Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


     
П
О
И
С
К

Словесность




ВОСХОЖДЕНИЕ


Этот путь требует определённых усилий.

Небо, камни на дороге, трава, мертвенными кусками среди асфальтной кожи, сорока с одним глазом - виден лишь один, внимательный и взрезающий внутренности взгляд. Всё это видится в дымке, очаровывающей, сглатывающей звуки, но прорисовывающей детали.

Слои всех предметов, что на пути и вокруг, постепенно приоткрываются, словно скальпель рентгена нескромно вскрывает их. Цвет тоже становится ярким, осязаемым, неземным. Камень виден насквозь. В нём необычные оттенки серости. Линии, жилками коричневого, белого, чёрного, синего, проявляются. Отчётливо видно. Неужели, это всего лишь камень обычный.

Не видно многого. Проявка идёт по одному.

Сорока проговаривает странно и иноязычно. Понять сложно это несмолкаемое стрекотание. Оно уплывает в туман. Но её крыло, ярким синим пятном с металлическим отливом, ломает насыщенный белый цвет груди и фиолетово-зелёный, тёмный до перехода в черноту, цвет шеи и головы. Кажется, она проговаривает - шэк, шэк, шэк - музыкой танца, медленно прыгает старательно, выразительно вглядываясь в восхождение. Хвост, длиннотой тянется и исчезает в невидимом.

В невидимом.

Видимость исчезает. Проявляются звуки. Чётко, оглушающе, симфонически. Ступени поскрипывают. Слышен даже ток крови. Голова не тяжела уже. Ясность звуков и восприятия мира ошарашивает. Чувствуются разные ноты каждой ступени. Босые ноги тяжело впиваются в дерево, с трудом отрываются от него и переходят на следующую высоту. Фигура проявляется и проявляется. Ошмотья одежды шелестят и нет, не тихо, не шуррх, а какофонично. Хочется сжать голову, закрыть уши.

Внезапно, мощным реактивным рывком проносится к верху столба сорока. Невозможно понять почему полёт её не планирующий. Не волнистый. Всё ускорилось? Она ловко устраивается на верхушке и оглашает криком киа, кья, киа, киа, всю пустынную местность. Можно быть уверенным, что, заявив свои права на эту постройку, она не бросит того, кто совершает восхождение.

Квадрат из брёвен потемнел от времени, но рассчитан на длинное падение. Грэх, грэх - крик птицы разносится мягко и растянуто. Сорока смотрит, смотрит - зрачок приближается и фотографирует восхождение на эшафот.

Пустота проявляется звенящим эхом. Будьте уверены - она запомнила.




© Ирина Жураковская, 2019-2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 2019-2024.
Орфография и пунктуация авторские.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов. Жена [Мы прожили вместе 26 лет при разнице в возрасте 23 года. Было тяжело отвыкать. Я был убит горем. Ничего подобного не ожидал. Я верил ей, она была всегда...] Владимир Алейников. Пуговица [Воспоминания о Михаиле Шемякине. / ... тогда, много лет назад, в коммунальной шемякинской комнате, я смотрел на Мишу внимательно – и понимал...] Татьяна Горохова. "Один язык останется со мною..." ["Я – человек, зачарованный языком" – так однажды сказал о себе поэт, прозаик и переводчик, ученый-лингвист, доктор философии, преподаватель, человек пишущий...] Андрей Высокосов. Любимая женщина механика Гаврилы Принципа [я был когда-то пионер-герой / но умер в прошлой жизни навсегда / портрет мой кое-где у нас порой / ещё висит я там как фарада...] Елена Севрюгина. На совсем другой стороне реки [где-то там на совсем другой стороне реки / в глубине холодной чужой планеты / ходят всеми забытые лодки и моряки / управляют ветрами бросают на...] Джон Бердетт. Поехавший на Восток. [Теперь даже мои враги говорят, что я более таец, чем сами тайцы, и, если в среднем возрасте я страдаю от отвращения к себе... – что ж, у меня все еще...] Вячеслав Харченко. Ни о чём и обо всём [В детстве папа наказывал, ставя в угол. Угол был страшный, угол был в кладовке, там не было окна, но был диван. В углу можно было поспать на диване, поэтому...] Владимир Спектор. Четыре рецензии [О пьесе Леонида Подольского "Четырехугольник" и книгах стихотворений Валентина Нервина, Светланы Паниной и Елены Чёрной.] Анастасия Фомичёва. Будем знакомы! [Вечер, организованный арт-проектом "Бегемот Внутри" и посвященный творчеству поэта Ильи Бокштейна (1937-1999), прошел в Культурном центре академика Д...] Светлана Максимова. Между дыханьем ребёнка и Бога... [Не отзывайся... Смейся... Безответствуй... / Мне всё равно, как это отзовётся... / Ведь я люблю таким глубинным детством, / Какими были на Руси...] Анна Аликевич. Тайный сад [Порой я думаю ты где все так же как всегда / Здесь время медленно идет цветенье холода / То время кислого вина то горечи хлебов / И Ариадна и луна...]
Словесность