Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


     
П
О
И
С
К

Словесность



ЖИВЫЕ И МЁРТВЫЕ


 


      * * *

      Она сказала: "Да пошёл ты!"
      И я заметил – там, где храм –
      В соседнем доме окна жолты,
      По вечерам – по вечерам.
      Названья храма не припомню –
      Он за углом был, по пути, –
      Как раб идёт в каменоломню –
      Вот так и я! – пришлось пойти.

      Дорожку выбрал сам такую,
      Не стал соломки подстилать:
      Послать бы мог тогда любую! –
      И до сих пор могу послать, –
      Но шёл и слышал, как со счёта
      Сбиваясь – словно в полусне –
      Недвижный кто-то, чёрный кто-то
      Людей считает в тишине.

      И в настроении убитом,
      Не заходя, попутно, в храм,
      Я, человеком тем посчитан,
      Пошёл, как нищий, по дворам –
      И вдоль реки – до новой встречи –
      Пошёл-пошёл – пока могу!..
      Она без мысли и без речи
      На том смеётся берегу.

      _^_




      ПРАЗДНИЧНОЕ

      Ни того давно
      и ни этого:
      жили – думали,
      что не зря...
      Оба умерли
      двадцать третьего.
      Двадцать третьего
      февраля.

      Дело делали –
      обстоятельно –
      словно белочки
      в колесе...
      И про Сталина –
      как понять его?! –
      много думали...
      Как и все.

      Хоть воспой его,
      Хоть не пой его! –
      Много спорили.
      Не сошлись...
      Нет про Сталина –
      у Самойлова;
      а у Слуцкого –
      завались!

      Оба в армии, –
      не филонили.
      Еле выжили.
      Но с войны,
      как пришли домой –
      оба поняли,
      что стране они
      не нужны.

      Были, в сущности,
      безобидными;
      с тараканами
      в голове...
      Но поэтами
      стали видными:
      кто в Прибалтике,
      кто в Москве.

      Ни того давно
      и ни этого.
      И леса в снегу,
      и поля.
      Но родился я...
      двадцать третьего.
      Двадцать третьего
      февраля.

      _^_




      * * *

      Труд есть труд – по всей земле –
      Без привязки к Первомаю.
      Мир как мир – лежит во зле –
      Я давно хожу по краю.

      За Россию не топлю.
      Только чувствую и вижу:
      Словно раб, её люблю.
      И по-рабски ненавижу.

      Кем ни стань и где ни встань –
      Вечно будешь иноверцем.
      – Ну-ка, выплюнь эту дрянь!
      – Если только вместе с сердцем!

      Не Кремлю благоволю,
      Не Америке, не Польше;
      Либералов – не терплю,
      Патриотов – ещё больше.

      Эти – праздновать хотят,
      Те – активно не желают.
      Кошка бросила котят.
      Почему? – они не знают.

      Мир как мир, где труд есть труд.
      Все хотят владеть и править:
      Те – меня к стене припрут,
      Эти – к ней меня поставят.

      И тогда признаюсь я,
      Что в слова играл, как в цацки:
      – Врал я, Родина моя,
      Что любил тебя по-рабски!

      _^_




      * * *

      Мир как будто опустел.
      И не то чтоб верил в Бога, –
      Только – верить расхотел...
      Атеистом стал. Немного.

      Или так сказать нельзя? –
      Как "чуть-чуть подзалетела":
      Атеистом стать, друзья,
      Можно только до предела.

      Бьют "Акация" и "Град".
      На полях кровавый силос.
      Как же надо верить, брат,
      Чтобы всё переменилось?

      Я не верю, что меня
      И – во что бы то ни стало! –
      Там, где правит петушня –
      Бог простит... как натурала.

      Я не верю – если так! –
      В то, что мир устроен мудро,
      Что любовь не порожняк –
      Просто секс и камасутра.

