Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


Наши проекты

Теория сетературы

   
П
О
И
С
К

Словесность



ПОРТРЕТ ОТЦА


 


      * * *

      Поздняя весна весьма обманчива,
      Мудрено ли – угодить на всех.
      Распустившуюся мать-и-мачеху
      С головой накрыл апрельский снег.

      Лужи – пятнами на белой скатерти,
      Город, съежившись, продрог насквозь;
      Тротуары потонули в слякоти,
      На дорогах – грязь из-под колес.

      Что за дрянь погода, поглядите-ка,
      Ведь вот-вот и на пороге май, –
      Разом раскапризничались нытики;
      Этим только повод подавай.

      Смутная тревога в гости просится.
      Не пускай, гони ее взашей.
      Чем тебе сюрприз весны не по сердцу?
      Звонче воздух и земля свежей.

      Пусть покуда празднует обидчица,
      Стает снег – останется роса.
      А через неделю мир очистится
      Светлым Воскресением Христа.

      _^_




      * * *

      Над Москвою пробудился новый
      Солнечный весенний день воскресный.
      С самого утра на Воробьёвы
      Высыпали толстые невесты.

      Кавалеры выглядят печально
      Со вчерашней бурной посиделки
      И скучают, будто бы случайно
      Оказались не в своей тарелке.

      В ожиданье опоздавших свёкров
      Гости, сбившись, не находят дела.
      По знакомству нанятый фотограф
      Щёлкает направо и налево.

      Родичи почти дошли до ручки;
      Сутолока, чехарда и крики.
      Невпопад весёлые подружки
      Добавляют зрелищу интриги.

      Заразить пытаясь позитивом,
      Детки взрослых развлекают танцем;
      Тот, кто был не самым терпеливым,
      Заимел наследников авансом.

      За рекою встык стоят высотки,
      Будто тоже свадьбы ожидают.
      А Москва-река по-философски
      Лужники неспешно огибает.

      _^_




      СТАВРОПОЛЬ

      В конце Великого поста
      Я прилетел на торжества,
      Спасаясь от столичных мает,
      В тот край, где воздух невесом,
      Где ангел золотым крестом
      Хранимый город осеняет.

      Все собрались. Заполнен зал.
      Мне председатель слово дал.
      Но тут произошла заминка.
      Смотрю – прелестна и стройна,
      Притом неслыханно скромна;
      Ну сразу видно – абазинка.

      Как лезвие, пронзает взгляд,
      И платье легкое до пят
      Переливается, колышась.
      Не удивляюсь, что тогда
      Я речь свою не без труда
      Сумел произнести, не сбившись.

      На суше или на воде –
      Я не встречал таких нигде.
      О, эти девушки Кавказа!
      Хоть запирайся, хоть молись,
      От вас так просто не спастись;
      Тут нужен талисман от сглаза.

      Но где б я ни был, – Боже мой! –
      Она – стоит передо мной,
      И нету на земле прекрасней.
      Куда б ни завели пути,
      Она, как ангел во плоти,
      Хранит с тех пор от всех напастей.

      _^_




      * * *

      Кто разгадать не норовит
      Чужой характер вмиг?
      Но, на поверку, внешний вид
      Заводит нас в тупик.

      Бывает, смотришь, человек –
      Не человек – кремень;
      А ищет прошлогодний снег
      Или вчерашний день.

      Себя он выдаст с головой
      Тем, что суровый взгляд
      Нацелен не перед собой,
      А обращен назад.

      И у него сомненья нет,
      Что пролетели влёт
      Пятнадцать, двадцать, тридцать лет,
      Как стрелки оборот.

      Мгновенье – день, минута – год,
      Всё, как у всех, кажись;
      Так незатейливо пройдет
      Обыденная жизнь.

      Но есть лазейка – не попасть
      В губительный силок, –
      Попробовать, не торопясь,
      Жить без оглядки, впрок.

      Ложиться заполночь без сил,
      Потом вставать чуть свет,
      Чтоб каждый день наполнен был,
      Как двадцать, тридцать лет.

      На время жаловаться грех,
      Что, не спросясь, бежит;
      Оно лишь выдумка – для тех,
      Кто им не дорожит.

