Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


Словесность: Рассказы: Михаил Березин


ТРИ РАССКАЗА



Боевой клич
Аль-Капоне мертв
Траншея
 



 

ТРАНШЕЯ.

Посвящается
Александру Зайцеву
.

Городок был уж слишком аккуратным. Вылизанным до неприличия! У Витька чесались руки основательно погулять киркой по черепичным крышам и свежеотштукатуренным стенам, навалить там и сям различных кочерыжек и шкурок от бананов, а в центре устроить пару зловонных общественных туалетов. Быть может, тогда, в эту сумасшедшую жару, его мохнатый свитер смотрелся бы немного приемлемее.

А так и свитер смотрелся неприемлемо, и немецкие слова в подобную жару в голове не желали укладываться. Сколько их туда насильно не укладывай.

Да, он был насильником! Он насиловал немецкий язык с особой изощренностью и цинизмом, не получая при этом никакого удовлетворения!

Когда он красил спортзал с дезертиром Пахомовым, дело с немецким продвигалось успешнее, и удовлетворение какое-никакое было налицо, зато он испачкал белилами свою единственную рубашку, и, вздумай он теперь пройтись в ней по улице, это произвело бы не меньший эффект, чем появление английского королевского гвардейца. И парад бы продолжался до первого полицейского. А виза у него уже давно просрочена.

Вот и кабак. Он приблизился к нему со словарем в руках, словно евангелист с Библией. Кроме словаря у него имелась лишь титановая лопата в целлофановом мешочке, но он зарыл ее неподалеку от автозаправочной станции. Не вламываться же в кабак с лопатой в руках - достаточно и свитера.

В кабаке - аншлаг. За каждым столом - как минимум четыре раскрасневшиеся морды. Сидят в разноцветных майках и хлещут пиво. Стоило Витьку появиться, как все на него вылупились. Сначала на свитер, а потом и на говнодавы - до безобразия стоптанные ботинки сорок пятого размера.

Из всех этих вылупленных физиономий, Витек выбрал ту, в которой угадывался хотя бы легкий намек на дружелюбие. В нее он и выпалил заготовленную фразу. Ищу, мол, работу, согласен на все. Изо рта выскакивали какие-то уродцы: плоды нелепого соития Витька с основами немецкой речи. Но физиономия в ответ неожиданно замурлыкала по-французски.

Значит, нарвался на туриста. Вообще, ничего удивительного, поскольку городок расположен где-то посредине между Берлином и Парижем, и огромные туристические автобусы на улице снуют с такой периодичностью, словно это не дорога вовсе, а какой-то туристический конвейер.

Француз протянул Витьку монету, но тот разразился отборным матом. За милостыню ответишь! Тоже мне, Жан Вольжан нашелся! И француз удивленно отдернул руку. А Витек с надеждой повернулся к другим физиономиям. Но те, по-видимому, тоже оказались французами, поскольку смотрели на него, как на привидение. Словно бы Витек находился за тысячи километров отсюда, в каких-то зловещих и непонятных краях, а между столиками бродил лишь его бледный оптический слепок, легкая тень. Возможно, Витек и засомневался бы в факте своего материального присутствия, если бы не хозяин кабака, который бросился к нему, словно намеревался задушить в объятиях. И сообщил, что у Витька имеется выбор. Либо немедленно убраться, либо прямым ходом отправиться в полицейский участок. На лице хозяина застыло угодливое выражение. Вот чего Витьку больше хочется из предложенного меню, то он без промедления и получит.

Но тут взбеленился Жан Вольжан. Подскочил к Витьку, вцепился в мохнатый рукав и усадил за свой столик. При этом что-то возмущенно ворковал. И демонстративно заказал два пива. Хозяин кабака залился краской, но спорить не стал. Послушно принес два пива, и оба поставил перед французом.

- Ги, - сказал француз, и одну из кружек подвинул Витьку.

На этот раз Витек удержался от отборного мата, тем более, что у него уже давно пересохли гланды. Принялся увлажнять гланды пивом, хоть и не понял, что такое "Ги".

Француз, видимо, чего-то ждал, поскольку ткнул себя пальцем в грудь и еще раз повторил: "Ги". Но Витек никак не отреагировал, тогда француз бросил на стол жменю мелочи и удалился. Заинтересованная морда хозяина кабака всплыла над стойкой, словно луна. Витек торопливо допил пиво и отправился вслед за французом.

И тут до него, наконец, дошло, чего добивался француз. Видимо, тот много путешествовал и бывал на различных экзотических островах. И всякий раз, когда он там говорил "Ги", местных дикарь лупил себя кулаком в грудь, гордо произнося Мбкомбо, или Гаг, или Умбайквили, или Бог еще знает что. А вот он, Витек, оказался не на высоте, сплоховал, не проявил должного уровня коммуникабельности. Что и не удивительно, когда паришься в свитере в подобный зной.

Не прошел он и нескольких шагов, как его нагнал один из французов, заседавших в кабаке. Буркнул по-немецки:

- Ищешь работу?

- Да, - насупился Витек.

- А что умеешь делать?

- Все.

Француз заржал, словно кобыла перед случкой, и навострил лыжи назад в кабак.

