Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Словесность: Рассказы: Михаил Березин


ТРИ РАССКАЗА



Боевой клич
Аль-Капоне мертв
Траншея
 



 

АЛЬ-КАПОНЕ МЕРТВ...

(Из сборника "Разборки на дорогах")

"А на войне, неровен час,
быть может, мы, быть может, нас..."
("Любэ")

Мы залегли за насыпью вдоль железнодорожной ветки, соединяющей Варшаву с Познанью. Все вокруг было вплавлено в призрачный, белесый рассвет, словно муха в янтарь. Рядом высился призрачный лес, будто бы вырезанный из нестиранной гимнастерки. Да и мы сами с нашими автоматами, припавшие к насыпи, больше смахивали на призраков. Этакие чада ночного кошмара. Вот, пущенное крученным ударом, взмоет солнце, изливая сквозь многочисленные прорехи в покрышке сияние, наши дурацкие фигурки начнут обретать прозрачность, сквозь них все отчетливее станет проступать бурая, залитая машинным маслом, щебенка, и, наконец, мы полностью растворимся в свете нарождающегося дня... Но пока еще мы здесь. Ха-ха!

Словом, все вокруг было преисполнено призрачности за исключением коньяка "Наполеон", который мы хлебали по очереди из пузатой бутылки. Он обжигал гортань и тепло разливалось по организму. С автоматами, разумеется, был полный маразм. На военные эшелоны мы и раньше не зарились, а с тех пор, как Западная группа войск позорно капитулировала, нам больше не попадалось ни одного военного эшелона. Но Кровавая Мэри объяснила, что автоматы все равно могут понадобиться. Очевидно, на случай, если Верлиока в очередной раз вознамерится составить нам конкуренцию на нашем же собственном участке. Сама-то атаманша щеголяла "Байардом" 9-го калибра. И эти странные длинные плащи и шляпы с полями тоже она нас заставила нацепить. Можете себе представить, как выглядит в подобном одеянии Мутант? Или тот же Карлюкин? Только сумасшедшие дизайнеры одежды, из тех, что сочиняют моду двадцать первого века, могут себе подобное вообразить. Мутант - в действительности, конечно же, не мутант. Просто рожей не вышел: нижняя челюсть вперед, верхняя - назад. При желании он может запросто достать носом до подбородка.

И вот мы залегли в этих неопределенного цвета плащах и шляпах и с "калашниковыми" в руках и глушим коньяк "Наполеон". И время от времени пялимся на часы. Поезд с клиентами уже должен быть на подходе.

Мне как раз протянули бутылку, когда мобильный за пазухой у Кровавой Мэри затрещал как дятел. Она положила "Байард" на щебенку и, перекатившись на спину, устроилась, словно на тахте у себя дома. - Это ты, поросенок? - проговорила она своим грудным голосом.

Мы навострили уши. Мы любим подобные эротические сеансы, да и случаются они нередко.

- Хотел бы я быть этим поросенком, - прохрипел Карлюкин. Я бы тоже хотел быть этим поросенком. Мы все хотим быть этим поросенком, за исключением разве что Пригова. Потому что атаманша наша - баба ядреная.

- Ну ты как? - продолжает Мэри. - Почему не спишь? Ты сейчас должен спать и видеть красивые сны. Договорились? Живо представляем себе эту картину: "поросенок", развалившийся в постели, пышные усы, густая поросль на груди, в которой тонет золотая цепь, - и завидуем еще больше. Почему-то ей всегда хотелось, чтобы "поросенку" снились красивые сны.

Атаманша отправляет мобильный назад за пазуху и благодушно бросает:

- О'кэй.

До нас доносится гул приближающегося поезда. - Клиенты, - шамкает Мутант и растягивает губы в дьявольской усмешке.

Мы слышим, как состав замедляет ход и останавливается как раз напротив нас. Это и должно было произойти. Он всегда останавливается здесь, с точностью до сантиметра. На его боках красуется замызганная надпись: "Москва - Берлин". - И чтобы тихо, - командует Кровавая Мэри, вытягиваясь во весь рост с "байардом" в руке.

Забросив автоматы за спину, мы живо карабкаемся по насыпи и рассредоточиваемся по вагонам. Я работаю в звене с Карлюкиным и Мутантом. Мутант отпирает дверь вагона специальным ключом, и мы вваливаемся внутрь. У проводников, естественно, забаррикадировано - уже ученые. Следующую дверь неожиданно легко удается отомкнуть. Карлюкин просовывает руку с газовым пистолетом в купе и производит выстрел. Бежит дальше, снова просовывает руку и производит выстрел. Руки у него длинные как у орангутанга. В общей сложности из десяти купе в вагоне удалось открыть шесть. Как раз хватило одного барабана без перезарядки. Пока Карлюкин бегал и стрелял, мы с Мутантом искали, чем бы поживиться. Распаковывали чемоданы и вываливали содержимое прямо на пол. Если попадались документы, не трогали - пусть помнят нашу доброту. А вот золото, валюту, одежду кое-какую, аппаратуру, косметику - пожалуйте в мешки. Клиенты лежат себе тихо-смирно, любо-дорого посмотреть. В полном вырубоне, поскольку заряды у Карлюкина нервно-паралитические. Было б удивительно, если бы после подобной газовой атаки кто-то из них поднялся и заговорил. Лежат себе и в ус не дуют. Даже завидно. Наверно видят красивые сны. Как "поросенок" нашей атаманши.

Набралось два с половиной мешка. Я еще книжку прихватил в яркой суперобложке, хотя именно книжки Кровавая Мэри рекомендовала не трогать: должно же в нас оставаться хоть что-то святое. По сравнению с головорезами Верлиоки. Но книжек у этого клиента - пруд пруди, он отсутствия одной даже не заметит. Зато мигом обнаружит пропажу золотого портсигара и платиновой зажигалки.

Взвалив мешки на спину, выбираемся из вагона. Отовсюду на железнодорожное полотно сыплются ребята в плащах и шляпах. Устремляемся к лесу. Тут еще сохранились остатки ночи, они цепляются за листву, обнимают серые фигуры. Под ногами хрустят ветки. Дыхание учащается.