      Не опасайся не успеть,
      Отбрось напрасный страх;
      И верь, что жизнь длинней, чем смерть,
      И всё – в твоих руках.

      _^_




      * * *

      Жизнь кажется обворожительной,
      Лишь шаг – и воплотишь желания.
      Как вдруг настигнет неожиданно
      Осеннее недомогание.

      Всё, вроде, сшито крепко-накрепко.
      Казалось, что могло грозить бы нам?
      Но, как показывает практика,
      Ничто нельзя назвать незыблемым.

      Всё злит, – погода депрессивная,
      Рассвет, застывший в луже глянцевой;
      И ищешь, чем бы компенсировать
      Утраченную мотивацию.

      Лес помертвел, покрылся пятнами.
      Где силы, чтоб вернуть смогли меня
      В условия благоприятного
      Психологического климата?

      Что за Господне наказание –
      Растерянно следить за тлением
      И про себя давать названия
      Несуществующим явлениям.

      Как сделать, чтоб с собою в мире быть
      При перепадах настроения
      И неуменьи сублимировать
      Свои подспудный стремления?

      Зима близка до осязания;
      И стоит, колдовства не требуя,
      Попробовать начать всё заново,
      Как будто осени и не было.

      И, словно восходя по лестнице,
      Понять, что можно не тревожиться;
      И в самый светлый день Рождественский
      Почувствовать, что жизнь – не прожита.

      _^_




      ВЕЗЕНИЕ

      Кто на иронию горазд,
      Кто не рисуется фальшиво,
      Тот убеждался много раз,
      Везенье – признак позитива.

      Кто не страшится прогореть
      В игре, в которой куш не мелок,
      Тому не скучно даже средь
      Интеллигентских посиделок.

      Удобно плыть по воле волн,
      Везде вести себя по форме
      И исповедать эталон –
      Мол, конформистом быть комфортней.

      А тот, кому доступна суть,
      Кто благ не ожидает втуне,
      Тот запросто готов рискнуть,
      Уверенный в своей фортуне.

      Не каждый, кажется, поймет, –
      Те, что смогли пройти по грани,
      Предвидели на шаг вперед
      И никогда не проиграли.

      Живут как будто за троих,
      Чем вызывают подозренье,
      И недолюбливают их
      За неизменное везенье.

      Но всё, чего недостает,
      Судьба подносит им на блюдце;
      И те, кому всегда везет,
      Всегда последними смеются.

      _^_




      ТРУСОСТЬ

      Храбрость не приносит преимуществ.
      Уж победа, кажется, близка, –
      Не убережешься, потому что
      Трусость действует исподтишка.

      Не мятежница, не бунтовщица;
      Но, добившись выгоды своей,
      Трусость не стесняется гордиться
      Тем, что снова выигрыш за ней.

      Важно распознать чужую слабость,
      Тут же – торжество не за горой;
      А какой ценой оно досталось,
      Это, наконец, вопрос второй.

      Не чуждаться низости и лести,
      Но привычно не играть с огнем;
      А наивные призывы к чести
      Трусости обычно нипочем.

      Отхватив всего, чего хотелось,
      Так, что хватит до остатка дней,
      Трусость выдает себя за смелость,
      Упиваясь дерзостью своей.

      Палец в рот ей не клади – откусит.
      Но наступит и ее черед;
      Тихо торжествующая трусость
      Незаметно изнутри гниет.

      Что порочно – стало быть непрочно;
      Глянешь, – далеко ли до греха, –
      Глянцево блистает оболочка,
      Ткни слегка, а там внутри – труха.

      _^_




      УСАДЬБА

      Солнце июльское нынче особенно злое.
      Нас не смутить. Мы отправимся в путь поутру.
      Тула, Москва и Орёл изнывают от зноя;
      А в Лутовинове – рай, несмотря на жару.

      Тает дорога, вот-вот уж приехать пора нам;
      Только чуть-чуть потерпеть – на несчётной версте
      Светлые контуры стройного Спасского храма
      За поворотом возникнут во всей красоте.

      И неожиданно необратимое время
      Вспять потечёт и волной увлечёт за собой,
      Где неподвижная сень двухсотлетних деревьев
      Нас от несносного солнца укроет листвой.