Тогда Витек принялся торопливо перечислять все, что умеет.

Выглядело это приблизительно так:

- Штрайхен, баун, грабэн, ладэн...

- Гут! - сказал француз. И протянул Витьку руку: - Пауль.

А потом повел к себе хвастаться домом. Дом был двухэтажный, с мансардой, и лет ему было, по крайней мере, пол ста. Вокруг требовалось вырыть траншею глубиной в два метра и шириной в метр, чтобы стало понятно, в каком состоянии находится фундамент.

- Тысяча марок, - сузил зрачки Витек.

Пауль возбужденно затанцевал на месте. Потом сказал, что работа большая, и он не возражает, если на нее уйдет месяца полтора. Хотя в идеале - месяц. Витек сказал - две недели. Тогда Пауль разъяснил, что он согласен и на полтора месяца, и что месяц - это в идеале. А Витек сказал - две недели. Тогда Пауль окинул взглядом щуплую фигурку и уточнил, правильно ли он его понял. Витек утвердительно боднул головой.

Пауль пожал плечами и проводил Витька в сарай. Часть сарая была отгорожена под птичник, на оставшейся площади хранились инструменты. Витек споткнулся о газонокосилку и чуть не расшиб себе башку.

Из дома принесли топчан. Причем в доме оказалось столько комнат, что пока искали топчан - заблудились. Наконец, обнаружили его на втором этаже. Витек снял с себя рубашку и свитер и брякнулся на топчан.

- Через две недели? - вновь засомневался Пауль.

Витек вытянул вверх два пальца, словно салютовал победу.

За перегородкой ходили куры и петух. Витек прозвал петуха Гимлером.

Когда Пауль исчез, Витек обнаружил среди инструментов именно такую кирку, какой он мечтал измочалить город. Тогда он пошел на автозаправку и вырыл лопату. Лопата была из титана: его сосед работал на крупном заводе, где для своих делали лопаты, которые никогда не тупились. А еще - тяпки и ведра. В титановых ведрах было хорошо вываривать белье.

У запасливого Пауля отыскался лишний черенок для лопаты. Витек разделся в сарае, оставив на себе лишь плавки и говнодавы. Те пятьсот марок, которые заработал на покраске спортзала, спрятал в плавки, нагрузил на себя кирку, титановую лопату, совковую лопату и отправился копать.

Титан нырнул в грунт под завязку, и Витек расслабился. Если бы еще солнце не принимало его спину за мясной полуфабрикат... Но когда углубился в землю на пол метра, грунт пошел тяжелый: камни, корни, какие-то кости... Очевидно, на этом месте в палеозое угораздило сдохнуть мамонта. Чтобы не снижать темпа, пришлось копать с присказкой: "Где ж мой клад, черт побери?" Копнул - "где ж мой клад, черт побери?" Еще копнул - " где ж мой клад, черт побери?!" Так до вечера клад и не отыскался.

Когда стемнело, Витек почувствовал, что уже не состоит из жидкости настолько, насколько это предусмотрено природой, и постучал в дверь. Открыла женщина, и Витек подумал: откуда она взялась? Во всяком случае, когда они с Паулем охотились за топчаном, ее в доме не было. Впрочем, в то время она могла прятаться на чердаке.

Поняв, что Витек испытывает потребность в воде, женщина сложила губы неправильным параллелограммом и исчезла. Через несколько минут появился Пауль с пластмассовой канистрой в руках. Распорядился, чтобы Витек приходил за водой раз в сутки. А под туалет использовал саму траншею.

Витек отметил, что это стоящее рацпредложение. И что в земле, удобренной подобным образом, очень хорошо растить цветы.

Пауль осмотрел начало траншеи и остался доволен. В виде поощрения сообщил, что дверь открывала его жена Гизела.

- Гизела, - словно заклинание повторил Витек.

Затем попил, умылся, оделся и отправился на автозаправку.

Телефонная будка светилась в ночи, поэтому Витек не заблудился. Бросил в аппарат монету и для разминки набрал код Румынии, а потом - любой номер, наугад. Ответила заспанная женщина, но он упорно отмалчивался, и женский голос куда-то сгинул. Теперь можно было набирать код России, затем города, и разговаривать на шару. Этому трюку его обучил дезертир Пахомов.

Трубку взяла мать. И тут же начала кричать, что это - Витек. А Витек пытался перекричать ее, сообщая, что нашел работу.

- Сколько? - спросила мать.

- Тысяча. И пятихатник в марках у меня уже есть. Итого, тысяча долларов.

- Когда?

Начинается, подумал Витек и сказал.

- Они же его убьют!!! - Мать зарыдала.

- Они должны подождать, - с вызовом сказал Витек. - Они должны дать отсрочку.

Мать рыдала. Витек стоял и слушал. И ждал, когда же она закончит. Ему было это даже интересно, поскольку мать не знала, что он звонит на шару. Думает, что он платит за разговор, и при этом плачет в трубку. А потом ее младшенькому из-за нехватки денег, которые ушли на рыдания, отсекут башку.

- Мы хотели спрятать Олега у родственников в Перми. Но он боится, что Бас в этом случае разделается с отцом. А отца-то с места не сдвинешь...

