Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


А. ВЕРБНИКОВ

Дедушка Мухомор и мальчик Бананан
или
Грибники-шкурники

Глава 1. Дедушка-мухомор


Часть 2

Таким образом осуществлен возврат - вполне в духе опытного грибника, ибо грибы ищутся и собираются именно при "хождении кругами" и "кружении на месте" в темном лесу - к тому, чем красен наш лес, чем он, иначе-синонимически говоря, украшен, красив; к волнующе и тревожаще красному цвету мухоморов. Рассмотрим же с максимальным вниманием сей - бросающийся в глаза первым - цветовой аспект мухоморов, точнее цветовой аспект воздействия мухоморов на людей.

Красный - как известно из теории цвета и из практики, будучи одним из самых основных, изначальных цветов спектра, т.е. таким, который невозможно получить путем смешения других "красок мироздания", является, можно сказать, цветом Божественным. Издавна красный считается цветом царским, символизирующим высшую власть - монаршии мантии были именно красного цвета. (Разновидность мухомора с коричневой шляпкой выделяют в отдельный вид, называемый Королевским мухомором /Amanita regalis/. Иногда его считают лишь разновидностью красного мухомора и называют Amanita muscaria var. umbrina, т.е. коричневый вариант красного мухомора). Красна и основополагающая жидкость человеческого организма - кровь. Т.е. снаружи человек бел, а внутри красен. Мухомор - наоборот. Это, конечно - по принципу дополнения - привлекает "стороны" обоюдно. Далее, из той же теории цвета: красный является дополнительно-контрастным цветом к зеленому, точно так же как белый к черному или желтый к синему. Применительно к господствующему зеленому цвету наших лесов и травянистых полян-опушек, это означает просто то, что мухоморы прямо-таки бросаются в глаза, сразу, издали заявляют о себе так, что невозможно не заметить, зовут так, что мимо трудно пройти, не остановившись, пленяют взор.

Более того, если взять идиому "темный лес" в таких устойчивых выражениях, как "жизнь - это темный лес" или "природа для нас - темный лес", то яркие, различных оттенков красного - от оранжевого до бордового - большие, заметные грибы будут служить чем-то вроде "огоньков в ночи", привлекающих внимание и сулящих если не прояснение-просвещение-просветление, то перемену и отдых, по крайней мере. И одновременно они служат "красным цветом", т.е. "стоп-сигналом" для нас, привыкших ориентироваться в городе по светофорам на опасных перекрестках (кстати то, что слово Светофор является несомненным дублетом слова Люцифер, мало кого смущает, даже самых набожных людей).

Иначе говоря, наше внимание-восприятие и воспитание делают так, что мухоморы как бы сигналят нам, людям, находящимся или оказавшимся в неведении-растерянности в "темном лесу": "Стоп! Обрати на меня внимание, верь собственным глазам. Склонись ко мне, подними меня до себя. Может быть я тебе что-то проясню".

Действительно, в русских народных (и не только русских) сказках именно гриб Мухомор, оборачивающийся говорящим бело-длиннобородым гномом в пятнистой широкополой шляпе, зачастую представлен как советчик-спаситель добрым молодцам и красным девицам, либо просто заплутавшим в чаще, либо оказавшимся там по чьей-то могущественной воле ( чаще злой, чем доброй), с какой-либо целью (чаще всего раздобыть что-нибудь волшебное), либо без оной - т.е. на собственную погибель. Этот "архетип" настолько силен, что даже в самых "красных", советско-сталинских фильмах, т.е. снятых при режиме, в котором не только о психоделических свойствах Красного Мухомора, но и о психотропных веществах вообще не было речи, мудрый помощник, оборотистый дедушка Мухомор появляется регулярно, как регулярная Красная Армия.

Красный цвет по своему психологическому содержанию-воздействию (например, знаменитый в психологии-психиатрии тест Люшера) символизирует настоящее здесь и сейчас, активность, сексуальность, а кроме того с а м, без всяких символов, является возбудителем всевозможных импульсов-действий: "красная тряпка", приводящая в яр/к/ость быка, красное знамя, идущих в бой, красные фонари и такой же цвет интерьера борделей, собственный цвет половых органов или, хотя бы, призывно приоткрытых подкрашенных губ в какой угодно визуальной рекламе.