      Опустел без Бога мир.
      Гуманизм – и тот просрочен.
      Трактор в поле – дыр-дыр-дыр –
      Мы за мир. Но – между прочим.

      Я рождён под кумачом,
      Как реальный бэби-бумер.
      Не жалею ни о чём
      И живу – как будто умер.

      _^_




      ОДНОЙ ЖЕНЩИНЕ

      Я проснулся, ненавидя всех,
      Презирая всех и бормоча:
      Где мои признанье и успех?
      Где моё бессмертье? – ЕВПОЧЯ.

      Рядом тонет Родина в крови.
      В ясном понимании – простом! –
      Думать о читательской любви –
      Отложить бы надо – на потом.

      Отложить бы надо – навсегда.
      На Земле, среди других планет,
      Не было бессмертья никогда.
      Даже для планет бессмертья нет.

      Но когда – сбиваясь и спеша –
      Запоют в Нескучном соловьи,
      Вновь поверит бренная душа
      В сказку о читательской любви.

      Оттого и думаю о тех,
      Кто с войны не явится домой, –
      Будут ли признанье и успех? –
      Всё равно зароют в шар земной.

      Ненавидя – сам себя сдержал,
      Презирая – не дошёл до дна.
      Так и жил бы дальше – поживал,
      Если бы не женщина одна...

      _^_




      КАРЕ

      Никого, ничего впереди.
      Все дороги прошёл, все пути –
      Поутру ты меня не буди –
      Ни вставать не хочу, ни идти.

      Я и так замыкаю каре,
      Словно старый солдат на смотру.
      Я встаю каждый день на заре –
      Не буди ты меня поутру.

      Поутру, наводя марафет,
      Как с похмелья в театре буффон,
      Я бы глупым хотел быть, как Фет,
      И таким же прекрасным, как он.

      У него – золотые слова,
      У него – каждый слог русопят:
      Одинокая грезит вдова –
      И холодные воды кипят.

      Скажут мне:
      – Это вовсе не Фет!
      И знаток перебьёт знатока:
      – Нет у Фета такого как нет!
      – Тот же стиль – возражу, – и рука.

      Кто у Фета не брал? – погляди! –
      И Есенин, и Блок – даже я, –
      Кроме тех, кто сейчас впереди...
      Поутру не буди ты меня.

      Не буди ты меня на заре,
      Не гаси поутру, как свечу –
      Пусть другой замыкает каре –
      Ни вставать, ни идти не хочу.

      _^_




      ЖИВЫЕ И МЁРТВЫЕ

      Я, как русский корабль –
      легкомысленно посланный на хуй –
          что пришёл-победил,
      но действительно на хуй пошёл, –
          захожу на Донбасс...
      и над степью стою –
          как над плахой.
      И по праву – как князь –
      претендую на Киевский стол.

      В данном случае – я –
          это мы –
      навсегда, безвозвратно.
      И за вычетом тех,
      кто не стал и не станет своим –
          весь народ,
          вся страна –
      средоточие электората –
          одного мудака...
      но другого – убей, не хотим.

      И донецкая степь –
      словно наша бескрайняя вера
      в то, что мы победим
      тех, кто нас называет руснёй.
      Мы – как русский корабль.
      И волнуется жидобандера,
      что мы будем – как в шторм! –
           рассекать их –
      волна за волной.

      Пусть мы – электорат.
      Но без этого электората –
      и народ не народ, и страна не страна.
           Кое-как
      мы ложимся на курс –
      неуверенно и виновато.
          Но посмотрим ещё –
      кто из наших – мудак-не-мудак.

      Мы – как сúроты. Мы –
      притерпелись к несчастьям и горю,
      мы – от светлых времён
      дотянувшие до роковых...
      Мы – военный корабль,
          что идёт
      по степú, как по морю,
      и несёт на себе
          наших мёртвых
      и наших живых.

      _^_




      * * *

      Не стыдись того, что сломлен,
      Что внутри гнилая слизь...
      Ты бескрайним был, огромным,
      Мы же помним – не стыдись.