- Две недели, - рявкнул Витек.

Трубка так и осталась болтаться. И несколько раз ударилась о стенки будки. По дороге назад Витек заплутал, поскольку дом Пауля в отличие от телефонной будки, в ночи не светился.

Утром его разбудил Гимлер. Вообще-то, ему хотелось свернуть Гимлеру его крикливую башку, но он был ему благодарен, поскольку все равно нужно было вставать.

Схватил титановую лопату наизготовку и принялся молотить грунт.

Чуть позже появились Гизела и Пауль. Задали корму птице и укатили куда-то на белом "Мерседесе"...

...а когда вечером прикатили, Пауль удивленно покачал головой:

- Немцы так работать не умеют.

Витек в это время валялся на куче земли, высунув язык.

Пауль принес наполненную канистру.

Зато сегодня обошлось без рыданий, поскольку Бас соизволил подождать еще "две недели и не секундой больше". Мать на радостях даже дала трубку отцу-паралитику, который не двигался совсем, а говорил в час по чайной ложке.

- Витек... не... сдавайся... Во... время... войны... мы... рыли... окопы... так... быстро... что... ты... даже... не... поверишь... Потому... что... нас... могли... раздавить... танки... Я... знаю... что... в... Германии... земля... неплохая... получше... чем... в... Венгрии... или... Польше... Рыть... можно...

Он это говорил так долго, что никакого впечатления о скорости не возникало. И, наоборот, возникало ощущение, что танк по нему все же прошелся.

Зря он рассказал им, что должен выкопать траншею.

Витек решил больше не звонить.

На следующее утро Пауль вышел из дому, посмотрел на Витька и принялся качать головой. И качал, пока Гизела не затащила его в белый "Мерседес".

Жара не спадала, и создавалось впечатление, что природа перепутала Германию с Африкой. А Витек не нанимался рыть в Африке и считал это издевательством, поскольку, во что бы то ни стало, требовалось сохранить дыхание. Пот еще - пол беды. Хоть он и лил ручьем, смешиваясь с пылью и превращаясь в грязный поток. Витек выглядел так, будто он только что нашел нефть и выкупался в ней. Только в этом случае у него перед глазами стояли бы нефтедоллары. А в действительности перед глазами стояла отрубленная башка братца. Поэтому нужно было сохранять дыхание. Иначе братцу - кранты. Хрясь, перебил он своей титановой лопатой очередную кость мамонта. Хрясь. Откуда-то в его сознание вплыла песня, очевидно для того, чтобы помочь ему сохранить ритм.

"Утро выкрасило город колдовским каким-то цветом!!! - горланил внутренний граммофон. - Это значит, значит скоро бабье лето, бабье лето!!!"

Он выковырял из земли большой камень и швырнул его наверх, упав при этом на стенку траншеи.

"Только зря ругает мама, что меня ночами нету!!! Что я слишком часто пьяный бабьим летом, бабьим..."

Когда вечером вернулись Пауль с Гизелой, Витек валялся на куче земли, высунув язык.

А утром следующего дня, как раз, когда Пауль качал головой, а Гизела затаскивала его в "Мерседес", Витек завернул за угол. К этому моменту он уже не сомневался, что он - поющий экскаватор. Внутренний граммофон наяривал одну мелодию за другой, и такая сублимация Витька вполне устраивала. Если бы еще время от времени экскаватору не хотелось колбасы...

Пока экскаватор молотил грунт, а внутренний граммофон наяривал, Витек предавался различным видениям. То он раздевает инженера Лещинскую прямо у себя в кабинете, оглушительно дыша, то трубит в саксофон сидя в лодке, а копировальщица Тарасова в это время налегает на весла, то пишет портрет уже голой Лещинской на фоне столетнего дуба - "у лукоморья дуб зеленый", то пишет портрет уже голой Тарасовой, опирающейся на весло.

Об Олеге - ни слова. Пошел он на хрен, козел вонючий! Выбрыкнется, а потом Витьку расхлебывать. Врать, подкупать должностных лиц, отбиваться от ворвавшихся в квартиру разъяренных братьев совращенной девственницы отцовским судном... А потом Олег вознамерился открыть торговый ларек. Елисеев! И одолжил у одного барыги товара на тысячу долларов. А ларек в ту же ночь грабанули... Конечно, с этого ларька кормилась бы вся семья, если бы его не грабанули. Но его грабанули...

На следующее утро, когда Пауль качал головой, у Витька сложилось твердое убеждение, что именно он, а не Пауль, умчался вместе с Гизелой на "Мерседесе". А Пауль остался копать траншею. И Витек очень долго злорадствовал по этому поводу, пока, все же, не обнаружил в траншее себя.

Но Пауль тоже остался, и они рыли вместе. И пока экскаватор молотил грунт, а граммофон наяривал, они имели поочередно то Лещинскую, то Тарасову. И у обоих текли слюни. А потом прибежала Гизела и схватилась за лопату. И отшибла голову Лещинской, а Тарасовой пробила живот...