Наконец, сквозь кроны деревьев начинает проглядывать дорога. Лес расступается. У обочины в зябком оцепенении застыли "мерседесы". Мешки - в багажники. Туда же автоматы.

- Уходим, - командует Кровавая Мэри.

Я усаживаюсь за руль, выворачиваю ключ зажигания. Машина вздрагивает, стряхивает с себя дрему.

И мы уходим. Нас больше нет. Лишь замерший посреди леса в нервно-паралитическом забвении железнодорожный состав. Призраки растворились...

Восходит

СОЛНЦЕ

заливает своими лучами округу. На лугах, несмотря на ранний час, уже пасутся коровы.

- Перикла на них нет. Правда, Бергер? - смеется Карлюкин.

Перикл - имя быка, обитающего в загоне по соседству с Хутором. Он известен своим свирепым и в то же время любвеобильным нравом.

- Угу, - отвечаю я, зевая.

Наш кортеж проносится мимо немногочисленных польских деревень. Завидев колонну "мерседесов", местное население спешит прочь от дороги. А полицейские действуют по принципу "ничего не вижу, ничего не слышу". Но, вообще-то, мы поляков не трогаем, между нами как бы действует негласный договор. Что-то вроде пакта о ненападении. Полицейским же неизменно перепадает кусок пирога.

Мы всех устраиваем. За исключением клиентов, разумеется. Все остальные, кроме клиентов, нами довольны.

Что же до кусков пирога, то распределяются они исключительно руководителями бригад. Боссами, шефами, паханами, главарями. Такими, как Болт, Верлиока и Паша Титоренко. Или наша Кровавая Мэри.

Кровавая Мэри - вообще тема особая. Сейчас-то она выглядит этакой демонической женщиной: стеганное пальто (тоже до пят, как и наши плащи), черные распущенные волосы, пистолет в руке. А за пазухой, как уже упоминалось, трубка мобильного. А еще совсем недавно она больше напоминала комиссаршу из "Оптимистической трагедии". Не расставалась с кожанкой, серой юбкой и ботами. Для полноты картины не доставало, разве что, маузера.

Настоящее ее имя - Мария Спиридонова. Родом из Барнаула. Трудилась когда-то на кондитерской фабрике. Мы все когда-то где-то трудились. (Я, к примеру, киномехаником. А Мутант - грузчиком на складе.) А потом ее занесло в Польшу. Но это все, что о ней известно. Нам друг о друге вообще не так уж много известно.

Приперла она сюда какую-то рухлядь - пыталась реализовать на рынке. Но даже дорогу не окупила. Профессиональные челноки скалили зубы. Была у нее, правда, одна классная вещица - фотокамера "Кэнон". Но с ней местный виртуоз так расплатился, что вместо пятисот долларов, запрошенных за камеру, в кармане обнаружилось лишь сто.

Чуть позже пробовала подработать проституткой. И сразу же схлопотала молотком по голове от местных гейш. Они решили, что ее песенка спета, и выгрузили в укромном местечке из багажника в болотные камыши. А она выползла. И деньги у нее, видать, уже кое-какие припрятаны были. Во всяком случае, на "Байард" 9-го калибра и патроны к нему хватило.

И полилась рекой кровушка гейш. А заодно и их сутенеров. А заодно и рыночных виртуозов вроде вышеупомянутого. Короче, никто не забыт и ничто не забыто. Постепенно сколотила банду.

Вот и

ВСЕ

дороги ведут на насыпь. А время зациклилось на точке рассвета.

И вот мы снова возлежим на щебенке и лакаем коньяк "Наполеон". А Кровавая Мэри воркует по мобильному со своим "поросенком".

Я, развалившись на брюхе и подперев голову кулаками, поглощаю книгу в яркой суперобложке. Поскольку освещение весьма условное, приходится напрягать зрение. Книга оказалась об Аль-Капоне. По неосторожности я сообщил об этом Карлюкину, и теперь он изводит меня одним и тем же вопросом: "Ну что, Аль-Капоне еще жив?"

Неподалеку с сольным концертом выступает Пригов. Уселся на железнодорожное полотно, ухватив автомат на манер гитары, бренчит пальцами где-то в области спускового крючка и напевает песню, которую когда-то исполняли "Поющие гитары":

Словно сумерки наплыла тень:
То ли ночь, то ли день,
Так сегодня и для нас с тобой
Гаснет свет дневной.

Этот сумрачный белесый свет
То ли есть, то ли нет,
И стоим с тобою рядом мы
На пороге тьмы...

Странный он парень, этот Пригов. Поет песни о любви, а никто его ни разу с женщиной не видел. При том, что холост: на территории бывшего Союза не тоскуют по нему жена с ребятишками. Когда-то Пригов трудился инженером в машиностроительном бюро, а в свободное от работы время играл на гитаре. Играл здорово, но в кабак, где предлагали хорошие деньги, идти отказывался. Утверждал, что музыка ему - только для души.

- Ну, как там дела, Бергер? - шевелится Карлюкин. - Аль-Капоне еще жив? - Угу, - отзываюсь я.

Пригову подыгрывает на своем автомате Троян: постукивает пальцами по прикладу. До недавнего времени он работал администратором в областной филармонии, и, очевидно, на правах человека, близкого к искусству...

- Поезд! - кричит кто-то, и Пригов живо сползает с насыпи, а я, завернув краешек листа, откладываю в сторону книгу.

