Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Dictionary of Creativity

   
П
О
И
С
К

Словесность


Тартуское культурное подполье 1980-х годов
Евгений Феклистов

      *

      * Никита Серомырдин. ГЕНИЙ В ПРОЗРАЧНЫХ ШТАНАХ (предисловие к книге Е. Феклистова "По цвету семению")
      * Есть улица Эдгара Сависаара...
      * Я пришел к божеству, я молил о любви...
      * Бежит по городу Бриджит...
      * Мне сегодня пять лет...
       
      * Мой одинокий сталактит...
      * Спи, мой милый, на груди...
      * Возле дома на колесах...
      * Милый доктор, я верю в силу медицины...
      * Роза красная пропела...
      * Доктор в карточку пишет диагноз...
      * Она бежала с директором цирка...


      ГЕНИЙ В ПРОЗРАЧНЫХ ШТАНАХ
      предисловие к книге Е. Феклистова "По цвету семени"
      (СПб.: ТОО "Рондо", 1994.)

      * * *

      Что Феклистов - гений, об этом я впервые узнал из письма одной нашей общей знакомой, жительствующей в Крыму.

      "Ну, - подумал я, - это вряд ли."

      Вскоре, однако, я с Феклистовым познакомился и понял, что, действительно, - гений. Поясню на примере: пришел он как-то в гости, попросил спичку, стал ковырять во рту и вытащил с корнем зуб. С таким же остервенением он сочиняет и песни свои, и вообще живет.

      * * *

      Дело тут даже не в песнях (они хороши), а в воле к песням, абсолютной тяге к текстовому самовыражению, оформленности выска- зывания, причем без всяких игр на тему "жизнь и поэзия - одно". Феклистов - отнюдь не романтический автор.

      * * *

      В этом сборнике есть песня о слезе, это парафраз известной в исполнении Бичевской комической баллады. Правда, в оригинале слеза обладает черезъестественной, монументальной устойчивостью ("на песке... лежала, пока дворник не подмел"), а в феклистовском варианте она, в согласии с жестокими законами физики, испаряется (поэтому "если к вам придет беда, вы не плачте никогда"). И еще одна важная трансформация: повторяя сюжет оригинала, Феклистов заменяет предметы туалета несчастного извозчика на части тела лирического героя (или героини? - тут есть о чем подумать).

      Эта трансформация метафорически описывает один из принципов поэтики Феклистова - срывание всех и всяческих одежд (одновремен- но это - и одна из феклистовских постоянных тем).

      Иногда это принимает вид пародии ("Одинокий сталактит"), но в общем этот принцип шире, чем просто пародия, и тема больше, чем просто тема.

      * * *

      Что за тема? "Любовь"? "Секс"? Оба определения приблизи- тельны. Поскольку сам автор предпочитает употреблять первое слово, рецензент выбирает второе.

      Секс у Феклистова - не только любимый объект, тема высказы- ваения, он - особый язык, описывающий мир. То, что может пока- заться шокирующим обретением неметафорической обнаженной реаль- ности, оказывается универсальной метафорой жизни и смерти (они предсказываются в одной из песен, свидетельствующей об основа- тельном знакомстве автора с финно-угорской этнографией и мифоло- гией, "По цвету семени").

      Автор предпринимает и дальнейшие шаги: по направлению к раздавленным мышам, отрезанным ушам, атласу судебно-медицинской экспертизы и прочей расчлененке. Но весь этот зоосадомазохизм, который мог бы произвести впечатление мрачное и отталкивающее, не приводит автора к агонии текстового механизма (как у иных современников панк-поколения).

      Мне очень нравится, как в песне о движении к рожденью по мере приближения к небытию (пусть не посмертному, а дожизненному) куплеты удлиняются и цепочки рифм нарастают.

      "Нарастает энтропия, но нарастает и информация", - сказал бы, может быть, математик Е.Ф.

      * * *

      Все, что здесь написано, касается, в первую очередь, ПЕСЕН, о которых сборник дает слабое представление.

      Впрочем, тиражирование песен Феклистова в акустическом варианте, несомненно, дело скорого времени. Тогда-то и поглядим, как говорил любимый герой, "какой он Сухов".

      Никита Серомырдин,          
      магистр философии.          



        *

        Есть улица Эдгара Сависаара,
        А я живу на улице По.
        Есть улица красного комиссара,
        А я живу на улице По.
        Как прекрасно и непонятно,
        Почему я такой
        И почему мне весьма приятно
        Жить на улице По,
        Эдгара Аллана По.