А в воскресенье хозяев навестил их сын с семьей: женой и ребенком. И они долго пялились на Витька, выйдя из БМВ. Потом взрослые ушли, а ребенок продолжал пялиться. И Витьку показалось, будто он превратился в того самого мамонта, который подох здесь в далекую палеозойскую эпоху. И он помогал себе рыть бивнями. И, - хрясь! - перемалывал собственные же косточки. А хоботом пытался достать до ребенка, но тот отбегал.

Назавтра он свернул за очередной один угол, и тут же полил дождь. И Витек начал крыть его, на чем свет стоит, поскольку дождь оказался еще большим дерьмом, чем солнце. Грунт быстро раскис и соскальзывал с лопаты именно в тот момент, когда Витек поднимал ее на уровень плеч. К тому же налетел шквальный ветер. Из дому показался Пауль и заявил, что в такую погоду работать нельзя. Повторил это еще несколько раз, добавляя звук. Потом наклонился и потянул Витька за руку. Но тот вывернулся, и, схватив титановую наперевес, злобно уставился на Пауля. Пауль скрылся.

А к вечеру, впервые за последнее время, по округе разлилась благодать в виде ласкового ветерка и розовых от заката облаков. Поджав хвост, дождь ушел. Витек взвинтил темп. Вот он схватился обеими руками за большой камень и уже собрался вырвать его из земли, как тут рядом с говнодавами шлепнулся дымящийся окурок. Витек поднял голову. Сверху его разглядывал высокий стройный блондин лет тридцати. В белой майке и белых джинсах "Левис Страус". Вылитый ариец. Только бледность, в отличие от арийской, у него была какая-то болезненная.

- Витек? - уточнил он.

Витек все же напрягся и выдрал камень из земли.

- Нужно поговорить, - сообщил блондин.

- Если ты из тех, кто нашел себе здесь мочалку с немецким гражданством, чтобы пустить с помощью этой мочалки корни, и при этом совершенно не имеет значения, какой у мочалки мерзкий вид - лишь бы зацепиться: руками, зубами, когтями... Нет, не зубами или когтями - членом! Главное, зацепиться в Германии! Хоть членом за мочалку...

Камень вылетел из траншеи, словно выпущенный из катапульты. Витек вновь схватился за лопату и отвернулся, демонстрируя залитую потом спину.

На губах блондина заиграла улыбка.

- Я одинок, как перст. Мало того, я - импотент, и поэтому даже при желании не смогу зацепиться за мочалку членом. И потом, я не в восторге от Германии, честно тебе скажу. В России жить куда веселее. Вообще, в стране, где сплошной бедлам, только и стоит жить. От упорядоченного образа жизни люди вырождаются. Ты посмотри на них...

Блондин сделал всеохватывающий жест руками.

- Все равно проваливай, - ответил Витек. - Ты мне сбиваешь ритм.

- Вот это - деловая постановка вопроса. Время, потраченное на беседу, я тебе потом зачту.

Витек внимательно оглядел блондина и вонзил титановый штык в грунт. Довольно-таки смазливое у него личико, на подбородке - шрам. Блондин вытащил пачку "Ротманса" и закурил.

- Зови меня Сигизмундом. И давай, выныривай из своей канавы, мы сейчас устроим небольшой брифинг. Или рабочую конференцию, если тебе так больше нравится. Я здесь представляю профсоюз русских землекопов.

Он протянул руку, но Витек запыхтел и выполз наверх без посторонней помощи.

- Значит это тебе должен Олег?

- Ну, не совсем... - Сигизмунд обозрел ландшафт и втянул воздух полной грудью. Видимо, был переполнен положительными эмоциями. - Он должен одному из моих приятелей. Самую малость.

- По фамилии Бас?

- М-м-м... не помню. Да это и не важно. Мой друг просил проверить, не вешает ли твой брат ему лапшу на уши. Только и всего.

- Как видишь, не вешает.

- Что значит, я вижу? - Сигизмунд лучезарно улыбнулся. - Я вижу, что ты корячишься здесь как ишак. Это я вижу. Но я так поверхностно к делу не подхожу.

Витек недоуменно уставился на дымящуюся сигарету.

- Ведь я не просто так, из удовольствия корячусь, мне за это, между прочим, тугрики заплатят.

- Вопрос в том, уложишься ли ты за оставшийся срок. Думаю, нет. Домик-то во-о-он какой. Я бы сказал, солидный домик. Зачем же тогда затягивать спектакль? Не лучше ли будет, если ружье на стене выстрелит без промедления?

- Я все сделаю и заплачу деньги, ружью вообще незачем стрелять.

- А Станиславский был другого мнения...

Внезапно Витьку нечем стало дышать. Словно на голову набросили целлофановый кулек.

- Ты просто не видел, как я работаю! - с трудом вытолкнул он из себя.

Сигизмунд рассмеялся, показывая ровные белые зубы.

- Между прочим, я любуюсь тобой уже целый час! Роешь ты, словно ошпаренный таракан. Художественно роешь, даже не хотелось мешать. Но для того, чтобы успеть вовремя, тебе нужно взорвать хотя бы половину дома.

- Обойдусь и так! - хрипло выкрикнул Витек и закашлялся.

- Обойдешься... - Сигизмунд скривил губы. - Да ты завтра копыта отбросишь. Когда ты начал?