Мы забрасываем автоматы за спину и подготавливаем мешки, которые вскоре, наполненные различным добром, улягутся в

"МЕРСЕДЕСЫ"

снова проносятся мимо пасущихся коров. И снова Карлюкин высказывает сожаление по поводу отсутствия Перикла. Он у нас красавчик. Я имею в виду Карлюкина. Хотя Перикл - красавчик тоже. Полячки на него просто гроздьями вешаются. Я опять имею в виду Карлюкина. А уж когда он извлекает из кармана пачку стодолларовых купюр, тут они просто дуреют от восторга. Вообще-то, по профессии Карлюкин - актер. Несколько лет проработал в Калужском областном театре. Играл преимущественно героев-любовников, т.е. самого себя. У изголовья его кровати на Хуторе присобачен портрет Наоми Кемпбел из немецкого журнала "TV Spielfilm". Не считая женщин, предметом его постоянного вожделения являются киви. Знаете - такой волосатый фрукт. Поскольку на Хуторе мы с ним делим номер, я время от времени подкладываю ему в блюдо с киви записку: "Перед употреблением брить". Родители его живут где-то на Дальнем Востоке. Он с ними даже не переписывается. Зато известно, что он посылает немного денег брату. Наверное, есть что-то символическое в том, что я работаю в одном звене с записным красавцем и уродом.

Сам-то я средний. Любимая мое геометрическое место - середина.

Атаманша сейчас мчится в машине вместе с Зурабом Джопуа. Поначалу горячий Джопуа - бывший снабженец - втрескался в нее по уши. Но когда Кровавая Мэри завела себе мобильный, выяснилось, что у нее уже имеется некий "поросенок".

Прибываем на Хутор. "Мерседесы" плавно въезжают во двор и выстраиваются в ряд. Хлопают дверцы, изрыгая в по утреннему еще сырое пространство субтильных парней в длинных плащах и шляпах. Вообще-то Хутор - особняком стоящая сельская гостиница с просторным внутренним двором и различными пристройками. Но мы арендуем ее целиком и называем Хутором. Живем попарно в благоустроенных комнатах. (Я - с Карлюкиным.) Есть спортзал, а на задворках - импровизированное стрельбище. Имеется даже что-то вроде операционной: на случай, если кого-нибудь ранит в стычке с клиентами или головорезами Верлиоки.

А перед самым входом в гостиницу расположен магазин - предмет нашей гордости. В него и вносим сейчас мешки с товаром.

Здесь трудятся поляки Гжегош и Марыля.

- Дзень добры, - приветствует их Пригов. - Да здравствует Валенса!

Те ловко разбирают товар, раскладывают по прилавкам. На улице уже выстроилась огромная очередь. Ведь цены у нас фантастические - таких низких цен больше не сыщешь.

Покончив со своей частью работы, разбредаемся кто куда. Я укладываюсь на тахту с позаимствованной книгой в руках. Вообще-то, я больше предпочитаю фильмы. Отчего в свое время и подался в киномеханики. Но иной раз попадаются книги, в которых все буквально стоит перед глазами. Короче, написанные людьми, которые, думаю, сами неравнодушны к кино.

- Ну что, Бергер, Аль-Капоне еще жив? - интересуется Карлюкин.

- Иди ты знаешь куда!

Чуть позже со стороны двора доносятся вопли и стрельба. Не уж-то у ребят Верлиоки хватило наглости сунуться прямо на нашу опорную базу? Мигом хватаемся за автоматы и выпрыгиваем наружу.

Так и есть. К тому же возбужденный выстрелами Перикл бежал из загона. Проломил башкой ограждение и вырвался на волю. Почувствовав, что оковы пали, он вихрем влетел во двор, миновал стоящие чинным рядком "мерседесы" и врезался в красный "Порше", принадлежащий Зурабу. Тот как раз залег неподалеку и вполне профессионально держал оборону. Черт дернул его оглянуться. Ребята Верлиоки мигом забыты.

- Перикл! - орет. - Собака!

И нацеливает на него автомат.

- Только попробуй, - подает голос Кровавая Мэри.

Вообще-то, она руководит боевыми действиями, но теперь ее больше заботит судьба Перикла.

Почувствовав разлад в действиях обороняющихся, ребята Верлиоки наглеют, и их фигуры в черном камуфляже и кроссовках "Найк" уже маячат у входа на территорию.

Так что наше появление приходится кстати.

Дожирающий киви Карлюкин одной рукой вскинул автомат и полоснул наступающих такой длинной очередью, какую только могли позволить возможности обоймы. Потом швырнул в неприятеля последний, остававшийся у него киви. Бедняги приняли его за лимонку и по всем правилам залегли, прикрыв ладонями затылки. Но тут я и подоспевший Пригов сделали рывок, и не успели те опомниться, как мы принялись вколачивать в них пули. Только потом мы заметили, что Верлиока подготовился отменно, оснастив экспедицию большими крытыми грузовиками, и вокруг нас еще много, очень много его головорезов. Они мигом осмыслили, что их передовой отряд погиб, и принялись поливать нас огнем. С Пригова снесло шляпу. Когда через час мы ее отыскали, в ней оказалось семнадцать дырок. К нам присоединился Карлюкин, успевший перезарядить автомат. Зураб Джопуа все еще переругивался с Кровавой Мэри по поводу Перикла, хотя, если учесть нынешнее состояние "Порше", вопрос можно было бы снять с повестки дня.

К счастью, большинство наших парней уже были в строю. И все же решающее слово сказали две боевые машины пехоты. Атаманша приобрела их по случаю у поляков, и до сих пор они мирно стояли без дела в одном из сараев, но сейчас здорово пригодились.

Их появление произвело фурор. Ребята Верлиоки как раз установили против наших позиций несколько крупнокалиберных пулеметов, так что им было что сметать на своем пути.

Разобравшись с пулеметами и пулеметчиками, БМП направились в сторону крытых грузовиков и сотворили с ними приблизительно то же, что Перикл с "Порше" Джопуа.

Так что остаткам верлиоковских формирований пришлось спасаться натуральным бегством, а боевые машины пехоты настигали их без труда.

Еще немного полязгав для острастки гусеницами, БМП с триумфом возвратились на хутор, и из них посыпались ребята в длинных плащах и шляпах. Зрелище было достаточно комическое. Все же Верлиока в чем-то был прав, одевая своих парней в черный камуфляж и кроссовки.