Действительно, то, что впитывание красного цвета зрением заставляет сердце биться живее и кровь бежать быстрее, считается доказанным современной наукой фактом. И в связи с этим не кажется удивительным, а звучит вполне правдоподобно тот "исторический" факт, что, например, викинги, и особенно их "зеленые", а точнее, пожалуй, "малиновые береты" - берсеркеры употребляли перед боем для повышения силы-воинственности-ярости напиток из красного мухомора. (Не исключено, что все "командос" имеют в качестве униформенных головных уборов береты именно потому что с таким на голове человек сохраняет-проявляет-несет свое сходство с "воинственнейшим" грибом древних). Так же поступали и русские витязи - исторически прошедшие выучку у варягов - именовавшиеся боЯРами, т.е. по одной из этимологий, беше ярыми, иначе говоря очень яркими. Эти, можно сказать, самые мухомористые ребята, завоевали себе впоследствии ключевые посты в общественно-государственном устройстве.

Даже если отбросить все специфические, "химические" свойства мухомора и ничего не знать о них, один его цвет, одно только потребление чего-то будоражаще-красного внутрь через зрение должно было приводить к повышению "марсианских" качеств человека. Ведь Марс - как полагают ныне все больше современных ученых, опираясь на результаты новейших космических исследований - откуда могла прийти на Землю цивилизация и сама "жизнь", является ближайшим к нам небесным телом красного цвета. В американском сленге ( Slang and euphemism. R.A.Spears. - A Signet Book), например, мухомор называется "woodpecker of Mars", т.е."дятел с Марса" или "дятел Марса", в то время как само слово "woodpecker" (дятел красноголовый) означает в том же сленге отнюдь не "болвана" или "зануду", как у нас, но "пулемет", иначе говоря то, что внедряет что-то во что-то со страшной силой, частотой и быстротой - классически фаллические и осеменительные ассоциации, вызываемые любым видом огнестрельного оружия со стволом-дулом. Стягивая все сказанное в одну фразу, "арифметически" сокращая, получим, что "Марс некогда со страшной силой обстрелял-оплодотворил нашу Землю спорами чего-то такого, что впоследствии проросло и до сих пор прорастает в виде "космических", "ненормальных" порой огромных как (летающие) тарелки грибов".

При всех своих "воинственных" свойствах (кои будут подробнее рассмотрены ниже) мухомор в той же если не в большей мере считается "детским грибком", наверное самым детским, и уж точно самым распространенным представителем грибного мира, самым частым и освоенным человеческой культурой грибным символом.

Взрослые - когда им это удобно и нужно, т.е. когда сие не противоречит их установкам - любят приговаривать, что мол "устами младенцев глаголет истина". Что же, если привести ребенка в наш лес и последить за тем, на что - хотя бы только из грибов - он прореагирует-откликнется в первую очередь, если понаблюдать за тем, что ребенка в этом лесу привлечет, то это, конечно, будут красные мухоморы. И цвет их, и величина, и весь антропоморфный, максимально (хотя и схематично, мультипликационно) близкий человеку, гномический их вид вызывает у детей, не "просвещенных", на тот предмет, что сии грибы есть де "яд-отрава", чистый восторг. И если детям не запрещать, то те, конечно, наберут полное лукошко мухоморов, и, вероятно, попробуют на вкус (который, правда, им вряд ли понравится просто потому, что никакого особого вкуса у обсуждаемого гриба нет. Это не яблоко, не груша, не банан - особенно банан, о коем речь пойдет во второй главе). Однако такое - не только пробование на зубок, но и сам сбор мухоморов детьми - вряд ли может быть допущен взрослыми. Едва ли существуют специальные исследования по данному вопросу, но если бы таковые имелись, то, весьма вероятно, выяснилось бы, сколь существенна психологическая травма, наносимая ребенку взрослым, возвещающим, что "мухоморы - яд, отрава. От них можно умереть". Забегая немного вперед, процитирую по книге "Poison: sorcery and science, friend and foe" ("Яд: колдовство и наука, друг и враг"), Leipzig, 1987:

Случаи отравления Amanita Muscaria ...крайне редки, поскольку яркие красные шляпки признаются почти всеми, как синоним "яда"...Сырые грибы содержат всего 0,0002 процента мускарина, тогда как целый ряд поганок, которые вызывают симптомы сильного отравления , фундаментально отличающиеся от мухоморного, содержат гораздо большее количество мускарина: Boletus satans, Clitocybe rivilosa, Amanita pantherina...