- Шесть дней назад.

Последовало молниеносное движение, Сигизмунд схватил Витька за грязные патлы и притянул к себе.

- Никогда не ври мне, понял?

- Я и не вру, - дрогнул Витек. - Можешь спросить у Пауля.

- Что еще за Пауль?

- Хозяин дома.

- Ладно. - Сигизмунд отпустил Витька и тот брякнулся на колени. - И он действительно обещал тебе тысячу марок?

- Да. Правда, он мог нанять экскаватор, я еще удивился. Но он обещал.

- Козел! - осклабился Сигизмунд. - В канаве тебе и место. Конечно, он мог бы нанять экскаватор, но стоило бы это ему подороже.

- Может быть и козел, - согласился Витек, - только мне непонятно, как из-за тысячи долларов можно угробить человека? У твоего друга что, на жизнь не хватает?

- Нет, ты - не козел, - покачал головой Сигизмунд. - Ты - мудак. Конечно, ему наплевать на эту конкретную тысячу. Но таких, как твой братец, у него сотни. И все должны знать, чем чревато невозвращение денег в срок.

- Значит, показательный процесс?

- Слушай, ты! - заорал Сигизмунд. - Твой братец - ублюдок! Привыкли, бля, строить из себя невинных овечек, жертв обстоятельств. Вы должны четко понять, что все ваши проблемы - именно ваши проблемы, и ничьи больше. Решил - тебе считается, не решил - получи пулю в лоб. Когда придет время, я снова приеду, чтобы кассировать долг. Если будет что кассировать. Если же нет...

Не договорив, он щелчком послал окурок в траншею и уселся в серебристый "Вольво". А Витек пополз назад к титановой лопате.

И Сигизмунд тут же пропал, растворился, исчез из памяти, поскольку у задней стены дома грунт оказался еще дерьмовее. Пришлось взяться за кирку. В памяти всплыл какой-то старый мексиканский фильм, в котором длинная цепь каторжников, растянувшись вдоль дороги, орудовала мотыгами. Витек опускал кирку и рядом тысячи каторжников опускали свои мотыги. Граммофон заело и он выплевывал все одну и ту же песню:

"Дороги вы, дороги, желанья сожжены,
и нет у меня ни Бога, ни черта, ни жены,
чужим остался запад, восток - не мой восток,
а за спиною запах пылающих мостов..."

Экскаватор тоже принялся барахлить. У него ныли конечности, а в пояснице, порой, зарождался сильный болевой протест. Витька, правда, это не очень волновало, поскольку он всеми силами стремился не отстать от мексиканцев. Иначе Лещинская и Тарасова уйдут с этими грязными потными каторжниками. А Гизела опять сложила губы неправильным параллелограммом и заявила, что Витек намного более потный и грязный, чем эти мексиканцы.

"Цепляет амулеты оставшимся страна,
и к черту эполеты, и стерты имена,
а мы уходим рано, запутавшись в долгах,
с улыбкой Дартаньяна, в ковбойских сапогах..."

В отместку он снова угнал белый "Мерседес", а Пауль остался с мексиканцами. Гизела вышла из "Мерседеса", легла на траву и сказала: "Давай", и Витек принялся выкапывать в ней траншею. Хрясь, кости ее тоже напоминал кости мамонта. Потом лопата уткнулась во что-то твердое, и к Витьку мигом подпорхнул заинтересованный Гимлер. Витек поднажал, и с сундука слетела крышка. "Алмазы! - прокукарекал Гимлер. - Копи царя Соломона!" Рядом сгрудились мексиканцы, и Витьку пришлось накрыть сундук вместе с Гизелой своим телом.

"И миражем в пустыне сраженный наповал,
иду как по трясине по чьим-то головам,
иду, как старый мальчик, куда глаза глядят,
я вовсе не обманщик...
я вовсе не обманщик...
я вовсе не обманщик..."

Граммофон окончательно заело. Витек бегал вокруг дома и пытался понять, куда же подевался целый день. Еще в самом начале он разбил весь периметр на четырнадцать одинаковых частей. И каждый день, во что бы то ни стало, справлялся с нормой. Но день, тем не менее, куда-то испарился. Может быть он провалялся на топчане целые сутки кряду? Проклятый Гимлер! Не разбудил! Только попадись мне в руки, оставлю без перьев! Пусть все полюбуются на голенького Гимлера.

Когда вечером появились Гизела и Пауль, он потребовал, чтобы включили свет в комнатах первого этажа. Тогда Витек сможет работать и по ночам. Но Пауль решительно заявил, что за его счет никакая работа по ночам не состоится. Шиш! Он по-прежнему не настаивает, чтобы работа непременно завершилась за две недели. Но если Витьку так уж приспичило, он может оплачивать электроэнергию из собственного кармана. Включить? Витек отрицательно замотал головой. То-то!

Тогда Витек принялся выть, и вынырнула луна, как тогда морда хозяина кабака над стойкой. И он вновь схватился за лопату...

