Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


А. ВЕРБНИКОВ

Дедушка Мухомор и мальчик Бананан
или
Грибники-шкурники

Глава 1. Дедушка-мухомор


Часть 3

Как бы там ни было, описанный выше вариант шизофренического поведения взрослых относительно мухоморов в лесу (каковая раздвоенность, как и всякая прочая, ведет прочь от цельности и, в крайнем варианте может дать раковую болезнь, исцеляемую, по молве, тем же мухомором) и мухоморных символов на/в предметах домашнего обихода - еще не самый худший. Весьма часто имеет место такое "развитие событий", когда родитель, якобы для увеличения "воспитательного эффекта" своих слов, для убедительности-наглядности пинает не-винный мухомор ногой - точно мячик - держа при этом свое чадо за руку. Ладно бы - т.е. такое поведение можно было бы хоть как-то оправдать - если бы сам /рас/пинатель пострадал от мухомора: сильно отравился, побывал бы при смерти, потерял бы, погреб бы под грибом близкого человека. А то, в гигантском большинстве случаев, человек поступает так просто "по наговору", как зомби, как жертва общественного мнения - понятия не имея о свойствах и истинно вредности пинаемого. Делая так, /рас/пинающий сам, понятное дело, не ведает того, что творит: он не сознает, что он - такой большой и сильный - попирая ногой столь несравненно малого, слабого и безответного, на самом деле ставит себя и гриб на одну доску, уравнивается с ним, т.е. признает его силу, признает в нем врага-противника, иначе говоря - живую и едва ли не человеческую (пусть и нечеловеческую) сущность. С другой стороны, страшась "вреда" от Природы себе любимому, он будто бы избывает этот страх тем, что судорожно вредит Природе и - если не аборигенский бумеранг Австралии, то хантыйский "самострел" бьет в него и его детей.

Почему-то никто не сбивает (с пути) бледную поганку, волоконницу путайяра, вонючий или белый мухомор, рядовку тигровую или обыкновенные сморчки-строчки, яд коих несравненно сильней и опасней яда красного мухомора, что является фактом давно известным науке. Почему так? Да просто потому, что все это грибы незаметные, невидные, неказистые. Их и обнаружить труднее, и встречаются они реже - не выходят к человеку, в отличие от красного мухомора, не бросаются в глаза, не призывают. Их вид не подстрекает и не толкает на "кощунство-святотатство", не соблазняет поглумиться над красотой со сложным чувством выполненного человеческого долга и глубокого удовлетворения самых низменных инстинктов. Кроме того в этом ударе по мухомору ногой (бело-красная, упругая, сочно-волокнистая плоть, которая так и взрывается-разлетается от сильного пинка), на глазах у ребенка, со-держимого за руку, содержится и избывание собственного "детского страха" перед неведомым, непознанным заколдованно-заговоренно-табуированным, и на самом грибе осуществляется месть как собственным родителям и мнению общества, наложившим когда-то свой запрет, так и самому себе за трусость и неспособность преодолеть это запрет на свой страх и риск, переступить черту, за собственную боязнь отведать неизведанного, вкусить - здесь в прямом смысле - запретный плод. И, одновременно, в таком пинке присутствует намеренье "личным примером" запрограммировать на такое же поведение находящееся рядом собственное чадо.

(Есть одна весьма известная рыжеволосая ирландская певица Шенид О'Коннор, у которой есть песня под названием "Red Football" - "Красный футбольный мяч". И хотя эта певица выступает как феминистка и националистка, данную песню без особых натяжек можно рассматривать и в нашем человеческо-грибном контексте. Щемяще-мощную мелодию на словах, естественно, не передашь, слова (подстрочник) же таковы:

Я не красный футбольный мяч ,
Чтобы пинать меня по саду,
Я красный шарик с рождественской елки, и я хрупка.
Я вовсе не животное в зоопарке, хотя я предана тебе.
Я не крокодил, который жил в клетке, и из которого
Выбили весь дух тем, что без конца швыряли ему на
Спину монетки через маленькое окошко.
Я повторяю - я тебе никакое ни животное из зверинца,
Я не мальчик для битья,
Ты не смеешь со мной так обращаться.
Я не животное в зоопарке.