Можно без особого преувеличения сказать, что тут взрослые демонстрируют детям один из самых ярких и самых ранних примеров шизофрении - которая в той или иной степени и форме пронизывает всю вообще жизнь современного человека урбанистического - и заражают этой раздвоенностью, этим расстройством своих детей. И особенно зловеще, я бы сказал "цинично" это выглядит и звучит буквально в самом "лоне природы". Фактически же имеет место следующее: нынешний малыш, как правило не бывающий в лесу до трехлетнего возраста, тем не менее прекрасно знаком с веселыми, нарядными, красно-белыми в "горошек" грибочками по их многочисленным представителям, т.е. депутатам в домашнем и детсадично-дворовом обиходе: в виде вышивок на собственных ползунках-распашонках, костюмчиках и шапочках, в виде игрушек-погремушек, в виде изображений в книжках сказок, мультиках - где мухоморы, сочные, радостные, жизнеутверждающие, крупные, ядреные, присутствуют обязательно и на видных местах; в виде-форме кухонных солонок; в виде непременных бесчисленных грибков над дворовыми и детсадовскими песочницами. Все эти яркие, домашне-дворово-садовые грибные символы годам к трем, т.е. ко времени первого похода в настоящий лес уже освоены ребенком, впитаны в кровь-мозг, если не с молоком матери, то все равно весьма сходным образом ( кстати, идиома образцового здоровья - "кровь с молоком" - может быть легко и без всяких натяжек визуализирована именно в виде маленького крепыша-мухоморчика). И связаны эти символы в детском мозгу-крови с чем-то добрым, родным, греющим, защищающим, хранящим, радостным, привычным и, в то же время - сказочным, таинственным, необычным, праздничным, новогодним.

И вот, когда малыш, воспитанный таким образом - что называется, вприглядку, т.е. без слов и комментариев, а на одном зрительно-осязательном ряде с несомненно положительной "доброй" подкладкой - входит в настоящий, как в книжках, как в кино, лес, для него, ребенка - безусловно и напрямую сказочный, и видит там красно-белых гномов, его спонтанная реакция - радости и узнавания - вполне предсказуема и прогнозируема. И естественным продолжением этой детской реакции будет желание немедленно подойти - трудно сказать к "оригиналу" или "дубликату" - сорвать, поднять, наклониться, приблизить к себе, потрогать, попробовать. Силы такой реакции придает и то, что мухоморы, особенно молодые, детеныши, едва показывающиеся из земли могут смотреться на природном фоне леса, состоящем из смеси множества неправильной формы мелких "деталей", из путаницы зелено-коричневого цвета как едва ли не инородные тела - точно настоящие рукотворно-разумные игрушки из магазина, точно "подарки", расставленные под елки-сосны-березы кем-то большим и добрым, Дедом Морозом, может быть, или волшебником из сказки. Или, напротив, может возникнуть неосознанное озарение, что елочные Деды Морозы суть слепки с природных подъелочных мухоморов. Такому восприятию способствует вместе с яркой окраской и округлая форма - особенно молодых - грибов, позволяющая принять их в первый миг за ... апельсины-мандарины, тоже прочно ассоциирующимися с праздником, особенно новогодним. Кроме того сюда примешивается и невольное - из-за явной антропоморфности, из-за частого произрастания семейками, из-за похожести на маленьких человечков или гномов - отождествление детьми этих грибов с самими собой, особенно, если ребенок в лесу имеет на голове красную в белый горошек панамку, "от клещей" или "от солнца". Сюда же - делая реверанс в сторону Фрейда-Юнга - следует добавить и неосознаваемые детьми 3-х лет (находящимися в так называемой фаллической стадии развития) сексуальные ассоциации. И эти ассоциации будут, по всей вероятности, различными у маленьких мальчиков и девочек. Научных исследовательских данных опять же нет, но вполне можно предположить, что мальчики переживают подспудное радостное отождествление с тем, что у них "есть", а у девочек, напротив, бессознательно актуализируется "комплекс кастрации" и "зависть к пенису" (любой популярный мифологический словарь свидетельствует о грибах как об одном из древнейших фаллических символов человечества; вагинальные грибные символы, правда тоже встречаются - лисички, волнушки, рыжики - но значительно реже) и, соответственно - желание обладать-завладеть-присвоить-сорвать.