Когда он просыпался теперь, выяснялось, что он - в траншее. Граммофон окончательно гавкнулся, но экскаватор еще функционировал. Скрипел, хрипел, сипел, гудел, клацал, но функционировал. А к мексиканцам присоединился Павка Корчагин со товарищи. Они соревновались, кто из них более грязный и оборванный. А потом рядом с Корчагиным неожиданно оказался современный коммунист. Пауль бегал и подбадривал всех, и современный коммунист начал грозить ему пальцем. А либеральный демократ отобрал у одного из мексиканцев мотыгу и попытался вонзить ее в спину Паулю. Тот увернулся, и тогда либеральный демократ вцепился ему зубами в ухо. Витьку это понравилось. Внезапно поднялись крики, что идут танки, и все мигом схватились за лопаты и мотыги, в том числе и либеральный демократ с Паулем. Мать Витька и отец-паралитик задавали темп. В траншею что-то скатилось и оказалось, что это - Олег с перерезанным горлом. Но тут Витек вспомнил, что у него есть алмазы, и что он теперь богаче, чем султан Брунея. Он заплатит, и голову Олега снова пришьют к туловищу...

Вероятно, Пауль боялся к нему приблизиться. Витек не замечал, когда тот доливает ему воду в канистру. Он просто находил ее наполненной - и все...

Наконец, он увидел крыльцо. Тогда он вгрызся в землю и превратился в тысячи маленьких витьков, и все они молотили, молотили грунт... Мексиканцы и корчагинцы сгинули, остались далеко позади. А тысячи маленьких гизел оказались доверху набиты костями. Хрясь, хрясь, хрясь... Витьки начали ощущать дискомфорт - непонятно отчего... А потом они проснулись в траншее и снова был дискомфорт. На какое-то мгновение граммофон ожил и прохрипел: "О, майн либер Августин". "Это не наш граммофон!" - принялись уверять витьки. "Ваш, ваш" - твердили гизелы.

Потом витьки уперлись в крыльцо и заметались по траншее, словно сомнамбулы. И постепенно опять превратились в одного большого Витька. Он держал в руках обломок лопаты - черенок сломался. Оттого и ощущался дискомфорт. Витек отбросил лопату в сторону и улегся на землю. Вокруг сразу же принялись хлопотать Лещинская и Тарасова. Убеждать его, что уже все позади. А он никак не мог поверить, что уже все позади.

Ему вспомнился фильм "Фараон", в котором раб всю жизнь выкапывал ров, чтобы заработать свободу для себя и своей семьи... Ничто не ново под луной...

В траншею заглянул Сигизмунд, и их глаза встретились.

- Герой, - сказал Сигизмунд. - А где же деньги?

Витек выпрыгнул из траншеи и сердце его заколотилось. "Мерседеса" не было...

- Они приедут, - спохватился он, постепенно успокаиваясь.

- Когда?

- Как только стемнеет. Они всегда днем уезжают.

- Так и быть, - сказал Сигизмунд. - Подождем, тем более, что солнце уже заходит.

- Они всегда приезжают в сумерки, - добавил Витек.

Хотя, в такой день... - подумал он.

- Хорошо, что у меня нет брата, - проговорил Сигизмунд. - Собственно, даже если бы и был... Его проблемы - это его проблемы... Если он такой уж дебил...

- Ну что, выкопал? - с вызовом спросил его Витек.

- Выкопал, - согласился Сигизмунд, - выкопал. Иди, хотя бы, умойся.

Витек разыскал канистру и облил себя с ног до головы. Потом пошел в сарай и облачился в рубашку и брюки.

- Красавец, - воскликнул Сигизмунд, увидев рубашку.

Уже вечерело. "Мерседеса" не было. Сигизмунд поежился, пошел к машине и облачился в легкий белый плащ. Он чадил сигарету за сигаретой. Потом, неожиданно, в руках его появился радиотелефон.

- Ничего не поделаешь, парень...

- Ты это о чем? - насторожился Витек.

- Пришел тот самый момент, когда я просто обязан выйти на связь.

- И что ты сообщишь Басу?

- Что денег у меня по-прежнему нет. Или я вру?

- Но ведь они же сейчас приедут!

- В этом я уже не уверен. Ты не знаешь немцев, парень. Одно дело - договариваться, другое дело - платить.

- Погоди! Я выкопал траншею, или нет?

Сигизмунд раздраженно уставился на него.

- Мне кажется, ты чего-то недопонимаешь. Выкопал ты траншею, или нет - это твое личное интимное дело. Меня же интересуют только деньги. Деньги - и все.

- Побойся Бога!!! - заорал Витек, видя, что Сигузмунд уже начал набирать номер.

Сигизмунд от души рассмеялся.

- Если бы я боялся Бога, я бы уже давно отправился в сумасшедший дом. К тому же, это несправедливо: у меня нет брата, а у тебя пока есть... Впрочем... я ведь обещал тебе в прошлый раз, что учту время нашей беседы, а я всегда держу слово... - Он посмотрел на часы. - Еще сорок минут. Идет?

Витек сглотнул слюну и молча кивнул. Еще сорок минут жизни. Куда же запропастился этот треклятый Пауль?! И тут у него зашевелились волосы на голове: а, вдруг, именно сегодня Пауль с Гизелой попали в автомобильную катастрофу? Или у них просто забарахлила машина? Ведь обычно в это время они уже дома.