Какое-то время мы еще разбирались с Периклом. Зураб был за то, чтобы бросить в быка гранату. Но его идея не нашла отклика в душе атаманши.

- Ты бы еще на него вакуумную бомбу сбросил, - сказала она.

Посему решили сослать быка назад в загон и укрепить ограду. Что мы и сделали.

На обратном пути Карлюкин отыскал среди трупов в черном камуфляже свой киви и сожрал

ЕГО

хрипы становились все более отрывистыми. Я гнал "Мерседес" с такой скоростью, словно решил потягаться с Дэймоном Хиллом в состязаниях Формулы-1. И словно дело происходило на автодроме в Монте-Карло, а не на проселочных и довольно паршивых польских дорогах.

- Давай! - хрипел обливающийся кровью Карлюкин. - Давай, сука, давай!

Он полулежал на заднем сиденье, облокотясь о стереодинамик. Кулак торчал кверху, а в кулаке был зажат его же собственный член.

- Давай, сука!

Шестнадцатилетняя девчонка по имени Ева отчикнула карлюкинский детородный орган в припадке ревности.

Случилось все в доме у Агнешки, когда все уже разошлись по комнатам. Я сдвигал и раздвигал потную Агнешку на манер стремянки, и писк ее тоже очень походил на скрип стремянки, но тут в ее писк и мои стоны вклинились вопли. Бросаю стремянку, выскакиваю в коридор и с трудом уворачиваюсь от голой Евы, пронесшейся мимо с тесаком в руках.

Иду на вопли. Карлюкин ползает по комнате, прижимая правую руку к промежности, оттуда хлещет кровь, а он все пытается заглянуть под кровать.

- У-у-у, сука, у-у-у! - И шарит вслепую левой рукой. - Сука, у-у-у, закатился!

Наклоняюсь и с трудом различаю в глубине валяющийся член. Дотягиваюсь до него и передаю Карлюкину. Член еще теплый, но уже малиновый.

- Скорее!!! - рычит Карлюкин. - Сука!!!

Выбираемся во двор. Я оделся наспех, кое как, а вещи Карлюкина несу в руке. Он тащит только собственный член. Открываем машину. Карлюкин тут же подхватывает с заднего сидения автомат и принимается садить по окнам.

- С ума сошел! - кричу. - Это же Агнешкин дом!

- А-а-а-а-а-а...

На землю брызнула стеклянная крошка.

- а-а-а-а-а-а...

Все окна лопались одно за другим, обнажая слепые проемы.

- ...а-а-а-а-а-а!!!

Я рванул с места. Карлюкин свалился в машину, выронив автомат.

- Закрой дверцу, сука! - кричу я.

- Гони, сука!

- Закрой дверцу!

- У-у-у-у-у-у-у-у!!!

Приходится притормозить и, перегнувшись, в немыслимом порыве добраться до рукоятки задней дверцы.

Снова жму на газ. Карлюкин воет.

- Начиталась газет, - объясняю Карлюкину, швыряя на заднее сидение чистый носовой платок. - Прижми к ране.

- Убью ее, - хрипит Карлюкин.

- Прижми платок к ране, нужно попытаться остановить кровь.

- Четвертую, - хрипит Карлюкин. - Только бы успеть его пришить.

- Ее пришить? - уточняю.

- Его пришить... Гони, сука!

- Я и без того гоню. Если убьемся, член тебе все равно не понадобится.

Обходим спортивный "Ягуар". Его хозяину, вцепившемуся в руль, еще какое-то время удается держаться в нашем кильватере.

- А я, козел, собирался купить ей кольцо с бриллиантом, - стонет Карлюкин.

- Женщины все такие, - успокаиваю его я. - Стоит им чего-нибудь пообещать, как они тут же отчикивают тебе перчик.

- Сука, Бергер! Издеваешься!

- Давай-ка лучше порассуждаем о том, каково в подобных ситуациях приходится лесбиянкам. Только представь: некая Жаклин вознамерилась подарить Мари-Луизе, скажем, диадему. Та - за тесак, хвать одеяло, а под ним одни волосы.

- Не могу больше, - хрипит Карлюкин.

- Ну, конечно, не совсем одни волосы, - поправляюсь я. Мой нынешний треп - треп милосердия. - Под волосами кое что имеется. Но Мари-Луизе от этого не легче. Поскольку то, что имеется под волосами, представляет собой дырку от бублика. Мужчины всегда имеют от женщины дырку от бублика, мы к этому привыкли. Но когда женщина имеет дырку от бублика...

- Умираю, - хрипит Карлюкин.

- ... это подобно атомному взрыву. Бедная Мари-Луиза! Полная неспособность анатомии Жаклин удовлетворить ее потребность к художественному вырезанию грозит довести несчастную до уровня умопомешательства.

- Бергер, гони!!! Во имя всего святого!!!

- А что делаешь ты, Карлюкин? - продолжаю я. - Соблазнившись какой-то рядовой дыркой от бублика, ты подлым образом сулишь ей кольцо с брильянтом, лишая тем самым возможности поработать ножичком, ножничками или лезвием для бритья своих будущих любовниц. Но наиболее гнусным во всей этой истории является знаешь что, Карлюкин?

- Что? - отзывается он мертвым голосом.

Значит треп начинает приносить плоды.

- То, что, быть может, тебе когда-либо суждено было стать отцом вундеркинда или гения. В этом случае, Карлюкин, ты увильнул от выполнения своей исторической миссии. Возможно, твоему сыну было предназначено открыть лекарство против рака. А по твоей милости люди и далее будут умирать от этого заболевания. Слышишь, Карлюкин?

Молчание.

- Карлюкин!

Молчание.

Бросаю взгляд на заднее сидение. Он дышит из последних сил, прижимая алый платок к промежности. На лбу - крупные капли пота.

- А может твоему сыну, или даже не сыну, а какому-то далекому потомку, дано было стать великим художником или композитором. И ублажать мир божественными произведениями искусства. Ты только не умирай, Карлюкин! А может твоя сперма должна была спроектировать гениального экономиста, способного вывести из штопора экономику России. На что ты обрек Россию, Карлюкин?