      Скрытой тропинкою среди кустов и кореньев
      Неторопливо уйдем с проторённых аллей;
      Может быть, этой тропинкой влюбленный Тургенев
      Савину в сад уводил от докучных гостей.

      Тут ей в подарок поднёс драгоценные серьги;
      Трелью своей соловей отозвался вдали.
      Савинский пруд обогнув, добредём до беседки,
      Где признавался писатель актрисе в любви.

      Кажется, будто при нас это происходило;
      Но не хватает лишь малости: вот бы узнать,
      Вот бы услышать, какие слова находил он,
      Чтобы красавице чувства свои передать.

      Знаю, признанье его не остыло поныне,
      Пусть своей цели писатель вполне не достиг.
      Вспомним Ивана Сергеевича и подымем
      Полные рюмки – за русский свободный язык.

      _^_




      ПОРТРЕТ ОТЦА

      Меня воспитывал отец.
      Он не умел давать поблажки
      И попускать мои промашки
      Отказывался наотрез.

      Случись порой созорничать,
      Он на меня глядел сурово;
      И я за дело и за слово
      Учился с детства отвечать.

      А провинись в серьезном чем, –
      Бессмысленно давить на жалость, –
      Отец тогда, как полагалось,
      Учил по-дедовски – ремнем.

      Его мне не в чем упрекнуть;
      Я был не в меру избалован,
      И приходилось быть суровым,
      Чтобы на путь меня вернуть.

      Я с возрастом постиг вполне,
      Хотя и осознал не сразу, –
      Я одному отцу обязан
      Всем, что есть лучшего во мне.

      Я вырос легок на подъем,
      Зазря не ввязывался в споры
      И взял за правило простое –
      Всегда ходить прямым путем.

      От корня прорастает ствол;
      И чем прочнее связь – тем круче.
      Урок, что в детстве был получен,
      Меня ни разу не подвел.

      И если б хоть на краткий миг
      Отец внезапно возвратился,
      Он бы, я думаю, гордился
      Всем, чего сын его достиг.

      Я с ним беседую порой;
      По-прежнему он рядом где-то
      И с карандашного портрета
      Следит заботливо за мной.

      _^_




      ТИШИНА

      Дождь неуклюже накрапывает,
      Воздух пронзительно тих;
      Редкое небо проглядывает
      Меж облаков кучевых.

      Роща скромна, словно девственница,
      Галок и тех не слыхать;
      Молча березы советуются,
      Как бы им день скоротать.

      За ежевичною изгородью
      К шелковой ели прильну.
      Лишнего слова не выговорю,
      Чтоб не спугнуть тишину.

      Русь-недотрога – награда моя,
      Вдруг невзначай в тишине
      Тайна твоя неразгаданная
      Чуть приоткроется мне.

      _^_




      ПОЭТЕССА

      Безжалостная, будто мафия,
      А может, и намного злее, –
      Любительница амфибрахия
      И ненавистница хорея.

      Закрывшись, как отшельник в пýстыни, –
      Светильник, кофе, сигарета, –
      Она строчит стихи без устали
      С полуночи и до рассвета.

      Бумага чистая податлива,
      Строка к строке – рукою ловкой;
      Не то чтобы она талантлива,
      Но так – справляется с рифмовкой.

      Ее манера экспрессивная
      Мужчин доводит до озноба;
      Не то чтобы она красивая,
      А так – эффектная особа.

      Но комплименты не по нраву ей,
      Она поэт – не поэтесса!
      В ней гендерное равноправие
      Звучит синонимом прогресса.

      Духовной жаждою разбужена,
      Она фигурой колоритной
      Возносится во всеоружии
      И жжет сердца глагольной рифмой.

      _^_




      ХОРОШИЙ ЧЕЛОВЕК

      В известном городе большом
      Совсем недавним прошлым
      Между соседями тишком
      Жил человек хороший.

      Не худощавый, не толстяк,
      Не грешник, не святоша,
      Неторопливо, просто так
      Жил человек хороший.

      Ни разу не был уличен
      Ни в пьянке, ни в дебоше;
      И все сошлись на том, что он
      Был человек хороший.

      Он не читал ученых книг,
      Решив – себе дороже;
      Пусть он успехов не достиг,
      Но человек хороший.