Серебристый "Вольво", как и в прошлый раз, стоял на обочине. Сигизмунд уселся за руль и предложил Витьку место рядом. Кресла в салоне были очень удобными, как раз то, что нужно для исстрадавшегося тела Витька.

- Ты, вообще, чем занимаешься? - поинтересовался Сигизмунд.

- Теперь уже непонятно, - проговорил Витек.

- А раньше чем занимался?

- Работал в строительном тресте.

- То-то я смотрю, что ты так лихо вырыл эту канаву! - Сигизмунд хлопнул себя по колену. - Правда, теперь ты больше похож на покойника...

- Это не канава, а траншея, - возразил Витек. - И, между прочим, в тресте я работал архитектором. Самому копать как-то не приходилось.

- Значит, раньше копали другие? - язвительно проговорил Сигизмунд.

- Копали другие, но я делал то, что должен был делать. И делал это хорошо. И мой брат тоже!

- Гип-гип ура!!! - воскликнул Сигизмунд.

Витек почувствовал, что сморозил какую-то глупость. Хотя и не понял, в чем именно она заключается.

Возникла небольшая пауза. Потом Витек в свою очередь поинтересовался, чем занимается Сигизмунд.

- А разве до тебя сих пор не дошло?

- Нет.

Сигизмунд усмехнулся.

- У меня как раз все наоборот: раньше была неразбериха, зато теперь - предельная ясность.

- И чем же ты занимаешься теперь?

- Я - киллер, - проговорил Сигизмунд, - наемный убийца.

- Что? - не сразу дошло до Витька.

- Ты только не дергайся, - предупредил Сигизмунд и поднял вверх указательный палец. - Ведь ты в этой истории - сбоку припеку. А твоим братцем займутся совсем другие люди.

- Тяжелая у тебя работа, - выдохнул Витек.

- Да уж полегче, чем канавы рыть.

- Не думаю.

- Поверь мне. Я ведь не пользуюсь ни ножом, ни удавкой. Вот мой инструмент. - Он извлек из бардачка большой красивый хромированный пистолет, вся поверхность которого буквально сияла при свете луны. - А еще я коллекционирую предметы, принадлежащие жертвам, - добавил Сигизмунд. - Просто так, по одной штучке - на память. Вот, зажигалка... Есть даже стихотворение...

И он, вдруг, принялся декламировать:

Живи опасно!
Смотри кино!
Предельно ясно,
И не смешно!
Лови моменты!
Снимай блядей!
И никогда
Ни о чем не жалей!
В своей жизнишке
Ты - супермен!
Носи штанишки,
Как джентельмен
А если видишь
Кого-то слабей,
Насилуй, топчи и бей!
Займись кара-тэ,
тай-чи
и кун-фу,
Не слушай всякую чепуху!
А помни, что главное в жизни - власть,
Лишь ей одной насладишься всласть!
Живи опасно - героем дня
Не трогай тех, кто сильней тебя!
Живи опасно,
Живи грешно!
Предельно ясно,
И не смешно!

- Здорово, - проговорил Витек. - И ты его убил?

- Угу, - отозвался Сигизмунд.

Потом откинулся на спинке кресла и закрыл глаза. Оставаться дальше  рядом с ним было нестерпимо.

Витек выбрался из машины. Отведенное время истекало.

А если его самого... - вдруг пронеслось у него в голове. В глаза бросилась лопата, которая валялась неподалеку. Черенок сломан, но штык-то острый, как нож, ведь это - его титановый штык. Он поднял обломок и бросил взгляд на "Вольво".

И тут мексиканские каторжники и корчагинцы снова обступили его. Палили в него из указательных пальцев и хохотали, хохотали до изнеможения... "Да нет же, убить его я не убью! - тут же спохватился Витек. - Лишь оглушу, чтобы выиграть время!" Он облился холодным потом. Его обуял ужас при мысли об этой мексиканско-корчагинской обструкции.

Сигизмунд выбрался из машины, сделал несколько разминочных упражнений. Закурив, глянул на часы.

- Что ж, парень, видно не судьба, - проговорил он. - Осталось две минуты, а это все равно, что ничего.

"Нужно хорошо рассчитать удар", - подумал Витек.

Сигизмунд выудил из кармана телефон и подошел к Витьку.

- Я свое слово сдержал, так что извини...

Витьку представились мать с разодранными от плача глазами и отец со своим судном. Сигизмунд принялся нажимать на кнопки, и в этот момент Витек нанес удар. Но Сигизмунд среагировал, и удар прошел мимо. Раздался характерный звук, словно рубанули клинком воздух. Витек попытался ударить снова, но, отбросив телефон в сторону, Сигизмунд ухватил Витька за запястья. Потеряв почву под ногами, оба скатились в траншею.

Естественно, у Витька не было сил долго сопротивляться. Сигизмунд прижал ладонью его горло к земле, выхватил из кармана испачканного плаща пистолет и приставил к носу Витька, буквально втолкнул дуло в ноздрю.

Потом нервно расхохотался.

- А хочешь, я сейчас позвоню Басу и скажу, что все тип-топ?