        Есть улица злобного диссидента,
        А я живу на улице По.
        Есть улица доброго президента,
        А я живу на улице По.
        Говорят, что я мало видел,
        Боюсь,что я навеки слепой
        Приют убогих - моя обитель
        Здесь на улице По,
        Эдгара Аллана По.

        Есть улица праздничной потаскухи,
        А я живу на улице По.
        Есть улица голода и разрухи,
        А я живу на улице По.
        Я ступаю по мокрым лужам
        Первозданной стопой,
        И если вдруг я вам буду нужен
        Ищите на улице По,
        Эдгара Аллана По.

        _^_




        *

        Я пришел к божеству, я молил о любви,
        Я молил о любви, глядя на образа,
        И услышал слова
        Своего божества:
        "Ноги - это тоже глаза!"

        Я вошел в темный зал, я увидел ее,
        Я сказал ей:"Пойдем!", и она была за.
        Мы пошли танцевать,
        А потом пошли спать!
        Ноги - это тоже глаза!

        Я проснулся один без ботинок и брюк
        Зазвонил телефон, я не стал отвечать.
        Я нажал на курок,
        Грянул выстрел в висок.
        Ноги - это тоже глаза!

        _^_




        *

        Бежит по городу Бриджит,
        На ней бюзгалтер дребезжит.
        Бежит по городу Бриджит,
        На ней бюзгалтер дребезжит,
        А я давно за ней слежу,
        Я жду, когда она затормозит.

        А я приму небрежный вид,
        Я ей скажу: "Привет, Бриджит!"
        А я приму небрежный вид,
        Я ей скажу: "Привет, Бриджит!"
        Ну а потом осведомлюсь,
        Кому она принадлежит.

        Узнать бы, как она лежит,
        Как нервно дышит и дрожит.
        Я вижу, как она лежит,
        Как нервно дышит и дрожит.
        Я приведу ее в восторг,
        Со мной она от кайфа завизжит.

        _^_




        *

        Мне сегодня пять лет.
        Я знаю, что в мире, есть "я" и "не я".
        Я знаю, что "я" - самый главный предмет
        Бытия.

        Мне сегодня пять лет.
        Я поставлен в углу на неведомый срок,
        Я написал в штаны, я нарушил запрет
        И стою одинок.

        Мне сегодня пять лет.
        Мне мой папа сказал, что я тоже умру,
        Но как может быть так, что меня больше нет?
        Кто же будет играть в игру?

        Мне сегодня пять лет...

        _^_




        *

        Мой одинокий сталактит
        Коснется медленно тебя
        И от волненья задрожит,
        Стесняясь самого себя.

        И даже средь чужих ракит,
        Совсем другую теребя,
        Мой одинокий сталактит
        Коснется мысленно тебя.

        И, если буду я убит
        И стану черною землей,
        Мой одинокий сталактит
        Пребудет все-таки с тобой.

        И даже, если позабыт
        Веками будет облик твой,
        Мой одинокий сталактит
        Всегда останется с тобой.

        _^_




        *

        Спи, мой милый, на груди,
        Молодой моей груди,
        Все, что будет впереди,
        К сроку ли ко времени,
        Что к добру, что не к добру
        Я узнаю поутру.
        Я узнаю от тебя по цвету семени.

        Спи, мой милый, засыпай,
        Головой во сне мотай,
        Только дай мне, только дай,
        В неге и томлении
        Сжать твой сладостный росток,
        На рассвете дай мне сок,
        Чтоб узнать судьбу твою по цвету семени.

        Алым пламенем заря
        Блещет в каплях янтаря,
        Вижу: ты упал с коня,
        Кровь течет из темени.
        Неужели, милый мой,
        Что-то станется с тобой,
        Что предсказано судьбой по цвету семени.

        _^_




        *

        Возле дома на колесах
        Я хочу остановиться,
        Возле дома на колесах
        Попрошу попить водицы,
        Возле дома на колесах
        С перевернутой трубой.

        Выйдет женщина в халате,
        Она скажет: "Оставайся!"
        "Оставайся, если хочешь, у меня,
        Ляжем спать в одной кровати!
        Если хочешь - оставайся,
        Если хочешь - уходи!"

        Я скажу ей: "Что ж ты, мама?!
        Что ж ты сына не узнала?!
        Что ж ты сына не узнала своего,
        Ты ж сама меня рожала
        Возле дома на колесах.
        Я - твой папа, весь я - твой!"

