Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



СТАНСЫ НА КРАЮ ЗЕМЛИ


 


      31 ИЮЛЯ

      Ночь, шевеля ладонями,
      Выдавит темноты.
      Звезды ко мне рандомны, а
      К некоторым на ты.

      Львом обернулись аисты
      С листьями от капуст.
      У рубикона августа
      Не занимать искусств.

      Шесть с половиной месяцев,
      Два или три УЗИ
      С гендером перемесятся,
      Кесаря поразив.

      Бирки кусок клеёнчатый
      Треплется на бинте.
      Вынес июль на кончике
      Новости о дите.

      _^_




      ВЫБОРГСКОЕ

      Финский залив. Твердыш.
      Чёрное платье-флот.
      На берегу стоишь,
      Словно запретный плод.

      Словно тебя крестил
      Северный ветер-поп.
      И у тебя в горсти
      Вечное монрепо.

      _^_




      ЧАЙНОЕ НЕДОПИТОЕ

      Опять остался чай не выпит,
      Прирос к стакану чайный хвост.
      Будильник бьётся, как "Столыпин"
      О рельсы с отраженьем звёзд.

      И даже днём луна на небе -
      Она как новая мозоль.
      А по тебе скучает мебель
      И носовой аэрозоль.

      Скучает вечер в комнатушке,
      А с ним - постельное бельё.
      И небо тут же, поднатужась,
      Мне акапельно в душу льёт.

      Грустит под пылью вентилятор -
      Он этим летом обречён
      На антресоли быть запрятанным.
      И осень вовсе ни при чём.

      Холодных лет не так уж много
      Из прожитых мной тридцати,
      Чуть больше, чем "горячих" кнопок
      На пульте (около пяти).

      Придумал я скучать под телик,
      С обмана прыгать на обман,
      Как пару неудобных стелек,
      Меняю кресло на диван.

      В остывшем чае больше истин,
      Чем тайн в изысканном вине...
      С напитком из цейлонских листьев
      Скучаешь так же ты по мне.

      _^_




      ВДОХНОВЕНИЮ

      Звезды повылазили,
      Как прыщи от сладкого.
      Широка фантазия
      Ночью над тетрадкою.

      Тяжелее мрамора
      Крест нести под знаменем.
      Как вареньем маминым,
      На диван намазан я.

      За окном ни душеньки,
      Лишь октябрь-родственник.
      Тишина в наушниках -
      Наслаждаюсь осенью.

      И ни стопки замертво,
      И ни капли лишнего -
      Минимум параметров
      Вдохновение выпишет.

      _^_




      ЛЕСНОЕ

      Весенним днём,
      В жару почти что,
      Ушли вдвоём
      В одних пальтишках.

      Весенний лес -
      Глазам-радарам.
      Сегодня здесь
      Любовь задаром.

      Весенний ритм -
      Аллегро-моссо.
      Он говорит
      Многоголосьем.

      Весенний грим -
      Целей мейкапа.
      Четверый Рим
      Уже за МКАДом.

      Весенний Град,
      Как клумба в шине.
      В лесу парад
      Весенней жизни.

      Весенний всплеск
      Столичных улиц
      Нас выгнал в лес -
      Мы дембельнулись.

      _^_




      ПОМНИШЬ?

      Помнишь ли ты тот вечер?
      Куртку ноябрь-брата?
      Снуд на тебе овечий,
      Памятник "Мирный атом"?

      Помнишь, огни мерцали
      Медленной вереницей?
      Не вспоминая ЦАО,
      Бродим внутри провинций.

      Помнишь ли ты, под нами
      Как замерзала почва?
      Как у любви фундамент
      Сталью казался прочной?

      Помнишь, сменился берег
      Зал ожиданья встречей?
      Ты на моё "лишь верь мне"
      "Верю" шептала встречно.

      Помнишь, как я на кухне
      (В душу тебе бальзамом)
      Нежно шептал над ухом:
      Выйдешь за мною замуж?

      Помнишь ли, как держались
      В памяти эти даты?
      Мой календарь в пожаре,
      Хоть бы сказала "да" ты.

