Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


Наши проекты

Мемориал-2000

   
П
О
И
С
К

Словесность



ЖИЗНИ ПРОСТАЯ ПЬЕСА...


 


      * * *

      Жизни простая пьеса,
      Действия вовсе нет.
      Смотрит без интереса
      только луна в лорнет.

      Действующие лица:
      дерево и балкон,
      солнце, окно и птица,
      фото вместо икон.

      Жизни простая пьеска.
      Критик бы поносил.
      А на другую – с блеском –
      нет уже больше сил.

      Ветер, раскрывший двери.
      Лампочка в тишине...
      Но Станиславский – верю –
      "Верю", – сказал бы мне.

      _^_




      * * *

      Проходит жизнь куда-то мимо,
      себя являя без прикрас.
      Я только раз была любимой,
      а любящей – сто тысяч раз.

      Устала жить, судьбе переча,
      надежду слабую стеречь...
      И лишь одна большая встреча
      затмила тысячи невстреч.

      Живём на свете или спим мы,
      чтоб поутру свой сон забыть?
      Мне не бывать уже любимой,
      но любящей нельзя не быть.

      _^_




      * * *

      А счастье мы замечаем,
      когда его уже нет,
      когда от него печальный
      останется слабый след.

      Лишь отзвуком или тенью,
      полоскою в небесах,
      обрывком ночных видений,
      травинкою в волосах –

      оно о себе напомнит
      неслышно тебе и мне,
      и будет вздыхать средь комнат,
      поскрипывать в тишине.

      Когда мы счастливы были,
      прижавшись к плечу плечом,
      когда безумно любили –
      не думали ни о чём.

      Как воздух оно, как звёзды,
      снежинки мгновенный след,
      лови же! Но поздно, поздно...
      Вот только что – и уж нет...

      _^_




      * * *

      По улицам, полным печальных людей,
      иду, не замечена ими.
      Душа, не отчаливай, не холодей,
      неси своё гордое имя.

      Тебя узнаёшь по сиянью в толпе,
      как облик свой нежишь и холишь.
      И как одиноко б ни было тебе –
      но ты до толпы не снисходишь,

      Горжусь как трофеем, добытым в бою,
      что ты, сохранившая целость,
      легко превращаешь ненужность мою
      в единственную драгоценность.

      _^_




      * * *

      Когда ты выкраивал время для встреч,
      мы даже минутку старались сберечь,
      чтоб ею сполна насладиться.
      Нам дом был за каждым углом и кустом,
      цветы расцветали на месте пустом
      и сердце взмывало как птица.

      Я рада была и маршрутке любой,
      и будке пустой телефонной с тобой,
      и каждому прикосновенью,
      маячили звёзды, светились огни,
      и в вечности где-то копились они,
      прекрасные наши мгновенья.

      Теперь, когда ты от меня далеко,
      и нам повстречаться опять нелегко,
      пусть прежний тот опыт поможет.
      Найди хоть какую-то щёлочку, лаз,
      и выкрои там хоть минутку для нас,
      а Бог не заметит, быть может.

      Пусть вечность свидание выделит нам.
      Я счастлива буду и знакам, и снам,
      и всем чудесам превращений.
      И что б не встречалось – деревья, цветы, –
      мне сердце подскажет, что это был ты,
      а смерти и впрямь вообще нет.

      _^_




      * * *

      Сегодня день без строчки. Обесточка.
      Каштан, печально голову склоня,
      не проронил сегодня ни листочка.
      Обиделся, быть может, на меня?

      Не пишется мне без его подсказки,
      его подкраски, тонкого резца,
      каштановой его несмелой ласки,
      когда листва касается лица.

      Вчера читала вечером Катулла,
      а он, не замечаемый, поник,
      что на него ни разу не взглянула...
      Прости, каштан, ты лучше всяких книг!

      Сегодня на тебя вовсю глядела
      и понимала с полушепотка,
      всё, что летело, пело, шелестело...
      и прочитала два твоих листка.

      _^_




      * * *

      Как небо сегодня радушно,
      и, кажется, всё по плечу,
      и я, как на шаре воздушном,
      в корзине балкона лечу.

      А в небе то сине, то ало,
      и солнце теснится в груди,
      как будто я горя не знала
      и всё у меня впереди.

      _^_




      * * *

      У жизни новая глава.
      Простим погрешности.
      Ко мне слетаются слова
      на крошки нежности.

      А я с ладони их кормлю –
      пусть не печалятся,
      учу их говорить "люблю" –
      и получается.

      Они просты и озорны,
      как те воробушки,
      вам все их пёрышки видны
      и даже рёбрышки.

      Мои словечки для того,
      кто ими лечится,
      для человечка одного,
      для человечества.

      _^_



© Наталия Кравченко, 2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 2024.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов. Жена [Мы прожили вместе 26 лет при разнице в возрасте 23 года. Было тяжело отвыкать. Я был убит горем. Ничего подобного не ожидал. Я верил ей, она была всегда...] Владимир Алейников. Пуговица [Воспоминания о Михаиле Шемякине. / ... тогда, много лет назад, в коммунальной шемякинской комнате, я смотрел на Мишу внимательно – и понимал...] Татьяна Горохова. "Один язык останется со мною..." ["Я – человек, зачарованный языком" – так однажды сказал о себе поэт, прозаик и переводчик, ученый-лингвист, доктор философии, преподаватель, человек пишущий...] Андрей Высокосов. Любимая женщина механика Гаврилы Принципа [я был когда-то пионер-герой / но умер в прошлой жизни навсегда / портрет мой кое-где у нас порой / ещё висит я там как фарада...] Елена Севрюгина. На совсем другой стороне реки [где-то там на совсем другой стороне реки / в глубине холодной чужой планеты / ходят всеми забытые лодки и моряки / управляют ветрами бросают на...] Джон Бердетт. Поехавший на Восток. [Теперь даже мои враги говорят, что я более таец, чем сами тайцы, и, если в среднем возрасте я страдаю от отвращения к себе... – что ж, у меня все еще...] Вячеслав Харченко. Ни о чём и обо всём [В детстве папа наказывал, ставя в угол. Угол был страшный, угол был в кладовке, там не было окна, но был диван. В углу можно было поспать на диване, поэтому...] Владимир Спектор. Четыре рецензии [О пьесе Леонида Подольского "Четырехугольник" и книгах стихотворений Валентина Нервина, Светланы Паниной и Елены Чёрной.] Анастасия Фомичёва. Будем знакомы! [Вечер, организованный арт-проектом "Бегемот Внутри" и посвященный творчеству поэта Ильи Бокштейна (1937-1999), прошел в Культурном центре академика Д...] Светлана Максимова. Между дыханьем ребёнка и Бога... [Не отзывайся... Смейся... Безответствуй... / Мне всё равно, как это отзовётся... / Ведь я люблю таким глубинным детством, / Какими были на Руси...] Анна Аликевич. Тайный сад [Порой я думаю ты где все так же как всегда / Здесь время медленно идет цветенье холода / То время кислого вина то горечи хлебов / И Ариадна и луна...]
Словесность