Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


   
П
О
И
С
К

Словесность




"Реалити-шоу" как новый жанр в художественной литературе

О книге: Максим Привезенцев. История Мираксздания, Литрес: Самиздат, 2020


Тем книголюбам, которые посчитали роман Максима Привезенцева эдаким "лёгким чтивом" в свободные от работы часы, могу с готовностью заявить, что категорически не согласна с подобной оценкой книги. Своё несогласие с удовольствием подкреплю целым рядом аргументов.

Во-первых, создавая остросюжетную историю с автобиографическим уклоном, автор в итоге вышел далеко за пределы первоначального замысла и на стыке различных жанров написал произведение которые в равной мере может быть интересно как простому читателю, так и профессионалу в области экономики и даже лингвистики - книга изобилует всевозможными терминами и новомодными словечками: девелоперы, инфоцыганы, билборды, nft-токены, олигофренды.

В целом тут и авантюрная линия с элементами детективного жанра (расследование о таинственном исчезновении денег крупнейшей корпорации), и мелодрама (личная трагедия главного героя), и даже элементы исторического романа. Например, события, связанные с формированием и последующим падением могущественной строительной корпорации, осмыслены автором в общеисторическом контексте, на фоне значимых явлений российской истории 20-21 веков. Привезенцев пристально всматривается в свою эпоху, кропотливо изучает и девяностые, когда первые корпорации зарождались в условиях большего товарищеского доверия компаньонов, и нулевые, и двадцатые, подмечая в каждом времени мельчайшие подробности и детали, из которых складывается общая картина происходящего, сравнивая различные этапы между собой с целью выявить некую закономерность тех или иных событий и поступков героев:


"2020-й год запомнится многим изменившейся тональностью обычного течения жизни, а многие, покинув этот мир, не смогут удивиться, каким все оказалось зыбким...

В преферанс уже почти не играли, покер еще не стал мейнстримным воплощением азарта, и "мафия" завладела нашими умами довольно легко - прекрасный тренажер для мозга, замешанный на анализе речевых ловушек и языка телодвижений...".


Если внимательно следить за событиями книги, можно понять, что в ней развиваются одновременно несколько сюжетных линий: это история духовной деградации основателя Миракс-здания Полонского, история громкого падения самой корпорации, а также опыт анализа исторического становления экономики в нашей стране с попыткой ответить на главный вопрос: "Есть ли у российского бизнеса будущее?". Как это ни печально, ответ автора скорее отрицательный.

В ходе своих размышлений автор приходит к выводу о том, что с течением времени уровень взаимного доверия партнёров-предпринимателей не просто понизился, но стал своего рода фикцией, чем-то несуществующим. Абсурдным стало даже просто говорить об этом. Если ещё в конце 90-х годов люди ещё доверяли друг другу, готовы были поддерживать товарищеские отношения, то в "роковые нулевые" ситуация в корне изменилась - учредители компаний стали работать по схеме "обогати себя и кинь партнёра". Честный бизнес в условиях российской действительности казался утопией, поскольку всем управляла мафия - местная и централизованная. Наглядной картиной такой предельной закоррумпированности стала история реконструкции Курского вокзала. Пытаясь усовершенствовать российские пути сообщения, герой романа, "вооружённый официальной бумагой с новыми полномочиями", вскоре осознал, что с мафией невозможно бороться с помощью документов:


"...остались три упёртые...бизнес-структуры": чебуречники с прокурорской крышей, камера хранения со смотрящими от "магаметян" до майора транспортной полиции и парковщики с какой-то тоже невообразимой крышей. По этим трём мне из руководства РЖД просто передали: "Они должны остаться, только новый формат им придумай".


Прослеживая подобную ситуацию на разных уровнях общественного устройства - от местных властей до верхушки власти - автор разворачивает перед читателем весьма неприглядную панораму насквозь прогнившей изнутри российской экономики и государственности.

Таким образом, роман отличается многоплановостью и раскрывает широту взглядов автора. Не так часто встречаются у нас бизнесмены-писатели, способные вразумительно и на высоком художественном уровне рассказать об актуальных событиях современности. Между тем, читатель, которому посчастливится столкнуться с этой книгой, сможет ликвидировать пробелы в своём знании о российском бизнесе и его представителях. Если опираться на классическую терминологию, роман Максима Привезенцева можно определить как своего роды "бытописание" - художественно-документальный очерк жизни и нравов представителей финансовой элиты. И что же мы можем здесь увидеть? Типичное бездумное времяпрепровождение "мальчиков-мажоров", убеждённых, что за деньги можно всё и всех продать и купить. Что составляет досуг "великих мира сего"? Сауны, горнолыжные курорты наряду с наркотиками и криминалом.. Автору важно показать, что несметные материальные блага "портят людей, разрушают их изнутри, подрывают духовные и нравственные ценности. В итоге это приводит к распаду семейных и дружеских связей и полной духовной деградации личности. Главные качества "заправил российского бизнеса" - абсолютная беспринципность, готовность действовать любыми, даже незаконными, методами ради достижения конечной цели. А часто эта цель связана с желанием обмануть партнёра, оставить его без законной доли дохода от предприятия. Достаточно вспомнить, какими способами беспринципный Полонский хотел расправиться с тем, кого ещё совсем недавно называл своим другом и партнёром по бизнесу. В ход пошли все методы: угрозы, сфабрикованное и шитое белыми нитками уголовное дело, обыск, нескончаемая травля. Однако это не испугало Привезенцева, не заставило его замолчать там, где это, вероятно, было разумнее всего. Можно сказать, что образ "благородного бизнесмена" - ещё одна черта новаторства в книге.