        _^_




        *

        Милый доктор, я верю в силу медицины,
        И, как мужчина,
        Вы должны меня понять.
        Я хочу поменять
        Имя, возраст и пол.
        Я вас прошу, милый доктор, скорей
        Сделайте нужный укол!

        Милый доктор, мой аппетит меня тревожит,
        Меня корежит,
        Меня грядущее страшит.
        Исправьте мой внешний вид,
        Имя, возраст и пол.
        Я уже все перепробовал, доктор,
        Сделайте нужный укол!

        Я верю, доктор,
        Что проснусь совсем здоровым,
        И, что я снова
        Смогу кого-то полюбить.
        Мне нужно срочно сменить
        Имя, возраст и пол.
        Я согласен на все, милый доктор,
        Сделайте нужный укол!

        _^_




        *

        Роза красная пропела, ею ноги окроплю.
        У меня течет из носа, и к тому же я люблю.
        Постелите мне линолеум, расскажите, где я сплю!
        Дует ветер первородный, обрывая тормоза,
        Стынет кровь, струится кровля, сердце съела стрекоза.
        Подарите мне термометр, застеклите мне глаза!
        Эта местность мне знакома, мальчик с девочкой в кустах,
        Покажите мне святого с желтым диском в волосах!
        Позовите мне механика, поцелуйте меня в пах!
        Здравствуй, ангел! Здравствуй, демон! Я пустил вас в огород
        И теперь уже не знаю, кто из вас во мне живет.
        У меня душа из пряника, я разбит, как самолет.

        _^_




        *

        Доктор в карточку пишет диагноз,
        Я стою, онемевший, белее, чем мел.
        "Доктор! Да, я, конечно, - не агнец,
        Но случайные связи... Нет, я не имел."
        Выхожу и иду по дороге,
        Под ногами земля, солнце над головой.
        Я - гнилой.

        Ты и я - две знакомые роли,
        Мне сегодня не хочется что-то менять.
        Ты не знаешь еще, что я болен,
        Я не буду до завтра тебя волновать.
        Гаснет свет, отступать уже поздно,
        Твой Бутусов поет "Я хочу быть с тобой."
        Я - гнилой.

        Вижу сон, снится мне, что ты хочешь,
        Но в твоих глазах ложь, а в моей руке нож,
        И я режу тебя. Ты хохочешь,
        Говоришь, что бесплатно себя раздаешь.
        И, разрезав тебя на три части,
        Я зачем-то целуюсь с твоей головой.
        Я - гнилой.

        _^_




        *

        Она бежала с директором цирка по дивному полю!
        Она бежала с директором цирка на волю, на волю!
        По зеленой меже,
        В голубом неглиже
        Она бежала с директором цирка по дивному полю!
        А за ними неслись

        Юнкера, мессершмидты, князья, импотенты, инфанты,
        Развевая штыки и теряя кальсоны и банты,
        И кричали:"Амор!"
        И стреляли в упор
        И меняли на быстрых коней жемчуга и бриллианты,
        Так спешили они.

        И ни он, ни она не сумели спастись от погони,
        Их тела растоптали козлы, носороги и кони,
        А мгновенье назад
        И у всех на глазах
        Она бежала с директором цирка по дивному полю!
        От любви не уйти.

        _^_



        © Евгений Феклистов.
        © Сетевая Словесность, 2001-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: Тридцать минут до центра Чикаго [Он прилежно желал родителям спокойной ночи, плотно закрывал дверь в зрительный зал, тушил свет и располагался у окна. Летом распахивал его и забирался...] Сергей Славнов: Шуба-дуба блюз [чтоб отгонять ворон от твоих черешней, / чтоб разгонять тоску о любви вчерашней / и дребезжать в окошке в ночи кромешной / для тебя: шуба-дуба-ду...] Юрий Толочко: Будто Будда [Моя любовь перетекает / из строчки в строчку, / как по трубочкам - / водопровод чувств...] Владимир Матиевский (1952-1985): Зоологический сад [Едва ли возможно определить сущность человека одной фразой. Однако, если личность очерчена резко и ярко, появляется хотя бы вероятность существования...] Владимир Алейников: Пять петербургских историй ["Петербург и питерские люди: Сергей Довлатов, Витя Кривулин, Костя Кузьминский, Андрей Битов, Володя Эрль, Саша Миронов, Миша Шемякин, Иосиф Бродский...]
Словесность