      _^_




      И ТВЕРДИТ ЭТОТ МИР

      И твердит этот мир, как на исповедь вставший,
      Мол, у них не любовь, у них только эрос.
      О, Вселенная-женщина, ты же ведь дашь им
      Половую (не только), главное, зрелость?

      И твердит этот мир положеньем избитым,
      Что не могут гореть круглосуточно звёзды.
      Гороскопы на завтра китайцами сшиты,
      А они говорят, гороскопы для взрослых.

      И твердит этот мир, надрываясь сильнее,
      Что такой, как у них, любви не бывает.
      А они говорят, что любовь в груди слева
      В високосный февраль распускается маем.

      _^_




      СЧИТАЛОЧКА

      Камень, ножницы, бумага,
      Если пульт забыл на кухне.
      Вдохновенье псевдомага
      Быстро с завистью потухнет.

      Камень, ножницы, посуда,
      Если мыть опять не в жилу.
      Жеребьёвка длится сутки -
      Руки в камень мы сложили.

      Камень, ножницы, собака.
      Я гуляю, а ты кормишь.
      Десять раз, уж, с боку на бок
      Перелёг лохматый кореш.

      Камень, ножницы; готовить
      Завтрак, ужин. Пылесосить.
      Раз взыграла чья-то совесть,
      Уберёмся точно - в осень.

      Камень, ножницы. С простудой
      И с подушкой делим грелку.
      Ты - сударыня, я - сударь.
      Пёс не вымоет тарелку.

      Камень. Ножницы. Обёрнут
      Каждый третий этой сферой.
      Скоро: памперсы, ребёнок -
      Наконец-то повзрослеем.

      _^_




      ОТРЕЗКИ

      А снега нет ни у двора, и ни у сада.
      И это в общем-то пустяк, хоть и осадок
      На душах наших бередит который месяц.
      Народ по тропам не скользит и грязь не месит.
      И не сойти без снега нам и с этой темы -
      Не чистим транстпорт по утрам и не потеем.
      Последний шанс (как сигарета - нету в пачке) -
      Февраль придёт, чтоб белизной здесь всё испачкать.
      Мы дни считаем до весны, блокнот листая.
      В планктоне офисном сидим - своя ли стая?
      Качаем тело и опять худеем к лету.
      А пресс, как мы, - он состоит из тех же клеток.
      Воскресла осень в январе, как птица феникс,
      Деревья, сбросив всю листву, включили реверс.
      А в книжных все календари с приветом крысы.
      Тебя встречаю - на губах вкус барбариса.
      Болеют руки без тепла - в карман засуну,
      Пойду отрезками аллей от урны к урне.

      _^_




      СТАНСЫ НА КРАЮ ЗЕМЛИ

      1.
      Здесь земля не круглая, а плоская,
      Что не поцелуй, то сцена Оскара.
      Каждое молчание загадочно,
      В книге мы - бумажные закладочки.
      Двое из заметок предисловия -
      Что-то из неспящего и совьего.
      2.
      Смотрится луна такой беременной,
      Обувь наша ждёт под батареями.
      Звёзды в небе смотрятся ребёнками,
      Брюки на полу неважно скомканы.
      Слушается музыка по радио,
      Любится с отдышкою под кардио.
      3.
      Взвесилось доверие раздетостью -
      Мы с тобой друг другу соответствуем.
      Нет теплее нас и "растворимого",
      Кофе растворимся в Третьем Риме мы.
      Здесь земля не груглая, а плоская -
      Если и срываться - сразу в космос.