И, наконец, здесь нужно сказать, что мухомор не является сущностью исключительно красного - различных оттенков - цвета. Красна только его верхушка (шляпка), а ножка, юбочка, пластины на внутренней стороне шляпки и точки на шляпке - чистейше-нежно-белоснежные. Можно смело предположить, что восприятие такого сочетания цветов лесной, небольшого размера, антропоморфной, отдельно-самостоятельной сущности бессознательно-суггестивно выводит на знакомую к этому возрасту уже многим детям волшебную сказку "Белоснежка и семь гномов" и одновременно работает на усиление "добрых" мухоморных ассоциаций, ибо в нашей, Евро-Азийской то бишь, культуре, географически совпадающей с ареалом произрастания мухоморов, белый цвет укоренен в исключительно положительных смыслах: "свет", "чистота", "мягкость", "непорочность", "невинность" (даже самое белое вино не может быть полностью обелено без возгонки в так называемый чистый спирт - бесцветную жидкость), "покровительство", "покров" (в научно-ботанической, точнее, в микологической терминологии и "юбочка" мухомора и белые пятнышки на его шляпке называются "остатками покрывала").

И вот, после всего этого комплекса сильнейших и ярчайших переживаний, проходящих у ребенка эмоциональным взрывом за какое-то мгновение и тотчас трансформирующихся в порыв, взрослый хватает его за руку и кричит или шепчет "страшным" голосом что-то вроде: "Стой, не смей рвать! Не подходи! Эти грибы нельзя брать! Мухоморы - поганки, смертельная отрава. Если съешь - умрешь!"

Все это проговаривается и вбивается уже в сознание ребенка на артикулированно-вербальном уровне тоже за одно мгновение и действует тем мощнее, что приходит без всякой подготовки, без предварительных разъяснений, которые прежде - дома, в городе - казались большинству взрослых просто ненужными. Вернее: большинству взрослых - до лесной встречи - и в голову не приходило специально просветить на сей предмет своих чад, носящих одежду с изображением мухоморов, укрывающихся цветными веселенькими одеялками с тем же изображением, глядящих перед сном на прикроватный настенный коврик с тем же мотивом, пользующихся чашечками-блюдечками, украшенными либо собственно мухоморными картинками, либо просто раскрашенными "в горошек" (то, что это самая детская и едва ли не лучшая для детей расцветка ни у кого из них не вызывает сомнений), берущих зубные щеточки , дабы чистить белые зубки внутри красных ротиков - из специальных подставок, промышленно выпускаемых в виде и цвете мухоморов; играющих в песочницах под такими же грибками...

Однако, если такой удар нанесен и запрет поставлен, то по возвращении из лесу домой взрослым следовало бы уничтожить( сжечь-разорвать-разбить-выбросить) и все то домашнее, что несет на себе изображение смертельных де "поганок". Но современный человек цивилизованный, человек городской, будучи последовательным шизофреником, так отнюдь не поступает. Это ему тоже не приходит ни в одну часть тела. Все возобновляется-продолжается как ни в чем не бывало. И дети вырастают, как правило, такими же расщепленцами. А можно ли, спрашивается, вообразить природного человека, дикаря - будь то чукча, будь то папуас - коих регулярно показывает цивилизованным людям один из их идолов - телевизор, который пользуется в обиходе изображениями-символами тех вещей и сущностей, которые он считает враждебными себе?

Назад Продолжение
Содержание





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: Портрет художника ["Красный", "белый", "зеленый" - кто может объяснить, что означают эти слова? Почему именно это слово, а не какое-нибудь другое сообщает о свойствах конкретного...] Виктория Кольцевая: И сквозная жизнь (О книге Александры Герасимовой "Метрика") [Из аннотации, информирующей, что в "Метрику" вошли стихи, написанные за последние три года, можно предположить: автор соответствует себе нынешнему. И...] Андрей Крюков: В краю суровых зим [Но зато у нас последние изгои / Не изглоданы кострами инквизиций, / Нам гоняться ли за призраками Гойи? / Обойдёмся мы без вашей заграницы...] Андрей Баранов: Последняя строка [Бывают в жизни события, которые радикально меняют привычный уклад, и после них жизнь уже не может течь так, как она текла раньше. Часто такие события...] Максим Жуков, Светлана Чернышова: Кстати, о качестве (О книге стихов Александра Вулыха "Люди в переплёте") [Вулыха знают. Вулыха уважают. Вулыха любят. Вулыха ненавидят. / Он один из самых известных московских поэтов современности. И один из главных.] Вера Зубарева: Реквием по снегу [Ты на краю... И смотрят ввысь / В ожидании будущего дети в матросках. / Но будущего нет. И мелькает мысль: / "Нет - и не надо". А потом - воздух...]
Словесность