Наконец, на полном ходу, с вопящей сиреной, врываемся во двор Хутора. Скрипят тормоза. В открытых дверях появляются наши ребята в шляпах и с автоматами - плащи не успели надеть. Завидев бледного голого Карлюкина с членом в руке, они падают от хохота. Однако Карлюкин самостоятельно передвигаться уже не в состоянии, и, взвалив его на плечи, Пригов и Биба исчезают во чреве гостиницы . Вламываемся в операционную, за нами следуют Малинский и Глотченко. Малинский - хирург, самый настоящий, - натягивает белый халат.

- Только дырочки... правильно совместите, - хрипит Карлюкин.

- Какие еще дырочки? - хмуро интересуется Малинский.

- Обе... Или сколько их?...

- Во, дает! - отзывается Малинский. - Он еще претендует на дырочки!

Вокруг все ржут. Биба и Глотченко тоже надевают белые халаты. Обычно они ассистируют Малинскому. Глотченко в прошлом - ветеринар, так что его присутствие в операционной хоть как-то оправданно. А вот Биба по специальности - учитель географии. Но поскольку других работников медицины в бригаде не имеется, приходится довольствоваться учителем.

- Убью! - хрипит Карлюкин Малинскому и валится на операционный стол. - Ты клятву Гераклита давал?

- Давал, давал, - успокаивает его Малинский.

Тут внезапно выясняется, что во время недавнего нападения ребят Верлиоки, разрывная пуля угодила прямо в наши запасы наркоза.

- Он и без того сейчас потеряет сознание, - предположил Глотченко.

Однако Карлюкин терять сознание не собирался. Пришлось мчаться в наш номер и под наблюдением Наоми Кемпбел судорожно рыться в плаще Карлюкина в поисках газового пистолета.

Когда я появился, все на минуту покинули помещение, а я шандарахнул по извивающемуся в муках его же собственным нервно-паралитическим...

Знаете, о чем спросил он меня, как только пришел в сознание?

- Ну что, Бергер, сука, Аль-Капоне еще жив?

Между прочим, Кровавая Мэри недавно призналась, что тоже читала эту книгу. Хотя я уже и сам начал догадываться. Судя по ее приверженности этакому чикагскому ретро. Судя

ПО ПЛАЩАМ И ШЛЯПАМ

стекала влага. Кое кто из наших уже начинал хлюпать носом - и неудивительно. Сегодня у насыпи было мерзко как никогда. Не выступал с концертами Пригов, не рассказывал анекдоты Троян, и даже атаманша не желала своему "поросенку", чтобы ему снились красивые сны.

Но поезд прибыл строго по расписанию. Свежеумытые бока его гордо сияли буквами "Москва - Берлин". Сморкаясь, чихая и волоча за собой автоматы, распределяемся по вагонам. Место выздоравливающего Карлюкина в нашем звене занял Зураб. Руки у него не такие длинные, как у предмета евиного надругательства, но зато ему удается более прытко отпирать купе. И в одном из этих купе, вдруг, обнаруживаем такое, что пришлось созывать консилиум с участием Кровавой Мэри.

Она с недоумением смотрела на...

Секретные документы? Предмет внеземного происхождения? Металлический тубус с ураном?

Между прочим, с секретными документами и емкостями с ураном мы уже сталкивались...

Она с удивлением смотрела на большой кожаный рюкзак, доверху набитый баксами. Купюры не были упакованы в пачки, они были навалены россыпью и плотно утрамбованы.

В купе ехали высокий мужчина лет сорока пяти в роговых очках и коротко остриженный парень, на правой ладони которого была татуировка "Вася". Кому из них? Васе? Или все же очкарику? Спросить не представлялось возможным, поскольку обоих как раз овевали беспробудные и нервно-паралитические красивые сны.

- Сколько же здесь? - воскликнул Джопуа.

- Считать некогда, - отрезала атаманша, - либо берем, либо не берем. И ответ ясен.

Я уже и сам догадался, что рюкзак мы брать не будем. Слишком большие неожиданности сулило нам его присвоение. Мы оставим его так же, как оставили когда-то уран, секретные документы и пакет с кокаином. Мы с хозяевами подобных вещей в казаки-разбойники не играем.

- Но мы вообще что-нибудь берем из этого купе? - уточнил я. - Или как?

- Все остальное берем, - сказала Кровавая Мэри. - Все остальное -

НАШЕ

любимое занятие - ралли. Поскольку у преследуемых, обычно, железо разного уровня паршивости, а у нас - шестисотые "Мерседесы".

Сегодня имеем дело с междугородным автобусом "Икарус". Водитель заметил нас издали и попытался оторваться, но скоро понял, что это предприятие бессмысленное. Все же он попробовал дотянуть до конца лесной зоны. "Мерседесы", ведомые Глотченко и Приговым, уже обогнали его, уже всячески старались преградить ему дорогу, уже Мутант из моей машины дал предупредительную очередь, а автобус все несся и несся вперед. Это было нехарактерно для профессиональных водителей, занимающихся перевозкой пассажиров из России в Германию, а именно с таким мы сейчас, без сомнения, имели дело. Это было против правил. И это было удивительно.

Пришлось стрелять по колесам. Автобус развернуло, и он врезался в дерево. Впрочем, в последний момент дерево заслонилось от него большой, выставленной вперед веткой, и столкновение получилось мягким.

Я затормозил рядом и тут же взрыхлила осенние листья подоспевшая машина Пригова. Преисполненные праведного гнева - ведь были нарушены правила игры - выскакиваем из "Мерседесов" и грозим водителю автобуса оружием. Двери поспешно лязгнули. Давно бы так!

Входим и сразу же обнаруживаем источник упрямства водителя: на одном из передних кресел устроился крупный пузатый мужчина с кольтом в руках и держит водителя на мушке. Сейчас он весь скукожился, собрался, скорчился и больше напоминает шар, из которого торчит рука с кольтом. Между ним и водителем - пустое пространство, все население автобуса сгрудилось в задней часто салона.