Моя кожа - не футбольный мяч для тебя,
Моя голова - не футбольный мяч для тебя,
Мое тело - не футбольный мяч для тебя,
Мое чрево - не футбольный мяч для тебя,
Мое сердце - не футбольный мяч для тебя.

Я не животное в зоопарке!
И я буду прыгать на каждого из вас -
Я не животное в зоопарке!
И я преисполнена решимости вскочить тебе на загривок
И покончить с тобой!

Ирландия - хотя там, конечно, тоже встречаются мухоморы - это далековато от нас. Чтобы взять пример "поближе", "погорячее", приведу в этих же скобках историю, рассказанную мне одним личным знакомым. Вкратце. В детстве он очень любил мухоморы...пинать. С родителями ездил на отдых в какие-то такие места, где эти грибы росли буквально полянами. И там он их футболил. Сам при этом будучи рыжим-конопатым. И уже после службы в армии, когда он переехал жить в большой город и, учась заочно в университете, подрабатывал где-то грузчиком, "сотрудники" вдруг принялись дразнить его "мухомором" - за белизну кожи в сочетании с рыжими волосами и конопатостью. Да так, по его словам, злобно, неотступно, что ему приходилось буквально драться с "обидчиками". Однако у этого человека хватило "ума" осознать происходившее в связи с собственной детской агрессией и пойти, наконец, на поклон к грибам и даже устроить им прием "на высшем уровне" - внутрь себя.)

Теперь, возвращаясь к тому, что было до скобок, следует заметить, что психологам пре-красно известно, что за святотатством (ощущаемым пусть, и подсознательно, как таковое тем, кто его совершает) обязательно следует вина - по типу похмелья - которую необходимо искупать-избывать или, по крайней мере, хотя бы "заглаживать". И вот, как раз широчайшее распространение мухоморных изображений-символов не только на мелких и носильных предметах повседневного быта, но вплоть до насаждения огромных рукотворных деревянных и металлических грибков в детских садах и на дворовых детских площадках, а то и до украшения ворот и фасадов самих этих "учреждений" может рассматриваться именно как процесс покаяния или "исправительных работ".

Тут, правда, возможно и иная - более широкая, что ли - точка зрения: "попросту" мухоморы велят людям все время смотреть на них, иметь их перед глазами как напоминание о чудесных силах природы, о том, что, быть может, сделало человека человеком (у известного нашего ученого-универсалиста В.В. Налимова в книге "Спонтанность сознания" выдвинута на полном серьезе гипотеза о том, что мухоморы, коих первобытные лесные люди поедали - изучая и пробуя "на вкус", "на язык" весь мир вокруг себя - благодаря своим психоактивным свойствам послужили тем самым толчком-ядерным ускорителем, который гигантски повысил или вообще "раскрыл" способности человеческого мозга и способствовал стремительному взлету воображения, созданию всевозможных символических систем, искусств и, главное - языка); они велят "почитать предков", почитать эту древнюю лесную "книгу" (ибо белые точки на красной шляпке могут вполне рассматриваться как первобытная тайнопись-шифр-информационный код-письменность-послание), чтить-помнить собственное детство в онтогенетическом смысле - потому и присутствуют эти изображения в городах чаще всего на всевозможных детских местах и вблизи-вокруг оных. (Ведь никакие иные широкоизвестные психотропы - ни конопля, ни дурман, ни кактус-пеотль - или "просто" опьянители типа виноградной лозы/грозди не используются и не красуются в качестве подобных детски-местных эмблем.)

