Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


Наши проекты

Мемориал-2000

   
П
О
И
С
К

Словесность



НАД ИСЧЕРПАННЫМ СВЕТОМ ПОДНЯТЬСЯ...


 


      ВЕСЕННЕЕ

          "не кончается время тревог,
          но кончаются зимы"
              И.Бродский

      1

      Вся графика ветвей зовёт к стихам:
      вот стул и стол, бумага и чернила.
      Гул чёрно-бел, не хочет затихать,
      чтоб я взяла и что-то сочинила
      о том, что жизнь – чем дальше, тем мрачней...
      Рассыплю горстку слов на полдороге,
      запнувшись: я хотела о весне,
      а вовсе не о времени тревоги,
      которое длиннее, чем зима,
      пока деревья трогательно голы...
      И я, печать молчания сломав,
      ищу замену сумрачным глаголам.
      Чтоб каждая случайная строка
      была, как птичья песенка, пропета.
      А слово, что слетело с языка,
      не словом оказалось бы, а светом...

      2

      Из солнечного сплетения,
      где света тугой клубок,
      по ниточке настроение
      вытягиваешь, и вот

      становится всё весеннее,
      всё ярче цветёт оно,
      как маленькое растение,
      которому суждено

      стать деревом крепким, сильным,
      растить на себе плоды.
      Глянь, кончились нынче зимы! –-
      налей же ростку воды...

      3

      Ты, весна, во мне, весна же,
      просыпайся, говори.
      Ни в природе, ни в продаже
      нет того, что есть внутри.
      Птицей пой, лети по ветру,
      на хвосте неси стихи.
      Иногда премного света
      от словесной шелухи,
      что там свет от лампы, проза...
      Погляди-ка из окна:
      город жёлтый от мимозы,
      знать, и там уже весна.
      Видишь, дерево и птицы,
      так бы с ними и запеть,
      так бы выпорхнуть синицей
      под звенящую капель.­

      4

      Победив притяженье, парить –
      над исчерпанным светом поднявшись,
      клёкот чёрных ворон изнутри
      вынимая не словом горчащим, –
      только выдохом сильным, как взлёт,
      словно выход из тела привычен.
      Даже кажется, будто – поёт
      и душа на подслушанном птичьем...

      5

      Возможно, шёпоты зависли
      на хлипких нитях паутинных,
      а может, это птичьи свисты
      на проводах, поющих длинно
      и тонко-тонко так, что рвётся
      ткань сна, и лёгонькие нити
      спросонья тянешь из бесплотья,
      из пустоты, чтоб дольше снить их,
      снимать с них шёпоты и свисты,
      как суть стиха –
      в сосуд скудельный.

      Как эти шёпоты речисты,
      как птичьи песни запредельны...

      _^_




      НАДВОЕ

      Бабушка моя мне скажет надвое:
      станешь ты водою, станешь глиной,
      жизнь перечитай сначала набело.

      Чёрствый пряник пахнет нафталином,
      что ещё там прячет в сундуке,
      почему не даст, пока он лакомый?
      Что на древнем скажет языке,
      на живом приснится полем маковым,
      будто в сердце хлынувший закат,
      и просыплет шарики стеклянные
      поезда летящего рукав...

      Выйду в день, как месяц из тумана, я
      с тонкой ниткой света в кулаке
      и остатком снов ещё не пройденных,
      где в туман уходит по реке
      бабушка суровая, как Родина.

      _^_




      АВГУСТОВСКОЕ

      радостью коснёшься или болью,
      отзовётся где-то в глубине
      падающим яблоком, любовью.
      и гудят, стоящие за ней,
      ею ли объятые – вернее,
      дни, мгновений солнечных полны
      в августе, где свет, до дна густея,
      падает в ладони тишины.

      сердце ли сожмёт в тоске тревожной
      лета угасающего миг,
      там же отыщу и подорожник –
      к ране мира, Господи, прижми...

      _^_




      СЛЕВА

      Придёт одно из странных настроений,
      которых было много в этот год,
      когда тебе помстится на мгновение –
      в пространстве слева дерево растёт.
      И яблоки несорванные спеют,
      и кажется, лишь руку протяни,
      осеннее пространство прояснеет,
      благословенны станут наши дни.
      Там, где болит надломленная ветка,
      качнётся к свету стрелка на весах...