Не успеваем и глазом моргнуть, как толстяк разворачивается и вгонят в Пригова две пули, которые присматривают уютное местечко между распахнутыми полами приговского плаща. Пригов заваливается на меня и шляпа сползает ему на лоб.

Я даю очередь из-под Пригова, и толстяк скатывается с кресла. Одна из его рук выворачивается таким образом, что кольт направлен на него же самого, а широко распахнутые глаза удивленно взирают на мушку с раскрасневшегося пористого лица.

В салоне поднимается вопль.

- Я здесь ни при чем! - спешит заверить водитель.

Спускаюсь вниз, перехватывая Пригова за плечи и выволакивая его из автобуса на опавшую листву. Одновременно высвобождается путь для наших парней. Они приказывают всем выйти. Кое кого приходится принудить к этому силой.

Водитель автобуса старается держаться в стороне. Очевидно, он знает, что теперь должно произойти. За каждого своего мы отправляем на тот свет троих мужчин в возрасте от двадцати пяти до пятидесяти лет, если таковые находятся. И таковые нашлись. Их было даже больше, чем нужно, так что пришлось бросать жребий. Под аккомпанемент отчаянных воплей и мольб о пощаде Мутант, Малинский и Биба оттаскивают упирающихся мужчин в сторону и приводят приговор в исполнение, делая оскалившиеся лица. Мы знаем, что молва о расправе без помех разнесется по необъятным просторам России, и есть шанс, что в следующий раз клиенты поведут себя разумнее.

Осматриваю автобус. Пострадало одно колесо и паутина трещин разошлась по ветровому стеклу. Только и всего.

- Запаска есть? - интересуюсь у водителя.

- Конечно, - с готовностью рапортует тот.

- Выгружай чемоданы.

Он бросается выполнять. Тем временем родственники добираются до застреленных мужиков и лес наполняется криками.

Что ж, не мы начали. Им еще повезло. Окажись на нашем месте командос Верлиоки, их всех заживо бы сожгли вместе с автобусом. Таковы законы в их бригаде.

Оставалось лишь обыскать переселенцев и трупы, но тут произошло непредвиденное. Девочка лет двенадцати приблизилась к Бибе и заглянула ему в лицо.

- Владислав Иванович? - проговорила она.

- Что? - Биба побледнел.

- Владислав Иванович, не узнаете меня? Рита Свирская, из пятого "б".

- Что? - прорычал Биба.

- Вы у нас географию преподавали. Не помните?

Биба молча поднял автомат и расстрелял Риту Свирскую. Зачем он это сделал? Ведь мы не боялись компрометирующих нас показаний. На компрометирующие нас показания здесь, в Польше, мы ложили. А возвращаться в Россию-матушку никто вроде не собирался.

На Бибу с кулаками бросилась модно одетая, интеллигентного вида женщина, которую он тоже бесстрастно уложил. И тут началась вакханалия. Застрочили автоматы, кося разбегающихся людей направо и налево. Раненных настигали, делая из них икебану из материи, крови и мяса. Я заметил светловолосого паренька лет восьми, полулежащего у дерева с кровавой раной в груди. Он был еще жив. Неожиданно все представилось его глазами: призраки смерти в развевающихся длинных плащах и шляпах, с извергающими огонь автоматами. И все это сквозь усиливающуюся розовую пелену. Я нажал на спусковой крючок и видение в глазах мальчика померкло.

Потом мы долго бродили по лесу, собирая трупы, сваливая их в автобус и на чем свет кляня Бибу за его выкрутасы. Автобус подожгли: может быть подумают, что поработали ребята Верлиоки.

Пригова похоронили в лесу и договорились, что не расскажем Кровавой Мэри о происшедшем. Еще повезло, что они с Зурабом отправились решать какие-то вопросы с польской полицией. Будь атаманша на месте, Бибе - крышка.

Пригова похоронили. На могиле его водрузили простреленную в семнадцати местах шляпу. Больше не будет он нам петь о сумерках.

Какое-то время мы еще пялились на огонь. Чуть в стороне от горящего автобуса сиротливо ежились

ЧЕМОДАНЫ

я забросил на антресоли. Мать подошла сзади и положила руку на мою шею. Я повернулся, и материнская ладонь прошлась по лицу.

- Вид у тебя усталый, - сказала она.

Мать и отец навещали меня по очереди, поскольку не на кого было оставить больного дедушку. И всегда мы останавливались в одном и том же варшавском отеле. Вообще все наши ребята, когда к ним кто-нибудь приезжал оттуда, останавливались здесь. Это уже стало традицией.

К примеру, здесь встречался с братом Карлюкин. Сюда приезжали навестить Мутанта его мать и сестра. К Трояну и Малинскому регулярно наведывались жены, а к Бибе наезжал взрослый сын, который, кстати, обретался в одной из бригад Северной Померании. У тамошних бригад, правда, специфика работы была иной: они не вели открытых боевых действий, занимались больше рэкетом, контрабандой, квартирными кражами.

К Пригову в Варшаву приезжала бабушка. Сейчас она получила из нашей кассы десять тысяч баксов и сообщение о том, что больше ей в Польше встречаться не с кем.

Я смотрел на мать и представлял себе, как они с отцом получают десять тысяч баксов. Передо мной и раньше возникала подобная картина и всякий раз до боли сжималось сердце: ведь на десять тысяч баксов здорово не разгуляешься. Правда из того, что они получали от меня теперь, им удалось кое что отложить. И моей задачей было - продержаться как можно дольше.

Мы пошли в ресторан. Варшава матери не очень-то нравилась, поэтому перемещались мы по городу немного. И ресторан выбрали тот, что непосредственно примыкал к отелю.

Мать скупо рассказывала о том, что происходит у нас в Орле. Любая информация извне, впрочем, меня интересовала лишь с одной точки зрения: с ее помощью я пытался понять, не иссякнет ли в скором времени поток клиентов из России.