      Ему талантов не дал Бог,
      Благих желаний тоже;
      Пусть никому он не помог,
      Но человек хороший.

      О нем весь двор судил-рядил,
      Но порешили проще:
      Раз никому не навредил,
      То человек – хороший.

      Однажды он глаза смежил,
      Все вкратце подытожил
      И умер, словно и не жил,
      Тот человек хороший.

      Твердили на похоронах,
      Что он не вынес ноши
      И вот безвременно зачах,
      А человек – хороший.

      С тех пор, друзьями позабыт,
      Знакомыми заброшен,
      На дальнем кладбище лежит
      Тот человек хороший.

      Жизнь заново не проживешь,
      Не переменишь кожи.
      И не поймешь, – а был хорош
      Тот человек хороший?

      _^_




      ВЕТЕР

      Зябкая поземка змейкой юркой
      Вьется так, что спрятаться нельзя.
      В крохотном Каретном переулке
      Суматошный снег слепит глаза.

      Вышедшие из дому некстати –
      Задирают вверх воротники;
      Школьницы, спешащие с занятий,
      Наглухо укутаны в платки.

      Будто бы неслыханная сила
      Светопреставлению виной;
      Кажется, всю землю застелило
      Плотной полотняной пеленой.

      Но чуть-чуть ладонью заслониться,
      Бросить взгляд в полуденную высь,
      Сквозь заиндевевшие ресницы –
      Солнца луч откуда ни возьмись.

      И, не веря своему везенью,
      Молча, очарованный стоишь, –
      Не пурга похоронила землю,
      Просто ветер снег сдувает с крыш.

      _^_




      МОЯ ВЯТКА

      Русь склонить под рукою владычней
      Порешил патриарший престол.
      Мои предки, чтя древний обычай,
      В те поры уклонились в раскол.

      Непокорные старообрядцы
      От гонений скрывались в скитах
      И осели по землям по вятским,
      Не продав свою совесть за страх.

      Не сломили их беды и бури,
      Жизнь вилась над избою дымком;
      Ведь не зря мой прапрадед Меркурий
      Основательным слыл мужиком.

      Век бы жить им, молясь да не хмурясь,
      Обустраивать дом свой ладком.
      Только видишь, как все обернулось,
      Когда грянул нечаемый гром.

      Не спасла моих прадедов Вятка,
      Тут уж поздно – крестись не крестись;
      Те, кого не смело без остатка,
      Кто куда по Руси разбрелись.

      Жить по чести, случалось, непросто, –
      Хоть умри, а душой не криви, –
      Но всегда выручало упорство,
      Что у каждого было в крови.

      Хотя я не бунтарь бесшабашный, –
      Не буяню, интриг не плету,
      Не усердствую в спорах, – однажды
      Мне становится невмоготу.

      Не по вере – по жизни раскольник,
      Не терплю самозваную знать;
      Что поделаешь, вятские корни
      Всё – нет-нет а дают себя знать.

      Хоть с сумою – да что-нибудь стою;
      Предкам-старообрядцам под стать –
      Я всегда шел дорогой прямою,
      А упрямства мне не занимать.

      Жизнь качала, трясла и кружила,
      Но дорога казалась гладка,
      И текла в переполненных жилах
      Заповедная Вятка-река.

      _^_




      СНЕГ В КРЫМУ

      В горах сгустилась пелена,
      Какой не чаяли вначале,
      И сумерки средь бела дня
      Непредсказуемо настали.

      Сплошной завесой снег упал;
      Кругом – не видно на полшага.
      В снегу Ангарский перевал,
      В снегу отроги Чатыр-Дага.

      Зима сошла во всей красе,
      А с нею спорить не годится;
      По обе стороны шоссе
      Машин застыла вереница.

      Но чувствовалось, что вот-вот
      Природа сменит гнев на милость;
      И я прошел пешком вперед,
      Туда, где небо прояснилось.

      Я вглядывался из-под век
      Вослед унявшейся стихии,
      Вдыхая первозданный снег,
      Простой, привычный снег России.