      Но слева шкаф, в нём книги пахнут ветром,
      шуршат во тьме ушедших голоса.

      _^_




      ЗАРУБКИ СТАНУТ ПТИЦАМИ...

      зарубки
      станут птицами когда-то
      и упорхнут с дверного косяка.
      никто из нас не знает этой даты,
      когда нас ввысь поманят облака.
      и дом вздохнёт
      вслед выросшим неслышно,
      а жизнь вокруг, как прежде, будет течь.
      но предстоит другим, кто стал повыше,
      в распахнутое небо улететь.

      _^_




      ХУДОЖНИК-ОСЕНЬ...

      Художник – осень, а модель – весна,
      задумавшись, сидит вполборота,
      чиста и вся до капельки ясна.
      Взять кисть бы в руку, взяться за работу,
      а он стоит, как дерево в лесу,
      медлительно роняющее листья,
      как будто обнажившуюся суть
      не в силах ни принять и ни осмыслить.
      Чтоб тайны ненароком не раскрыть,
      но показать, рассказывать не смея,
      чтоб тоненькую ветку не сломить,
      к ней прикоснувшись осенью своею...

      _^_




      ПРИДЁШЬ ОДНАЖДЫ...

      Придёшь однажды – встретишь тишину,
      она всегда стоит за листопадом,
      лишь к ней одной и можешь ты прильнуть,
      когда и света, кажется, не надо.
      Когда поймёшь, что помнишь, не забыл,
      кого ты не любил, и это странно,
      что только к ней из горестей любых,
      из тьмы ли выйдешь, словно из тумана.
      Ведь только та могла благословить,
      что в счастье с лёгким сердцем отпустила.
      И столько в этом нежности и силы,
      что нежность к ней сильнее нелюбви.

      _^_




      НЕВРЕМЯ ПОЛЁТА

      а я, говорит, лет двадцать уже не летала,
      да, к морю – на юг, какое там – за моря...
      и что-то блеснёт в реке её глаз усталых –
      нет смысла жалеть о чём-то прошедшем зря.
      а я, говорит, лет двадцать уже не пела,
      зато ни слезы, мне всё одной по плечу.
      но время придёт, я знаю – светло и смело
      опять запою, когда высоко взлечу.
      и смотрит в окно, как будто там видит море,
      синеют глаза, и плещется море в них.
      а мне, уловившей обрывок чужой истории,
      не стоит жалеть,
      что он не ложится в стих...

      _^_




      И ЧЕЙ-ТО ВЗДОХ УСЛЫШУ...

      ... и чей-то вздох услышу,
      чей-то шаг,
      и словно позабуду, как дышать.
      спрошу у тьмы, глаза мои закрывшей:
      ты кто, скажи?
      кто были здесь,
      все вышли...

      и слушаю молчанье темноты,
      мне – знающей, что за спиной – не ты,
      совсем не жаль обманываться снова,
      назвав любимым именем
      другого.

      _^_




      * * *

      Стихи раскрываются настежь,
      как дверцы старинных часов,
      когда белый свет ты мне застишь,
      в дверях появляясь, несом
      каким-то неведомым ветром
      из самого давнего сна...
      Как будто бы зная об этом,
      в округу вплывает луна.
      В её фиолетовом свете
      всё кажется в доме иным.
      И хочется бросить на ветер
      стихи эти, мысли и сны.

      _^_




      С ЧЕТВЕРГА НА ПЯТНИЦУ ВО СНЕ...

      С четверга на пятницу во сне
      приходи, пожалуйста, ко мне,
      я тебе оставлю свет в окне,
      издали увидишь, как мерцает.

      Сны во сне сегодня глубоки,
      ты меня, кем хочешь, нареки,
      позови сквозь ночь со дна реки,
      только знай: во сне на мне лица нет.

      Я же птица, облако, трава,
      сорванная с дерева листва,
      нет с тобой ни сходства, ни родства,
      да и я в лицо тебя не знаю.

      Только ясно ночью мне одно:
      ты мне свет, а я тебе окно,
      где свеча, когда тебе темно,
      ты вода, когда я твердь земная...

