Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Словесность: Поэзия: Алексей Остудин


      СТИХОТВОРЕНИЯ

        *Турксиб! Спасибо за подарок!..  *Когда последний пopoх отсырел... 
        *Мороз и солнце - день опять...  *Мы выбрали правильный вектор... 
        *БОЙ С ТЕНЬЮ  *Дунула цапля на озере в дудку... 
        *О, Херсонес на гребне лета!..  *Полощет свет в моей каюте... 
        *ПЕРПЕТУУМ МОБИЛЕ  *Вышел разом у лета заряд... 
        *Упругий ветер, будто веточка...  *ИЮЛЬ 
        *Скрипит костыль, но шаг - размашист...  *Опять насочинял какой-то гой... 
        *Тасуют щели свет в заборе... 


                "Запад есть Запад, Восток есть Восток -вместе им не сойтись!"
                        Р.Киплинг

          * * *

          Турксиб! Спасибо за подарок! Здесь ослепительно тепло. Восток разглядывает Запад сквозь запотевшее стекло. Пока ещё узкоколейка распространяет креозот... Но бисером на тюбетейках полуденный дымится пот. Скажи, Рахим, не свой я разве? Стекло вагонное - азы! Я на песке арабской вязью читал автографы гюрзы. Пускай в зубах её отрава. Давай играть в одну игру: то, что ты пальцем пишешь справа, я слева позже разберу!
          _^_
          
          
          
          

          * * *

          Мороз и солнце - день опять пронизан веселящим газом! С похмелья хочется летать, а не торчать над унитазом. Свист, как сосулька изо рта. Не воздух в легких, а заноза - в нем сладость, горечь, кислота - сухая кислота мороза. Как шейный остеохондроз, стоит тупая боль берез. И, белоглазы, вдалеке, дома, как рыбы в кипятке.
          _^_
          
          
          
          

          БОЙ С ТЕНЬЮ

          Мы с кем-то подрались до первой крови, а я плевать хотел на гололёд... Вон тень моя лежит с разбитой бровью, и почему-то долго не встаёт. Мой госпиталь - зима. Я на закате. Широкий снег прошёл через пустырь, как санитар в распахнутом халате, по капле проливая нашатырь.
          _^_
          
          
          
          

          * * *

          О, Херсонес на гребне лета! Смотри, подружка, со скалы - как мышцы на спине атлета передвигаются валы. Их пища - рваные медузы, их страсть - обрушиться сюда: царапает о камни пузо и выпускает пар вода у ног твоих... Айда купаться и, по-дельфиньи взяв разгон, сливовой косточкой из пальцев - выскальзывать из тесных волн!
          _^_
          
          
          
          

          ПЕРПЕТУУМ МОБИЛЕ

          Спотыкаясь на стыках, трамвай дребезжит, пассажиров невеселы лица. У тебя на ресницах снежинка лежит и растаять от счастья боится. Пробираюсь с трудом мимо шапок и лыж. В окнах столько овалов надышано! Ты одна, моя радость, бровями паришь и зрачками мерцаешь возвышенно. В этой жизни облыжной покой твоих глаз принимаю, как премию Нобеля! Шестерёнки снежинок вращает для нас снегопада перпетуум мобиле!
          _^_
          
          
          
          

          * * *

          Упругий ветер, будто веточка, хлестал легонько по росе. Я помню - растрепалась ленточка в твоей неласковой косе... Плыла вдоль дамбы Волга плавная, тянуло с берега сосной. Предчувствием чего-то главного казался вечер выпускной. Жизнь караулила нас, бедненьких... Теперь, как высохнет роса, смотреть придётся без посредников в её безумные глаза!
          _^_
          
          
          
          

          * * *

          Скрипит костыль, но шаг - размашист. В кармане - филькин документ... Судьба твоя - старик шарманщик из довоенных кинолент. Вышагивает прочь из буден куда глаза глядят, пока пасётся рядом белый пудель из яблока и молока. И, напевая про разлуку, с окурком липким на губе, шарманщик крутит мясорубку, а ты игрешь на трубе!
          _^_
          
          
          
          

          * * *

          Когда последний пopoх отсырел - Что толку неудачи брать на мушку: навалом их, их в самый раз - из пушки Не этот подростковый самострел.. В моем вине остыл гемоглобин... Сердечной смуты в этом есть вина ли? Я знаю, что в финале съем один, швейцарский сыр своих воспоминаний!
          _^_
          