Однако и это - при всеобщем заражении и поражении раздвоенностью - не спасает. Дети привыкают к этим изображениям, проникаются к ним добрым родственным чувством, а когда впервые приходят в лес... получают вышеописанный пинок, который гонит их дальше по этому заколдованному кругу или, иначе, по "ведьминому кольцу", каковой народный термин описывает любые грибы, растущие в лесу кругом-кругом. Самый радикальный выход из этого о-кружения - взять взрослому и просто съесть (или в одиночестве или на глазах у чада) этот гриб, а потом "все" про него рассказать. Или - хотя бы - не пробуя, не овнутряя, сообщить что-нибудь вроде: "Этот гриб не едят просто так, как другие. Видишь, какой он особый на вид, с первого взгляда понятно. Таких больше нет в лесу. Это волшебный и целебный гриб, им лечатся животные - медведи, лоси, волки - и люди от разных хворей. Но нужно знать как его правильно употреблять. А для этого прежде нужно подрасти."

Те же, кто отважатся попробовать мухомор, дабы выйти из "порочного круга", должны знать, что мухомор - гриб не только видный, но и честный: если съесть в сыром виде один-два гриба (чего все же лучше не делать), может просто начать поташнивать и, либо окончится рвотой, либо благополучно бесследно минует (вся "картина отравления", приведенная ранее в сноске, по книге "Наркотики и яды" является вопиющим несоответствием действительности или, по крайней мере, огромным преувеличением, будучи, видимо, следствием элементарного незнания, за которым опять же стоит боязнь перешагнуть табу-наговор о мухоморе) и вслед за этим, часа через два наступит подъем энергии, легкая эйфория (отдаленно похожая на алкогольное опьянение, но без дури и всех неприятных сопутствующих, побочных эффектов и последствий спиртопития), которая может длиться от 4 до 12 часов, а у особо восприимчивых людей - до 24 часов. У некоторых, при опущенных веках могут ожить "образы" и сны будут чуть ярче, глубже и сильнее обычного. Кроме того обостряются рецепторы - особенно вкусовые, обонятельные и слуховые, именно в таком порядке - любая пища будет казаться невероятно вкусной, "райской", и съесть ее можно будет больше обычного, наслаждаясь каждым кусочком, каждой порцией. Во всем теле появится дополнительная сила при легкой поверхностной анестезии. Координация движений в дозах не являющихся крайне высокими (10-12 грибов и более) не нарушается. На следующий день, после пробуждения ото сна, который внешне ничем не отличается от обычного, всякое похмелье отсутствует и на целый день может сохраниться повышенная энергия. Желания тотчас повторить "опыт" не возникает.

Говоря далее об искупительно-исправительных работах взрослых в отношении лесных мухоморов, можно без особого труда представить себе ту - именно детскую - радость, которую пережил современный производственный человек без специального художественного или дизайнерского образования, когда открыл сколь гениально-здорово и просто сделать, например, солонку в виде мухоморчика. Дырочки, просверленные в шляпке для высыпания соли тончайшими струйками, уже с первого раза, от первого же использования побелеют от высыпаемой изнутри соли и функциональное - одним движением, одним махом, точно по волшебству - станет украшением и сущностью! Маловероятно, чтобы такой первооткрыватель-изобретатель (вряд ли язык повернется назвать его рационализатором) соберет сей "фокус" в фокус почти поэтического высказывания: " Этот гриб есть соль земли!", но что-то такое, пусть и безмолвно, подспудно, он наверняка переживет. Ведь ни с одним другим грибом подобный фокус - практически магический мимезис - не удастся в столь полной степени и форме.

Такого - назвать его эвристическим? - восторга, скорее всего не будет у изобретателя "мухомористой" карандашницы, иглодержательницы или стаканчика для зубных щеток, однако в качестве "утешения" ему/ей можно было бы сказать, что как созерцание извне, так и употребление этого гриба внутрь ведет к повышению красноречия и свободы высказывания, может заменить в медицинском плане иглоукалывание и способствует очистке-отбеливанию зубов.