      _^_




      БЕЛЫЕ СТИХИ

      На белом пишет снег светло и слепо,
      и прячется за строчками весна,
      где Хлебников стихами греет небо,
      достав листки из наволочки сна.

      Мне снится, что он бродит где-то рядом,
      твердя о нетерпении меча,
      стрелы и пули – быть нежнее взгляда,
      когда душа любовью горяча.

      Я голос этот слышу в песне ветра
      под свист неулетевших времирей.
      Но не срастить два мира нитью света,
      стихами небеса не отогреть.

      _^_




      УЙТИ В ТУМАН

      уйти в туман,
      уйти и захлебнуться
      неведомой доселе мне тоской,
      почувствовав, что можно не вернуться.
      но, если и вернуться, то другой –
      узнавшей, как не видеть дальше пальцев
      протянутой мной сослепу руки.
      так только в нежность можно возвращаться,
      её не отличая от тоски.

      _^_




      КАК СНЕГ, ПРИКОСНЁШЬСЯ...

      Как снег, прикоснёшься к остывшей золе,
      как будто и не было нас на земле,
      не спели, как вишни, бок о бок два сна,
      но зрела одна, разрастаясь, вина.
      Скажи меня снова, как будто нигде
      не шли, отражаясь, как небо в воде,
      не снились друг другу мы тысячу лет,
      но долго искали потерянный свет –
      когда мы во сне: я в твоём, ты в моём,
      по лету беспечному бродим вдвоём.
      Но там, наяву, где звенит пустота,
      всегда для тебя я не та и не та...

      _^_




      ЛАСТОЧКА

      1

      Предчувствие дороги
      истомит,
      сорвёшься вдаль, куда – ещё не зная.
      Но лишь бы ехать, в поезде
      с самим
      собою говорить,
      как жизнь, листая
      стремительные виды за окном
      попутных городов и деревушек...
      Под перестук колёс коротким сном
      забыться, чтобы, вздрогнув и проснувшись,
      расслышать смутный зов издалека,
      где будто бы живут ещё доныне
      ушедшие давно за облака –
      родные...

      2

      Привидится во сне: широкоплеч
      дом на отшибе.
      Сможешь ли облечь
      его в слова?
      Ему простая речь
      окажется тесна, не по нему
      твоей осенней нежности хомут.
      Где ткань стихов? – сплошная хрипотца,
      ни шарфика ему, ни пальтеца...
      Покажется рубашкою отца
      трепещущее облако над ним,
      а может быть, не облако, а дым.
      И все слова в гортани вдруг замрут –
      отцовская рубашка на ветру
      дом обнимает, будто бы весь свет,
      как делают все те,
      которых нет.

      3

      Мама, не волнуйся, я иду.
      Скоро буду, ставь на плитку чайник...
      Так бы мне в затерянном году,
      выпавшем из времени случайно,
      позвонить. Да некуда. И там
      не было мобильных телефонов.
      И во мне сгущалась темнота.
      До сих пор мой внутренний ребёнок,
      съёжившись, наощупь, наугад,
      будто бы дорогой незнакомой,
      с поезда ночного по снегам
      всё ещё идёт к родному дому.

      4

      ... вернуться туда, где тебя и не ждут,
      не знают, а если и знали, не помнят.
      Вернуться, ловить ускользающий звук
      забытых мелодий – они там огромней
      зияющей бреши внутри, но никак
      тебе не догнать отзвучавшего лета.
      Но там невесомая чья-то рука,
      обняв, поведёт вдоль зарытых секретов,
      вдоль сада и дома, которого нет –
      ни влево, ни вправо, по тонкому следу,
      туда, где загадочный теплится свет,
      где станешь и ты тем мерцающим светом.
      Там мёртвые только и знают пути
      туда, где ты можешь, как пыль, раствориться,
      где нужно тебе до себя дорасти –
      вернуться, как будто бы снова родиться.­

      5

      Подойти и уткнуться в родное плечо,
      чтоб глазам стало вдруг горячо-горячо,
      чтобы сердце, растаяв, рекой истекло.
      Посмотри на меня сквозь ночное стекло:
      вот я ласточка, видишь, я ласточка, ла...
      Я вернулась туда, где до неба росла,
      шила платья на старой машинке ручной,
      и мирок мой светился стекляшкой цветной.
      Где трава поутру серебрилась в росе,
      и атласная лента синела в косе...