Мы уже вросли в нашу нынешнюю жизнь. Все те, кто промышлял здесь в бригадах. И мы вряд ли смогли бы существовать по иному. Пути назад, к нашему прошлому существованию, отрезаны. И если случится потоку клиентов иссякнуть, выход будет только один: повернуть оружие против поляков и приезжих с запада. И, разумеется, погибнуть. Ведь даже если нам удастся объединиться и кое как сдерживать польские силовые структуры, обязательно вмешается ООН, Европейское сообщество и НАТО, - и все, крышка...

Мать неплохо одета, и это меня радует. Первое время она патологически не могла тратить деньги на себя.

- У тебя усталый вид, - который раз сообщает мне она.

- Ничего, скоро пойду в отпуск. Съезжу отдохнуть куда-нибудь в Грецию или на Кипр. А может, заберусь еще подальше, где наших немного. Надоело.

- Наших теперь везде много, - говорит мать.

- Вроде бы на Антильских островах... - бормочу я.

Она на секунду задумывается, потом неуверенно произносит:

- Кюрасао.

- Вот-вот, - подхватываю. - Есть еще такой ликер - "Кюрасао".

Я рассчитываюсь, и мы возвращаемся в номер.

И тут она спрашивает о том, о чем раньше было говорить не принято:

- Тебе много приходится убивать? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? ? Я запаниковал. Я понимал, что они догадываются, но существовало негласное соглашение, даже табу...

- Знаешь, сейчас все выжить не могут, - слышу свой голос. - Существуют свои и существуют чужие...

Она улыбается какой-то отвлеченной улыбкой.

- Закон джунглей гласит... - произносит она. Потом с состраданием смотрит на меня и неожиданно добавляет: - Только не нужно так переживать. Коль скоро вышло, что всем на этом свете места не хватает... ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! ! !

Внезапно чувствую, что у меня пересохло в глотке. Извлекаю из бара

КОНЬЯК

путешествует по кругу. Делаю жадный глоток и передаю бутылку дальше. Кровавая Мэри воркует по телефону со своим "поросенком".

Нас окружают деревья, одетые в грязные гимнастерки.

Пользуясь тем, что Карлюкин еще не совсем очухался и отлеживается в постели, я читаю книгу преимущественно на насыпи. Удовольствие при этом растягивается, и удается избежать ненавистного вопроса о том, жив ли еще Аль-Капоне.

Сейчас по ночам атакуем не только мы, но и заморозки, и мы стали прихватывать с собой больше горючего. Выходит так, что начатая бутылка еще движется по цепочке, а с краю уже откупоривают следующую.

Поезд. Карабкаемся по насыпи. Сегодня вагон нашего звена - ближайший к локомотиву. Взбираемся на подножку и Мутант отпирает дверь. Вперед протискивается Джопуа с газовым пистолетом и хитрым приспособлением для проникновения в купе. Клиенты начинают проявлять все большую изобретательность, и нам приходится в свою очередь ломать голову над тем, как до них добраться.

Пока мы справляемся. Пока мы держим руку на пульсе. Дверь в купе со скрипом отходит, и Зураб производит выстрел. Бежит дальше по вагону.

А Мутант тем временем застывает на месте. Мне непонятно, чем обусловлена заминка, и я слегка подталкиваю его, но в этот момент раздаются выстрелы. Волна огня отбрасывает Мутанта назад, а я делаю отчаянный прыжок, пытаясь достичь тамбура. Но возле туалета скользко, и я падаю на спину головой вперед. При этом вижу, что Зураб Джопуа лежит ничком в коридоре, отбросив одну ногу, а на него со стенки стекает его же собственная кровь. Из нескольких купе появляются фигуры в черном камуфляже, кроссовках "Найк" и противогазах на лицах. Командос Верлиоки!

Они меня бы тут же и оприходовали, но, когда я падал, заброшенный за спину автомат очень уж удачно развернулся и сейчас лежал вдоль моего тела дулом в их сторону. Я мигом поднял его одной рукой и пустил мощную струю огня вдоль коридора. Черные фигурки попадали, словно кегли в кегельбане. Но, оглушенный, я продолжал лежать, оценивая ситуацию. Вдруг из дальнего купе высунулась рука с автоматом и прямо над моей головой засвистели пули. В тамбуре замысловатой барабанной дробью заиграл рикошет. Потом из того же купе высунулся противогаз. Но судя по тому, как неестественно он высовывается, я понял, что головы в этом противогазе, к сожалению, нет. Прошла еще минута, и, наконец, показался чей-то лоб. Причем, лоб остался на двери в виде красного месива, а все остальное упало назад в купе. Я поднялся и, держа автомат наизготовку, проверил весь вагон. Дальнейших сюрпризов можно было не бояться.

Я выбрал два автомата с полными обоймами и осторожно соскользнул на насыпь. А здесь ребята в черном камуфляже добивали остатки нашей бригады, тех, кому удалось выбраться из вагонов. Противогазы они уже посбрасывали, чтобы не создавать себе лишних помех. Кое кто из наших делал попытку отойти к лесу.

Поскольку вся баталия разворачивалась справа от меня, я развернулся, и нажал на спусковые крючки обоих автоматов.

Поначалу они не могли понять, откуда огонь. А когда до них, наконец, дошло, что огонь фронтальный, было уже достаточно поздно. Некоторые, правда, пытались в меня стрелять, но тут внезапно сели на земле притворившиеся убитыми Малинский и Троян, и новая порция черных фигурок покатилась с насыпи.

Теперь пришла их очередь прятаться в вагоны.

Я присоединился к своим, споткнувшись между делом о безжизненное тело Глотченко, и мы принялись будто ненормальные садить по окнам. На насыпь хлынул стеклянный дождь. Мы все стреляли и стреляли, превращая поезд в гигантский дуршлаг, но тут неожиданно Троян рухнул. Я попытался выяснить, откуда опасность, однако успел получить пулю в плечо, прежде чем понял, что несколько головорезов Верлиоки забрались под вагоны и оттуда, из-за колес, ведут огонь.