Интересно было спросить членов "художественного совета" или "производственной комиссии" какого-нибудь завода, который выпускает серийно солонки, стаканчики, полотенца, коврики, одежду и т.п. с мухоморной символикой - мол о чем они думают во время сессий, обсуждения-утверждения таких проектов, предоставляемых им на рассмотрение художниками и дизайнерами. Что, просто красиво? Или так принято? А как быть с синтетическими текстильными ковриками конца 50-х-60-х годов, которые выпускались в бывшем СССР в массовом порядке, и во многие дома попадали такие, кои несли на себе сказочно-мухоморные сюжеты чуть ли не на первом плане, и более чем в натуральную величину? Каково было влияние таких изображений на детей, для которых гигантские мухоморы были последним, что они видели перед засыпанием на ночь, и первым - при утреннем пробуждении? А как это воздействие трансформировалось во время, скажем, болезни ребенка, при повышении температуры, при балансировании на грани гриппозного бреда-галлюцинаций?

А как быть с "запретом на мухомор" тому взрослому, который вдруг поймает себя на том, что объявляет сей запрет во время семейной вылазки в лес по грибы, на каком-нибудь лесном пригорке, на привале, держа в руке солонку в виде мухомора, занесенную и "застывшую" над крутым яйцом или красной мякотью помидора?...

Существует боязливое, разумно-кондовое мнение и высказывание, что мол "внешность обманчива", что де "не красна изба углами, а красна..." известно чем. Но при внимательном взгляде окажется, что обманчива сама эта трусливая мудрость - опыт, и не только старцев-ясновидцев, показывает, что во внешности полностью представлено все нутро, т.е. внешность является "полпредом" внутреннего. Стоит обратиться - если требуется научная доказательность - хотя бы к физиогномике или языку жестов, кои активно используются в психологии, психиатрии и криминалистике. Истинная красота внешняя не может существовать без внутренней доброты и добротности. Эстетический восторг от созерцания внешности либо обусловлен внутренним ликованием, силой и светом, либо рано или поздно приведет к таковым. Мне лично в детстве всегда было жалко проходить мимо мухоморов - хотя я ничего точно не знал об их внутренних свойствах, о целительных и психоделических. Хотя, что значит не знал? Я ведь читал в сказках об их волшебности, видел в мультфильмах - мог бы и догадаться, т.е. перевести на более повседневный язык. Я недоумевал - примерно так же, как недоумевал по поводу того, что революционные матросы и крестьяне могли, скажем, руководить банками и отраслями промышленности - неужели такие вещи ни на что не годятся и должны быть причислены к "поганкам"?! Нет, они попросту не могут быть поганками!.. Да и что вообще значит это слово? И в чем его наговорная сила?

Назад Продолжение
Содержание





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: Портрет художника ["Красный", "белый", "зеленый" - кто может объяснить, что означают эти слова? Почему именно это слово, а не какое-нибудь другое сообщает о свойствах конкретного...] Виктория Кольцевая: И сквозная жизнь (О книге Александры Герасимовой "Метрика") [Из аннотации, информирующей, что в "Метрику" вошли стихи, написанные за последние три года, можно предположить: автор соответствует себе нынешнему. И...] Андрей Крюков: В краю суровых зим [Но зато у нас последние изгои / Не изглоданы кострами инквизиций, / Нам гоняться ли за призраками Гойи? / Обойдёмся мы без вашей заграницы...] Андрей Баранов: Последняя строка [Бывают в жизни события, которые радикально меняют привычный уклад, и после них жизнь уже не может течь так, как она текла раньше. Часто такие события...] Максим Жуков, Светлана Чернышова: Кстати, о качестве (О книге стихов Александра Вулыха "Люди в переплёте") [Вулыха знают. Вулыха уважают. Вулыха любят. Вулыха ненавидят. / Он один из самых известных московских поэтов современности. И один из главных.] Вера Зубарева: Реквием по снегу [Ты на краю... И смотрят ввысь / В ожидании будущего дети в матросках. / Но будущего нет. И мелькает мысль: / "Нет - и не надо". А потом - воздух...]
Словесность