          
          
          

          * * *

          Мы выбрали правильный вектор - здесь ночью луна, как прожектор, и словно от нервного тика в люцерне мигает клубника. У озера ставимм палатку - на рваной лужайке заплатку. И вязнет в зубах, как ириска, смола комариного писка. Любимая! Брось разговоры: Политика, армия, воры. Достань огурцы, помидоры, и шпроты - как новые шпоры! Пивка, чтоб дышалось на воле, плесни мне из термоса, что ли. Под небом, давай, на траве молчать головой к голове!
          _^_
          
          
          
          

          * * *

          Дунула цапля на озере в дудку, Скрипнул сверчок головой заводной. Звезды еще не погасли, как-будто набо забрызгано пастой зубной. Бич пастуха разорвался снарядом - рядом, за озером? - не различить. В дрожжи тумана забредшее стадо лопает клевер и смачно мычит. Солнце раскрылось ромашкой лечебной. Пахотой пышут кусты лебеды. В воду нырнул я, как спрыгнул с качелей, и не почувствовал этой воды... В августа память, наверно, капризней прошлое не отпускает ни дня. Словно живешь, и не чувствуешь жизни. Словно вот-вот и начнется она.
          _^_
          
          
          
          

          * * *

          Полощет свет в моей каюте колючий сигаретный дым. Потрескивает, как компьютер, томами Гоголя камин. А мысли - о насущном хлебе, люлякебабе, бабе, бля! Мой кот таскает мышь за стебель, не ест, ломается, кривля... Эпоха смены философий коленом нищих лупит в пах. И мне не заварить, как кофий, с утра идей великих прах!
          _^_
          
          
          
          

          * * *

          Вышел разом у лета заряд, износилось лоскутное платье. В тучах жёлтые лампы горят, освещая сады на закате. И пыхтит, как буксир на мели, Костерок у туристских палаток. Суетясь, выбирают шмели Из цветов медоносный остаток. Им недолго ещё пировать - не до жиру мохнатым обжорам. В зачастивших дождях виноват дирижёр лягушачьего хора. Мокрый лес, погружаясь в туман, Открывает сезон левитации. но его невесомость обман - на туман нелегко полагаться... И по правилам странной игры Всё живое застыло над бездной, Гбе блестят голубые миры - ледяной виноградник созвездий!
          _^_
          
          
          
          

          ИЮЛЬ

          Чуть дышит жаба в рваном желобе, где слизь - пустая тень воды. И коршуны, как слепки жалобы - свободны и едва видны. Напудренная солнцем хвоя для скрипки копит канифоль. И яблоня - в пучках привоя, соленая, как нота соль. В траве потрескивает засуха погостом прошлогодних мух... Но заорал, проснувшись засветло, на ветке жареный петух!
          _^_
          
          
          
          

          * * *

          Опять насочинял какой-то гой, орудуя пером, как дамской шпилькой: У лукоморья дуб не в зуб ногой, Русалка на ветвях пропахла килькой! Камыш в пруду, как взвод богатырей, забывших плавки, не спешит на сушу. Стоит изба без окон, без дверей - собачья конура на ножках Буша... Нет окончанья сказки до сих пор. Давно смежил глаза ревнивый гений. Но что-то лепо бяшет Черномор! И Змей Горыныч ботает по фене! И я сюда когда-нибудь вернусь, где, брошена детьми и мужем бита, на побережьи Крыма чахнет Русь старухой у разбитого корыта.
          _^_
          
          
          
          

          * * *

          Тасуют щели свет в заборе. Все тени выброшены в масть. Сегодня - шторм. Но в Чёрном море не мне загадано пропасть! Судьбу на верность проверяя, неверен сам, но - всё одно, под самый дых волне ныряю и локтем задеваю дно. Пиши: Купанье в шторм полезно! Быть хладнокровным разреши - тут камушком любая бездна покажется на дне души, когда - капец, по всем приметам. В руках - свинец, и думать лень... Оставь себе такое лето и белый пляж на чёрный день.
          _^_

          © Алексей Остудин, 1999-2018.
          © Сетевая Словесность, 1999-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность