам: от манифеста до "Четвёртой стражи" [К выходу второго сборника краснодарских (и не только) поэтов, именующих себя рубежниками, "Четвёртая стража" (Ridero, 2021).] Елена Севрюгина: Лететь за потерянной стаей наверх (о некоторых стихотворениях Кристины Крюковой) [Многие ли современные поэты стремятся не идти в ногу со временем, чтобы быть этим временем востребованным, а сохранить оригинальность звучания собственного...] Юрий Макашёв: Доминанта [вот тебе матерь - источник добра, / пыльная улица детства, / вот тебе дом, братовья и сестра, / гладь дождевая - смотреться...] Юрий Тубольцев: Все повторяется [Вася с подружкой ещё никогда не целовался. Вася ждал начала близости. Не знал, как к ней подступиться. Они сфотографировались на фоне расписанных художником...] Юрий Гладкевич (Юрий Беридзе): К идущим мимо [...но отчего же так дышится мне, / словно я с осенью сроден вполне, / словно настолько похожи мы с нею, / что я невольно и сам осенею...] Кристина Крюкова: Прогулки с Вертумном [Мой опыт - тиран мой - хранилище, ларчик, капкан, / В нём собрано всё, чем Создатель питал меня прежде. / И я поневоле теперь продавец-шарлатан, / ...] Роман Иноземцев: Асимптоты [Что ты там делаешь в вашей сплошной грязи? / Властным безумием втопчут - и кто заметит? / Умные люди уходят из-под грозы, / Я поднимаю Россию, и...]
Словесность