У романа есть и ещё одна любопытная жанровая особенность - это отсутствие какой-либо сюжетной и композиционной заданности. Возникает такое ощущение, что автор сам толком не знал и даже не догадывался, во что же выльется его первоначальный замысел. Если первая половина истории кажется более академической и связана с размышлениями героя о корпорации и предпосылках ее возникновения, то во второй части сама жизнь как будто врывается в относительно размеренное повествование, разрушая стилевые и жанровые границы книги. С момента появления таинственного Гринго описанные события превращаются в настоящий квест с непредвиденным исходом. Фактически у Привезенцева появляется соавтор, привносящий в книгу значительную долю интриги своими неожиданными компроматами на Полонского и экзотическими фактами его личной (кстати, весьма спорной) биографии. История о том, как владелец крупнейшего строительного предприятия перебрасывал действующие активы за границу, даже немного окутана ореолом пиратской романтики, но на этом фоне ещё более очевидной становится злая ирония судьбы. Правосудие в руках тех, кто уносит свои ноги подальше от родины, имея такую финансовую возможность.

Приятно, что автор хочет докопаться до истины и хотя бы перед читателем открыть все потаённые карты нечестной игры, показать истинное лицо российской финансовой элиты.



Можно сказать, что читатель имеет дело с новым жанром: "роман-реалити-шоу", или "роман-игра". Из высказываний автора следует тот же самый вывод: "Минимум литературности, максимум фактов - я ждал реакции от участников тех событий, надеясь, что она станет движущей силой нового сюжета".

Это живая материя, самостановящаяся и практически уже неподвластная воле одного только автора. Мог ли он подумать, что его желание просто выплеснуть душу и поделиться с читателем своими личными переживаниями, перерастёт в поиск ответа на вопрос, куда подевались действующие активы Мираксздания?

Здесь нет логической завершённости, но есть пространство для авторских и читательских раздумий. Возможно, именно поэтому роман кажется столь увлекательным и абсолютно современно звучащим.




© Елена Севрюгина, 2021-2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 2021-2024.
Орфография и пунктуация авторские.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Поторак. Признаки жизни [Люблю смотреть на людей. Мне интересно, как они себя ведут, и очень нравится глядеть, как у них иногда светло переменяются лица...] Елена Сомова. Рассказы. [Настало время покинуть светлый зал с окнами под потолком, такими, что лишь небо можно было увидеть в эти окна. Везде по воздуху сновали смычки и арфы...] Александр Карпенко. Акустическая живопись Юрия Годованца (О книге Юрия Годованца "Сказимир") [Для меня Юрий Годованец – один из самых неожиданных, нестандартных, запоминающихся авторов. Творчеству Юрия трудно дать оценку. Его лирика – где-то посредине...] Андрей Баранов. Давным-давно держали мир киты [часы идут и непреодолим / их мерный бой – судьба неотвратима / велик и славен вечный город Рим / один удар – и нет на свете Рима...] Екатерина Селюнина. Круги [там, на склоне, проросший меж двух церквей, / распахнулся сад, и легка, как сон, / собирает анис с золотых ветвей / незнакомая женщина в голубом...] Ольга Вирязова. Напрасный заяц [захлопнется как не моя печаль / в которой всё на свете заключалось / и пауза качается как чай / и я мечтаю чтобы не кончалась] Макс Неволошин. Два эссе. [Реалистический художественный текст имеет, на мой взгляд, пять вариантов финала. Для себя я называю их: халтурный, банальный, открытый, неожиданный и...] Владимир Буев. Две рецензии [О романе Михаила Турбина "Выше ноги от земли" и книге Михаила Визеля "Создатель".] Денис Плескачёв. Взыскующее облако (О книге Макса Батурина "Гений офигений") [Образы, которые живописует Батурин, буквально вырываются со страниц книги и нагнетают давление в помещении до звона молекул воздуха...] Анастасия Фомичёва. Красота спасёт мир [Презентация книги Льва Наумова "Итальянские маршруты Андрея Тарковского" в Зверевском центре свободного искусства в рамках арт-проекта "Бегемот Внутри...] Дмитрий Шапенков. По озёрам Хокусая [Перезвоны льются, но не ломают / Звёзд привычный трассер из серебра, / Значит, по ту сторону – всё бывает, / А по эту сторону – всё игра...] Полина Михайлова. Стихотворения [Узелок из Калужской линии, / На запястье метро завязанный, / Мы-то думаем, мы – единое, / Но мы – время, мы – ссоры, мы – фразы...] Дмитрий Терентьев. Стихотворения [С песней о мире, с мыслью о славе / мы в проржавевшую землю бросали / наши слова, и они прорастали / стеблями стали...]
Словесность