      _^_




      ПИЛИГРИМЫ

      I
      Плавно, заборами Третьего Рима
      Шли, невидавшие сна, пилигримы.
      Шли каблуками чесавшие землю
      Двое, начавшихся в шесть или в семь ли.
      (Каждый, кто спал, до сараев и стойл
      Чтоб побыстрей, не скупился на доллар.)
      Небо над ними с просветом веснушек,
      Месяц винтажный в нём, спину прогнувший.
      Двое, попсой осквернив акапелла,
      Были друг другу царём и лакеем.
      Считывать души, как текст в караоке,
      Мог беспристрастно фасад кареокий,
      Спины проулков хранят отпечатки
      Тел этих в куртках под свет Ильича там...
      Лампы фонарных свисающих тронов;
      Мимо пронёсся патруль, их не тронув.
      II
      Вяжем маршруты из улиц-веревок.
      "Будем к полуночи" - видишь, мы врём как?
      Врём безустанно мы тем, с кем годами
      Рядом ложимся, живём и скандалим.
      Спелый рассвет белизной прополощет
      Город: вокзалы, аллеи и площади.
      Строгий мой вид мужика искалечит
      Женская сумка на правом предплечье.
      Нежный твой стан неслучайно испортят
      Шпильки - походкой от бортика к бортику.
      Синий хёндай в приложении яндекс,
      Как привиденье "Летучий Голландец".
      После не будет ни планов, ни слухов -
      Тело под душем, как бренная рухлядь.
      И до обеда лежать на диванах -
      Пусть так проходят все дни после пьянок.

      _^_




      ПРОЩЕНИЕ

      Час за часом чайных рек их
      Будет больше. Тихий вечер.
      Час за часом стаей крекер -
      Хруст да треск до боли млечен.

      Ваз для нас затёртых стёкол -
      Воз на полках тяжким грузом.
      Кран на кухне вдруг потёк и
      Глушь покрыл как будто тузом.

      Снег в окне экранной рябью -
      Пульт у Высшей только силы.
      Знать, что волю эту бабью
      Мне как манну вдруг спустило.

      Груз из рифм расставлю в строчки,
      Строчки выстрою в катрены.
      На краю своих обочин,
      Время вычерчу с настенных.

      И с январским первым плачем,
      Подогнув к груди колени,
      Вдруг пойму: из лучших качеств -
      Это выдача прощенья.

      _^_



© Артём Козлов, 2021.
© Сетевая Словесность, публикация, 2021.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Роман Смирнов: Теория невероятности. Поэзия неземных координат [Об одном стихотворении Елены Севрюгиной.] Татьяна Горохова: О мире литератора и скорости света - Интервью с Дмитрием Цесельчуком [Дмитрий Юрьевич Цесельчук - поэт, переводчик, председатель Союза литераторов России, главный редактор альманаха "Словесность".] Виктория Беркович: Бочка дёгтя в ложке мёда [в предчувствии глубинных перемен / какой-то бес рождается во мне / и ходит-бродит в тёмных закоулках / моей неупокоенной души] Алексей Борычев: Играя в бессмысленность [Захожу в позабытую сном сторожку, / Тихо дверь открываю в ней. Осторожно / Зажигаю в киоте огонь лампады, / Понимая, что большего и не надо...] Никита Николаенко: Случай у пруда [Чего только не увидишь на городских прудах в Москве в погожие денечки...] Виктория Кольцевая: Родовые черты [Косточка, весточка, быль-небылица. / Сядем рядком у стены. / Что же над нами бойница, / бойница, / мы не хотели войны.] Сергей Штерн: Ingratitude collection [Слепой, я видел больше, / чем ее прежние / мальчики / и московские клиенты...] Дмитрий Галь: Стихотворения [...Бери-ка снова старую тетрадь / И слушай голос бренный, одинокий, - / Я так и не умею понимать / Из сора возникающие строки...]
Читайте также: Татьяна Житлина (1952-1999): Школьная тетрадка | Ростислав Клубков: Приживальщик. К образу помещика Максимова из романа "Братья Карамазовы" | Артём Козлов: Стансы на краю земли | Евгений Орлов: Четыре стены | Катерина Ремина: Каждому, кто - без дна | Айдар Сахибзадинов: Казанская рапсодия | Алексей Сомов: "Грубей и небесней". Стенограмма презентации | Юрий Тубольцев: Абсурдософские рассказы | Ксения Август: До столкновенья | Николай Архангельский: Стихотворения | Стихи Николая Архангельского рецензируют Надя Делаланд, Ирина Кадочникова, Александр Григорьев, Алексей Колесниченко | Татьяна Горохова: С болью о человеке. Встреча с Борисом Шапиро | Михаил Ковсан: Колобок - Жил и Был | Николай Милешкин: "Толпой неграмотных с иллюзией высшего образования даже легче управлять, чем просто неграмотной толпой" | Алёна Овсянникова: Хочется хэппи-энда
Словесность