- Отходим! - крикнул я Малинскому.

Мы скрылись за деревьями. Первым, кто встретился нам на пути, был Биба. Он пробовал ползти в сторону дороги. При этом двигал руками и ногами, будто черепаха, но оставался на одном и том же месте. Малинский наклонился, впился взглядом в рану на спине, и, не говоря ни слова, пустил ему пулю в затылок. А когда мы уже почти достигли дороги, нас обогнал новичок Карманов. Он прыгнул в первый же попавшийся "Мерседес", и больше мы его никогда не видели.

Мы с Малинским посмотрели друг на друга. Оба понимали, что бригады больше нет и возродить ее нам не под силу.

- Кассу делим поровну, - сказал он мне.

- На троих, - отозвался я.

- Кто третий?

- Карлюкин.

- Согласен. Сейчас доберемся до Хутора, и я займусь твоим плечом.

- Да уж не помешает. - Кровь обильно стекала по моей руке.

Мы принялись осматривать "Мерседесы", выбирая два лучших. И в одном из них неожиданно обнаружили атаманшу. У нее была прострелена шея и что-то булькало внутри.

И надо же, как раз в этот момент у нее за пазухой затрещал телефон. Непослушными руками она достала его, несколько раз булькнула в трубку, жадно впитывая в себя льющийся из мембраны голос, и потом ее взгляд остекленел.

Настала моя очередь, и я прижал к уху согретую ее телом пластмассу.

- Да, поросенок? - сказал я хмуро.

На том конце провода молчали. И я молчал.

- Позовите, пожалуйста, маму, - раздался, наконец, капризный детский голос. - Я еще не все ей успел рассказать.

- Никакой мамы здесь нет, - отрезал я. - И не смей больше звонить. Слышишь ты, гаденыш?! - И бросил трубку атаманше за пазуху.

Конечно, каждый из нас об этом догадывался. О том, что вовсе не с любовником воркует Кровавая Мэри. Но нам больше хотелось верить в волосатого любовника и, лежа на щебенке у промозгшей безлюдной насыпи, представлять себя на его месте в теплой постели. Это был наш миф, и мы не желали с ним расставаться.

Мы оставили атаманшу в машине. Пусть шестисотый "Мерседес" станет ей чем-то вроде погребального саркофага.

- Жаль, коньяка не осталось, - сказал Малинский.

И мы тронулись в

ПУТЬ

был залит безжизненным светом. Я поцеловался взасос с бутылкой водки и протянул ее Карлюкину. Но тот отрицательно покачал головой. Он жрал киви, и сок стекал с его подбородка.

Поезд. Взбираемся по насыпи и рассредоточиваемся по вагонам. Малинский отпирает заросшую вековой грязью дверь и пропускает вперед Карлюкина. Тот быстро, почти автоматически, делает свое дело. Принимаемся собирать барахло в мешки. И тут Карлюкин издает громкое восклицание.

- Смотри, - обращается он ко мне, - Ева!

И действительно, на одной из нижних полок лежит Ева в джинсовом костюме. Голова откинута назад, рот открыт. Последний раз я ее видел, когда она голая с визгом проносилась мимо, зажав в руке тесак.

- Что будешь делать? - интересуюсь я.

- А черт его знает! - Он чешет в затылке. - В мешок ее. Я ей покажу, что у меня теперь не хуже чем раньше.

- И тем самым введешь ее в новое искушение.

- Теперь-то я буду начеку. Теперь я всегда начеку.

- Только потащишь ее на себе, - ворчит Малинский. - И имей в виду, что второй раз я тебе его пришивать не стану.

Карлюкин вновь чешет в затылке.

- Ладно, пусть себе дрыхнет, - решает он и вставляет ей в рот визитную карточку с уже не существующим адресом. (Забрав с собой все самое ценное, мы тогда подожгли Хутор.)

Собираем награбленное и покидаем вагон. Отовсюду на насыпь сыплются ребята в черном камуфляже. Устремляемся к лесу. Кроссовки "Найк" приятно пружинят.

"Мерседесы" выруливают с обочины на дорогу и мгновенно набирают скорость. Оставляя позади лишь поезд, погруженный в уже привычное для него (словно для наркомана - кокаиновый кайф) нервно-паралитическое забвение. И ни души вокруг. Призраки растворились. Только на насыпи ветер поигрывает страницами брошенной здесь и уже дочитанной книги в яркой суперобложке...

 

© Михаил Березин


предыдущий следующий






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: "Чёрный доктор" [Вроде и не подружки они были им совсем, не ровня, и вообще не было ничего, кроме задушевных разговоров под крымским небом и одного неполного термоса с...] Поэтический вечер Андрея Цуканова и Людмилы Вязмитиновой в арт-кафе "Диван" [В московском арт-кафе "Диван" шестого мая 2017 года прошёл совместный авторский вечер Андрея Цуканова и Людмилы Вязмитиновой.] Радислав Власенко: Из этой самой глубины [Между мною и небом - злая река. / Отступите, колючие воды. / Так надежда близка и так далека, / И мгновения - годы и годы.] Андрей Баранов: В закоулках жизни [и твёрдо зная, что вот здесь находится дверь, / в другой раз я не могу её найти, / а там, где раньше была глухая стена, / вдруг открывается ход...] Александр М. Кобринский: К вопросу о Шопенгауэре [Доступная нам информация выявляет <...> или - чисто познавательный интерес русскоязычного читателя к произведениям Шопенгауэра, или - впечатлительное...] Аркадий Шнайдер: Ближневосточная ночь [выходишь вечером, как килька из консервы, / прилипчивый оставив запах книг, / и радостно вдыхаешь непомерный, / так не похожий на предшествующий...] Алена Тайх: Больше не требует слов... [ни толпы, ни цветов или сдвинутых крепко столов / не хотело и нам не желать завещало столетье. / а искусство поэзии больше не требует слов / и берет...] Александр Уваров: Нирвана [Не рвана моя рана, / Не резана душа. / В дому моём нирвана, / В кармане - ни гроша...]
Словесность