Было такое впечатление, что один самовар лежит на другом и оба тяжело пыхтят. Витек молчал.

- Хочешь, или нет?! - прокричал Сигизмунд, и Витек одними губами проговорил: - Да.

- Естественно, тебе придется отработать.

- Хорошо. - К Витьку начала возвращаться надежда.

- Думаешь, я из-за тебя все это время торчу здесь?

- Не знаю, - сказал Витек.

- Неподалеку живет один ублюдок, с которым нужно разобраться...

- Нет, - сказал Витек. - Я не смогу. Только не это.

Мексиканцы и корчагинцы молча выстроились у него за спиной. Снова появилось ощущение, будто на голову напялили целлофановый кулек.

- Ты убираешь его и тем самым погашается долг в тысячу долларов. А если тебе все же заплатят за канаву - останется вашей семье. Подумай, жизнь твоего брата поставлена на кон.

Из глаз Витька хлынули слезы.

- Я не смогу, - еще раз проговорил он.

- А меня ведь хотел, - сказал Сигизмунд. - Где же логика?

- Я хотел только оглушить... Я не собирался... я плашмя... я ни за что... - Витек задохнулся.

- Ну и болван, - скривился брезгливо Сигизмунд. - Я ведь тебя бы потом... если бы у тебя даже что и вышло... А хочешь, вообще будем работать вместе?

- Что делать? - не сразу понял Витек.

- Ну, не канавы же рыть!

- Пошел ты знаешь куда?!

- Подумай. Будешь жить, как падишах. Девочек менять... Знаешь, скольких я девок переимел? Сладеньких таких...

- Ты ведь говорил, что импотент.

- Это я тогда для красного словца...

- Я не смогу убить человека... Нет, правда!... У меня не получится... Я не смогу... - сказал Витек.

- Что ж, ты сам сделал выбор...

В этот момент фары машины осветили стену дома. Сигизмунд высунулся из траншеи. Витек замер.

- Нет, это не они, - проговорил Сигизмунд.

- Где же вы, черт подери?! - взвыл Витек. - Сволочи! Гады! Падлы! Подонки! Я ведь вырыл! Вырыл!

Раздался звонок. Сигизмунд принялся шарить руками по земле, выругался. Телефон оказался на дне траншеи метрах в трех от них.

- Да, это я, - сказал Сигизмунд, потом повернулся к рыдающему Витьку. - В последний раз спрашиваю.

Не глядя на него, Витек отрицательно покачал головой.

- Нет, - сказал Сигизмунд ровным голосом, - деньги я не получил. Так что можете делать с балбесом все, что хотите.

У Витька словно что-то оборвалось внутри.

Не говоря более ни слова, Сигизмунд выбрался из траншеи и уселся в машину. Зажглись фары, взревел двигатель. Серебристый "Вольво" рванул с места, унося в себе убийцу, хромированный пистолет и стихи.

Вот и все, подумал Витек. И тут он очень пожалел, что не расправился с ним. Что не пролилась кровь этого ублюдка. Он взял в руки обломок лопаты и сделал резкое движение. Раздался звук, словно острый клинок рубанул воздух. У него сделались горячими глаза. Мочить! - пронеслось у него в голове. Стрелять! Топить! Вешать! Резать! Всех барыг, деляг, сигизмундов, либералов, фашистов, демократов, - всех тех, кто уже принес и продолжает приносить нам страдание...

© Михаил Березин


предыдущий






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Можно [Мрак сомкнулся, едва собравшиеся успели увидеть взметнувшийся серый дым. Змеиное шипение прозвучало, как акустический аналог отточия или красной строки...] Виктор Хатеновский: День протрезвел от нашествия сплетен [День протрезвел от нашествия сплетен. / Сдуру расторгнув контракт с ремеслом, / Ты, словно мышь подзаборная, беден. / Дом твой давно предназначен...] Владимир Алейников: Скифское письмо [Живы скифы! - не мы растворились, / Не в петле наших рек удавились - / Мы возвысились там, где явились, / И не прах наш развеян, а круг...] Татьяна Костандогло: Стихотворения [Мелодия забытых сновидений / За мной уже не бродит по пятам, / Дождь отрезвел, причудливые тени / На голых ветках пляшут по утрам...] Айдар Сахибзадинов: Детские слезы: и У обочины вечности: Рассказы [Мы глубоко понимаем друг друга. И начинаем плакать. Слезы горькие, непритворные. О глубоком и непонятном, возможно, о жизни и смерти, о тех, кто никогда...] Полифония или всеядность? / Полифоничная среда / По ту сторону мостов [Презентация седьмого выпуска альманаха "Среда" в Санкт-Петербурге 4-5 марта 2017 г.] Татьяна Вольтская: Стихотворения [И когда слово повернется, как ключик, / Заводное сердце запрыгает - скок-поскок, / Посмотри внимательно - это пространство глючит / Серым волком...] Татьяна Парсанова: Стихотворения [Когда с тебя сдерут седьмую шкуру, / Когда в душе мятущейся - ни зги; / Знай - там ты должен лечь на амбразуру, / А здесь - тебе прощают все долги...]
Словесность