      _^_




      НОЧНЫЕ ВЕДЬМЫ

        Памяти девушек 46-го Гвардейского
        бомбардировочного авиаполка посвящается

      Напрасно вы нас ведьмами прозвали.
      Вам ведьмы сроду были нипочем;
      Столетьями легко вы побеждали,
      Пытая их железом и огнем.

      Зря скалите озлобленные пасти,
      Всё будет по-другому в этот раз;
      Железо и огонь – не в вашей власти,
      Теперь они обрушатся на вас.

      За каждое земное злодеянье
      Вы приговорены нести ответ.
      Мы девушки – небесные созданья,
      Но для врага – страшней ста тысяч ведьм.

      Нас голыми руками не возьмете,
      Когда, прожекторам наперекор,
      Бесшумно мы на бреющем полете
      На цель заходим, заглушив мотор.

      Кто сманит нас благополучным раем?
      На восемьдесят бед – один ответ!
      И даже если в небе мы сгораем,
      Тем, кто за нами, – пролагаем след.

      Бессильны ваши ненависть и злоба.
      Мы тут, мы там, вокруг – со всех сторон.
      Хоть не сомкните глаз, глядите в оба,
      Мы наяву – ваш самый страшный сон.

      И вам нигде не отыскать спасенья, –
      Забившись в щель, ползком иль на бегу.
      Нет, мы не ведьмы, мы – богини мщенья,
      Не знающие жалости к врагу.

      _^_




      * * *

      Распорядок в небесах нарушен,
      Я такого не припомню мая;
      Мелкий дождь изматывает душу,
      По стеклу полосками стекая.

      Продержись, бывало и похуже,
      Может быть, просвет вот-вот забрезжит.
      Это кажется, что жизнь снаружи
      Никогда уже не будет прежней.

      Пóвода отчаиваться нету;
      Что за вздор – глазеть в окно с тоскою,
      Словно солнце не светило летом,
      Словно снег не выпадал зимою.

      Станем собирать себя по крохе,
      Чтоб не распылиться на осколки.
      Я сварю для нас две чашки кофе
      И достану Лермонтова с полки.

      Хрупкий мир в окне на время вымер,
      Всё живое дождь согнал под кровлю;
      Значит мы обречены на выбор, –
      Выбор между смертью и любовью.

      Просидим за книгой до рассвета, –
      Только бы лукавый не попутал, –
      И увидим, как упрямый ветер
      Разгоняет облака под утро.

      _^_



© Андрей Галамага, 2023.
© Сетевая Словесность, публикация, 2023.



 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ирина Фельдман: Посланница Божественной Любви [Я еще не умею любить, но уже смотрю любви в лицо. Только это не романтическая любовь. Я люблю людей, которые читают мои истории. Людей, которые встречаются...] Анна Аликевич: Религия добра (о сборнике стихотворений Марии Фроловской и Натальи Захарцевой "Антоновка с Авалона") [Радование жизни, способность ощущать счастье цветения и свет надежды прежде всего – отличают творчество героинь материала. Должна ли настоящая поэзия...] Павел Сидельников: Из книги стихотворений "Долгое дыхание" [Восходит солнце. Тем и хороша, / быть может, ночь – наутро оставляет / минуту на прощанье. О, душа! / Сойти б с ума, да ум не позволяет...] Олег Горшков: Пришествие печали [Печаль в твоём вине, твоих стихах, / и в музыке, и в запахах, и в детях. / Избыта боль, куда-то канул страх, / и лишь печаль господствует на свете...] Елена Сомова: Пять рассказов [Не спеши отдавать Божью милость, самой тебе дарованную в виде любви, даже когда просчиталась. Не отдавайся ошибке и не отчаивайся...] Любовь Берёзкина: "Круглый стол" на тему "Тенденции и проблемы современной поэзии", Часть I [Наша задача: попытаться показать литературный процесс изнутри. Для этого совершенно разным, не знакомым между собой представителям литературной среды...] Людмила Свирская: Покой не наступает на Земле [Покой не наступает на Земле, / В весну не открывается фрамуга – / В глухом, непроходимом феврале / Сидим, молчим и смотрим друг на друга...] Пётр Старцев: Билет на море [Наши роботы нас никогда не простят, / Наши роботы нас не осудят. / Наши роботы нам надонатили стяг, / Под которым нас выведут в люди...]
Словесность