Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Тартуское культурное подполье 1980-х годов
Игорь Пильщиков

        ТЕОМЕТРИЯ



              Run with me
              Morrison  


          1

          идешь раскрывая плети
          падает крот на коробку
          милая жизнь милые дети
          невольно проявляешь сноровку

          фары зажжены в лесу
          отбрасывая всех как сломанную гитару
          лист взлет летя на весу
          зажженные фары

          вперед мой милый не теряй времени
          смысл стекает гранатовой каплей
          смерть вырастает из живого семени
          ведь ты идешь не так ли?



          2

          какие-то вещи приходят какие-то вещи уходят
          мир остается целым и пустым
          я становлюсь ниже я становлюсь ближе
          я становлюсь святым

          бесцельный лик на иконе света
          лик императора носит монета
          купите немного вина
          чья вина в том что тебя нету
          бесцельный лик на иконе ответа
          вопрос "зачем" чтоб услышать "она"

          я чист если нет вещей
          ход планет есть причина ночей
          так вещь отрицает вещь
          кто-то ведет тебя по кругам
          данте смеется я ем бабл-гам
          и голос невнятный вещ

          желание есть причина вещей
          предмет цель если нет ночей
          спеши ибо мир стареет
          спеши за мой ибо я спешу
          бог есть любовь я произношу
          ave mater dei

          спеши спеши ибо мир - круги
          твоих глаз на воде - лодка ждет - беги
          к ученикам своим
          тем что ждут тебя во имя себя
          можно жить любя но убить любя
          право дает только нимб

          …………………

          год как всегда идет к январю
          вещь жива только если стареет
          надо молчать и я говорю
          ave mater dei



          3

          река песок берега реки
          малиновая тень на воде
          вена висок кость позвонки
          тот кто не знает где

          видимо не различает высь
          небо бросает тень
          он забывает о том как вы с
          ним начинали день

          белые кольца на теле червя
          отмечают свой путь в руке
          тело лежит на песке кривя
          передвиженье реки

          хватит читать у тебя на кухне
          вырос малиновый гриб
          остов еще цел но когда он рухнет
          останется только сгиб

          зубки ящерицы влажный глаз
          разрезанный в темноте
          она приходит на этот раз
          за тем кто не знает где



          4

          светлые пятна на белой стене
          наверное я включил лампу
          тише сейчас говорят обо мне
          луч падает сверху разбивая рампу

          красные кошки уже выпустили иглы
          кусты обвили корнями икры
          осень пробила цветами полночь
          я уже не зову на помощь

          пространство крыши покрыто пастой
          белой пастой с прозрачной пеной
          истины нет говорю тебе партха
          крыша стоит пока держат стены

          истина в том чего нет о сын притхи
          сделать заплату но нету нитки
          сегодня опять цветет жасмин
          ныне и во веки веков аминь

          если не сейчас то уже никогда
          то есть уже ничего
          сегодня еще одна звезда
          упала во славу его



          5

          только не лягушки
          только не тлен
          только не мир
          листья цветов керосина

          только удар
          только разрез
          перпендикуляр
          выстрелы в белом небе

          не судите да не судимы будете

          седьмая свеча на трехсвечнике
          семь ветвей у звезды
          семь лучей

          пречистый лик
          лотосные стопы
          князь мира сего

          я прохожу по бульвару
          на двадцатишестисантиметровых каблуках
          не судите

          я говорю вам дерьмо
          не судите

          я прохожу мимо
          не судите

          я говорю я
          молчать!

          домохозяйки кричат ку ку



          6

          счастливая как все
          счастливая несмотря на все
          опять жить
          жизнь очень

          твои глаза как водопроводные трубы
          принимающие дождь

          некоторые думают
          что формула максвелла
          решает куда двигаться воздуху
          кроме тех кому не хватает воздуха
          жизнь очень

          и огонь на железных воротах
          принимает входящих



          7

          мы идем по грязным дворам
          уколы грязи
          оставляют следы на песке на ногах и нам
          составляя по фразе
          декадентские стихи из вывесок
          и букв на витринах
          солнце шепчет молитвы
          на сломанных спинах

          мы идем по следам на песке
          на воротах крестики мелом
          на руке
          кто-то повис жирным телом
          солнце кричит убивать
          на огне возносится храм
          немного воды тепла и кровать
          когда мы идем по грязным дворам

          мы глядим туда же куда мы всегда глядели
          нам хочется пить но на самом деле
          у нас есть все чего мы хотели

          наши числа 7, 13 и 3
          и когда открываются окна
          мы пугаем тех кто внутри
          изображая смех



          8

          сюрреальность бисквита
          на серебряном блюдце
          горло вазы отбито
          пусть они не смеются
          как избрать мне твой лик
          не могу ибо три их
          серый бархатный крик
          ave maria

          кроме тех кто ушел
          остаются лишь кошки
          так печален укол
          на журнальной обложке
          тех кто видел его
          уже нет фонари и
          ничего ничего
          ave sancta maria

          не глаза и не взгляд
          светят в медленном стоне
          и крупинки блестят
          у тебя на ладони
          я твой сын и твой бог
          это шизофрения
          среди скачущих блох
          ave maria

          1986




          © Игорь Пильщиков, 1986-2017.
          © Сетевая Словесность, 2001-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность