Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



НАВОДНЕНИЕ  2007


      "SECOND CLOWN. Give me leave. Here lies the water; good: here stands the man; good: if the man go to this water, and drown himself, it is, will he, nill he, he goes; mark you that? but if the water come to him, and drown him, he drowns not himself: argal, he that is not guilty of his own death shortens not his own life".

      William Shakespeare, "Hamlet", Act Five



    I

    Прочистить глаза, в уголках - бредни, я
    так называю слезы с тушью, она ах,
    как была смешлива, затем зу-
    бы, как бы если бы с кем-то
    можно еще целоваться.

    В руках сумки, в ногах - круги наводнения,
    по колено в воде, по голову в делах,
    окно распахнуто прямо в Темзу.
    Прожекторы освещают, как кинолента
    правду не-жизни, братство

    людей на велосипедах глубокой ночью,
    когда двери придавлены мешками,
    как мыслями миссисы, вышедшие без
    мужчин в открытую воду.
    Прочистить глаза - вот главное, когда

    вода поднимается до самого горла, воочию
    убеждаясь, что есть еще люди. А сами
    люди выходят прочь, как из них интерес
    ко всему, что не знает броду.
    Она понимает и погибает, как если бы не сказала да.

    II

    Великобритания перемещается на крыши,
    крыши, свободные от ворон,
    населяющих замки, аббатство
    убеждается, что Он есть и выше,
    и бас архиепископа - может быть, баритон, -
    произносит молитву, как если бы было с Кем целоваться.

    III

    Я люблю тебя, Англия.
    Больше, чем любит тебя вода,
    чем рыбы, которые застревают в сетях,
    ангелы, раздающиеся в люди, не бумеранг ли я,
    если возвращаюсь в смытые города
    и бросаю тени на ставни, взмах
    облаков приравнен к дождю. Бледна у
    порога погода, серое вещество
    средневековых крепостей
    вызывает приступ вымысла, сей
    мир зашел за тобой, Англия, во
    времена, в которые только петь: Take me now.

    IV

    Хорошо бы смыться из империи,
    жаль, что империи нет - некуда
    больше смываться. Брюки
    посреди чемоданов
    смотрятся на человеке, как лист
    на Адаме. Верю и
    доверяю, веку, да,
    закрытому так, как могут только руки
    суки, которую любит любимый, он, да, но в
    ней есть что-то меньшее. East
    темнит твои строки, улицы, потусторонний
    отсвет медленно заполняет сумрак,
    полонит, как гортанное эхо в сурах,
    жесты. И вода твердеет в зрачках, что цирконий,
    уже не нашептывая: aboard, aboard,
    for shame! Но ровно наоборот.

    V

    Прочисть глаза и дом открой,
    проспи и непогоду,
    и смерть, и выдай с головой
    обрушенную воду.

    Что clown, он похож своим
    запачканным костюмом
    на парус, выданный двоим,
    но выкрученный трюмом.

    Теперь ему не посадить
    на плечи путный ветер.
    И не доплыть, расправив прыть
    до бьющей Спину плети.

    Ни чьих советов, ни души,
    разброд бредет в округе.
    Лежит, не лжет, карандаши
    ея точны, упруги.

    Се капли, хорошо, вот здесь
    был человек, ребро, и лето
    еще не изгнано, и весть
    не отдана и не отпета.

    Змеится суша, меж листвы
    ткут прутья пауки,
    несут столапые волхвы
    шаги из-под реки.

    Река хитра, река чиста,
    она допустит всех.
    И роет яму неспроста
    заядлый дровосек.

    Он держит саженец в руке,
    пока видна земля,
    потом увидят вдалеке
    чужие тополя.

    Если вода не идет к тебе -
    ты приходи к воде.
    И не поставит тебе "НБ"
    Сам в дневнике, в нигде.

    27, 29.07.2007



    "ВТОРОЙ МОГИЛЬЩИК. Погоди. Вот здесь тебе вода; хорошо; вот здесь тебе человек; хорошо; ежели человек идет к этой воде и топится, то хочет не хочет, а он идет; заметь себе это; но ежели вода идет к нему и топит его, то он не топится; отсюда эрго: кто неповинен в своей смерти, тот своей жизни не сокращает". (пер. М.Лозинского).




© Инна Кулишова, 2007-2021.
© Сетевая Словесность, 2008-2021.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Разговоры птиц [А после он, она (ее зовут Овцебык) - стоят на ступенях школы в теплом тумане ноября, под медленным, падающим на маленькие ивы школьного двора снегом,...] Ирина Кадочникова: "Слово, ставшее событьем" [Читая "Почерк голоса" понимаешь, что право сказать "ты - только слово" дано лишь тому, кто по-настоящему верен собственному выбору и кто способен переживать...] Александр Корамыслов: Поэт и финифть [выйду-ка я в темень, посвечу-ка мордой - / может быть, увижу за гнилой Смородиной - / для кого-то Родину, для кого-то Мордор, / а для самых ушлых...] Иван Клочков: В ребяческих руках [во сне ко мне приходит страшный Он / садится на краю моей постели / и шепчет мне тихонько колыбели / чтоб я заснул и видел страшный сон...] Денис Гербер: Будитлянин, или Приснившаяся змея ["Слава богу, - подумал К., - есть хоть какая-то опора в мире, и эта опора - дети, которые пока не разговаривают".] Поэт перед взглядом тьмы: о стихах Юлии Матониной [В рамках цикла вечеров "Уйти. Остаться. Жить" (куратор - Николай Милешкин) в Культурном Центре им. академика Лихачёва состоялся вечер памяти поэтессы...] Александр Щедринский: Молчания ночного антитеза [мне нравится это (не знаю, как это назвать): / деревья в цвету и бегущие автомобили. / рассветная сырость, примятая телом кровать. / звонящий мне...] Андрей Баранов: Изгнание из Рая [Играя на трубах, в литавры звеня, / чумные от пота и пыли, / мы сами в ворота втащили коня, / на площадь его водрузили...]
Словесность