      И цветы вдоль дорог, и земля, и трава –
      всё осталось во мне, прорастая в слова.

      _^_




      * * *

      К солнцу закатному кони по небу летят,
      Видишь, летят легкокрылые белые кони.
      Нужно порой на волшебном задерживать взгляд,
      Это ведь правда волшебно, и ты меня понял,

      Хоть я сейчас не сказала тебе ничего.
      Это как раньше, мы были с тобою безмолвны:
      Ты мне писал что-то нежное, и оттого
      Я просыпалась, как будто у Бога в ладонях.

      Ты мне дарил имена, каждый день – чудеса,
      Словно творил мир вокруг из весенних рассветов...
      Нашими снами о счастье полны небеса
      Так же, как светом наполнено каждое лето.

      _^_




      А ТАМ, ГДЕ КОНЧАЕТСЯ...

      а там, где кончается тело, всегда начинается свет.
      ты смотришь на человека, а видишь солнце,
      так смотришь на дерево, а всё оно – щебет в его листве,
      а мы разве только то, что после нас остаётся? –
      дырявая лодка, как тщетность уплыть вовне,
      но, стоит истаять, всю бытность наполнит светом?
      вода в глубине, всегда тяжелей и темней,
      уходит за человеком...

      _^_




      ПЕРЕВЕДИ...

        "Переведи меня через майдан"
          В. Коротич, перевод Ю. Мориц

      Переведи меня через майдан,
      Через людские чаянья и горе
      Я не смогу сквозь выстрелы к садам,
      Где тишина, дойти одна. Мне горек

      Не дым горящих смесей и не чад,
      А спёртый воздух взорванного мира,
      Где перестала музыка звучать,
      Не в силах заглушить чумного пира,

      Где забивает насмерть без суда
      Разнузданная ярая свобода...
      Переведи меня через майдан,
      Я не смогу дойти без перевода.

      _^_



© Галия Попова, 2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 2024.



 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Андрей Бычков. Я же здесь [Все это было как-то неправильно и ужасно. И так никогда не было раньше. А теперь было. Как вдруг проступает утро и с этим ничего нельзя поделать. Потому...] Ольга Суханова. Софьина башня [Софьина башня мелькнула и тут же скрылась из вида, и она подумала, что народная примета работает: башня исполнила её желание, загаданное искренне, и не...] Изяслав Винтерман. Стихи из книги "Счастливый конец реки" [Сутки через трое коротких суток / переходим в пар и почти не помним: / сколько чувств, невысказанных по сути, – / сколько слов – от светлых до самых...] Надежда Жандр. Театр бессонниц [На том стоим, тем дышим, тем играем, / что в просторечье музыкой зовётся, / чьи струны – седина, смычок пугливый / лобзает душу, но ломает пальцы...] Никита Пирогов. Песни солнца [Расти, расти, любовь / Расти, расти, мир / Расти, расти, вырастай большой / Пусть уходит боль твоя, мать-земля...] Ольга Андреева. Свято место [Господи, благослови нас здесь благочестиво трудиться, чтобы между нами была любовь, вера, терпение, сострадание друг к другу, единодушие и единомыслие...] Игорь Муханов. Тениада [Существует лирическая философия, отличная от обычной философии тем, что песней, а не предупреждающим выстрелом из ружья заставляет замолчать всё отжившее...] Елена Севрюгина. Когда приходит речь [Поэзия Алексея Прохорова видится мне как процесс развивающийся, становящийся, ещё не до конца сформированный в плане формы и стиля. И едва ли это можно...] Елена Генерозова. Литургия в стихах - от игрушечного к метафизике [Авторский вечер филолога, академического преподавателя и поэта Елены Ванеян в рамках арт-проекта "Бегемот Внутри" 18 января 2024 года в московской библиотеке...] Наталия Кравченко. Жизни простая пьеса... [У жизни новая глава. / Простим погрешности. / Ко мне слетаются слова / на крошки нежности...] Лана Юрина. С изнанки сна [Подхватит ветер на излёте дня, / готовый унести в чужие страны. / Но если ты поможешь, я останусь – / держи меня...]
Словесность