      Был возвышенным и низким,
      Был таким и был сяким...
      Весь ты был Дионисийским
      И Аполлоническим.

      Был. И вот тебя не стало.
      Как в пожаре, как в дыму,
      Обречённо и устало,
      Пёс скулит в твоём дому.

      Экс-коллеги в пароксизме.
      Сцена, гроб и пред ним
      Весь театр!.. (ещё при жизни
      Переставший быть родным).

      Лишь в театре – пусть отчасти –
      Для актёра – всё равно –
      Счастье есть!.. (и нету счастья
      В сериалах и кино).

      Время в памяти распалось.
      Стало нонче как надысь.
      Помнишь, роль не удавалась? –
      Эка жалость! – не стыдись.

      Счастье в жизни – лишь минута, –
      Ну, от силы полчаса –
      В день, когда ты из приюта
      Взял дурашливого пса.

      Стал заботиться о звере –
      И внутри подсохла слизь.
      А жена... с её потерей –
      Ты смирился. Не стыдись.

      Пса катал, случалось, в лодке,
      Баловал и чистил шерсть.
      Ну, а умер ты от водки.
      Извини. Но так и есть.

      Что в итоге? – девять серий,
      Где страдая и любя,
      Лучший Берия из Берий
      Получился у тебя?

      Много сыграно, конечно;
      Но – весёлое ценя –
      Полюбил народ сердечно
      Твоего Староконя.

      И за то в краю загробном
      Со святыми упокой!
      Ты бескрайним был, огромным,
      Мы же помним. Бог с тобой.

      _^_



© Максим Жуков, 2023-2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 2023-2024.



 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Андрей Бычков. Я же здесь [Все это было как-то неправильно и ужасно. И так никогда не было раньше. А теперь было. Как вдруг проступает утро и с этим ничего нельзя поделать. Потому...] Ольга Суханова. Софьина башня [Софьина башня мелькнула и тут же скрылась из вида, и она подумала, что народная примета работает: башня исполнила её желание, загаданное искренне, и не...] Изяслав Винтерман. Стихи из книги "Счастливый конец реки" [Сутки через трое коротких суток / переходим в пар и почти не помним: / сколько чувств, невысказанных по сути, – / сколько слов – от светлых до самых...] Надежда Жандр. Театр бессонниц [На том стоим, тем дышим, тем играем, / что в просторечье музыкой зовётся, / чьи струны – седина, смычок пугливый / лобзает душу, но ломает пальцы...] Никита Пирогов. Песни солнца [Расти, расти, любовь / Расти, расти, мир / Расти, расти, вырастай большой / Пусть уходит боль твоя, мать-земля...] Ольга Андреева. Свято место [Господи, благослови нас здесь благочестиво трудиться, чтобы между нами была любовь, вера, терпение, сострадание друг к другу, единодушие и единомыслие...] Игорь Муханов. Тениада [Существует лирическая философия, отличная от обычной философии тем, что песней, а не предупреждающим выстрелом из ружья заставляет замолчать всё отжившее...] Елена Севрюгина. Когда приходит речь [Поэзия Алексея Прохорова видится мне как процесс развивающийся, становящийся, ещё не до конца сформированный в плане формы и стиля. И едва ли это можно...] Елена Генерозова. Литургия в стихах - от игрушечного к метафизике [Авторский вечер филолога, академического преподавателя и поэта Елены Ванеян в рамках арт-проекта "Бегемот Внутри" 18 января 2024 года в московской библиотеке...] Наталия Кравченко. Жизни простая пьеса... [У жизни новая глава. / Простим погрешности. / Ко мне слетаются слова / на крошки нежности...] Лана Юрина. С изнанки сна [Подхватит ветер на излёте дня, / готовый унести в чужие страны. / Но если ты поможешь, я останусь – / держи меня...]
Словесность