Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



КРУГИ  СВОЯ


* НА ПЕРВЫЙ СНЕГ
* В пробуждении во сне ли...
* ЭВРИДИЧЬ
* ВОСЬМЕРКА НА БОКУ
* КСЕНОФИЛИЯ
* ПЕЧАТЬ НА СЕРДЦЕ
* ВОЗВРАЩЕНИЕ В ОСЕНЬ
 
* КРУГИ СВОЯ
* ПИРАТСКАЯ ПЕЧАЛЬНАЯ
* АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТАТЕЛЬНАЯ
* БАЛЛАДА О БРЕННОСТИ БЫТИЯ
* БАЛЛАДА О ЛЮБВИ
* НОЧНАЯ ПЕСЕНКА ДЛЯ ПРИНЦА


    НА  ПЕРВЫЙ  СНЕГ

    Провода над домами гудели,
    Дни летели, не зная куда.
    Объявили, на новой неделе
    С Подмосковья придут холода.
    До зари, неизбежно туманной,
    Снег на землю просыплется манной.
    Как обманчива эта вода.
    Зимней темью Москва не столица -
    Ни лица за забралами шуб.
    Югоземцам легко веселиться,
    Покидая до лета Рашу.
    А в столице мосты и машины,
    Мокрых луковиц запах мышиный
    Да бальзам припомаженных губ...
    Фата Вьюга притворно сурова
    К обладателям шляп и пижам.
    Плохо тем, кто остался без крова -
    Шатунам, полукровкам, бомжам.
    Что для них воплощение счастья?
    В подземельном вагоне качаться,
    К теплым стеклам ладони прижав.
    Ну а нам, обывателям всуе,
    Остается держаться корней,
    Голосуя, дружок, голосуя
    За продление солнечных дней.
    Божьи птицы, сажая и сея,
    Мы проспали исход Моисея,
    И лежим, божьи рыбы, - на дне.

    _^_




    * * *

    В пробуждении во сне ли
    Мне приданое дано -
    Гимназической шинели
    Позапрошлое сукно.
    Бормотание шарманки,
    Запах ладана и слез.
    Гробовщик наладил санки
    И меня из дома свез.
    Шубы мокрые висели,
    У ворот дремали львы,
    Черный с белым рядом сели
    У кудрявой головы.
    В небеса церковным хором
    Проводили, но опять
    Я вернулся с первым скорым
    На платформе постоять.
    Постоять повеселиться
    В окружении людей.
    Так фарфоровые лица
    Примеряет лицедей.
    Так меняет очертанья
    Быстротечная вода.
    Расстоянье до свиданья
    Не тогда и не туда.
    Путь - пустыня. В самом деле -
    Где колодец, где бадья...
    Плачет мальчик в колыбели.
    Может это буду я?

    _^_




    ЭВРИДИЧЬ

    Молчание. Млечное чаянье
    Отчаянье. Чайка. Чудно
    Штрихом намечая венчание,
    Ногами не чувствовать дно.
    Вольно ль запятой альфавитика
    Грести звуковую волну?
    Колеблется полька-политика
    На цыпочках кружит войну.
    Рассветное до абрикосово,
    Закатное после черно.
    Ухмылка мальчишки бескосого.
    Зеркальное звонко зерно
    Смотрю с расстоянья растения,
    Иду идиомой куда.
    Копти покупатель - из тени я
    А идише да.

    _^_




    ВОСЬМЕРКА  НА  БОКУ

    Нафталиновый бай Нафтула
    Поселился в подвальной сапожной,
    Подбивает подметкой дорожной
    Стук-постук все земные дела.
    Мимо окон неспешно плывут
    Каблучки, башмаки, босоножки,
    А в подвале бездомные кошки
    В грудах сброшенной кожи живут.
    День за днем утекает в Москву,
    Оставляя лишь чувство потери.
    Пыль становится шерстью на теле.
    Кошки пробуют время на звук.
    А хозяин молчит. Он игла,
    Кожа, дом от бетона до жести,
    Шерсть и пальцы, увязшие в шерсти,
    Стук-постук от искринки дотла.

    _^_




    КСЕНОФИЛИЯ

    Ксения - сердцем сильная.
    Странница чужедальняя.
    Гордость твоя фамильная,
    Горечь твоя миндальная.
    К осени распогодится -
    Вот тебе, мать, и Троица.
    Небо с землей разводится -
    Море дождем умоется.
    А на кладбище - рубище
    И нищета лежалая.
    Люди идут за будущим,
    Нынешний день не жалуя.
    Платье мое вчерашнее,
    Память моя забытая.
    Светлое или страшное
    Мимо несут - завидую.
    Белое, небеленое,
    Боль, белена, былина ли -
    Все опадет под кленами.
    Не были, были, минули.
    Страннице в землю венами
    Корни пустить. Погостница...
    Гости стоят за стенами -
    Все кто простить попросится.
    Вот и полна гостиница.
    Странное дело, странница -
    Сильный душой - поднимется.
    Скорбный душой - останется.

    _^_




    ПЕЧАТЬ  НА  СЕРДЦЕ

    Я по площади танцую в мокрой шляпе перья набок.
    Дождь идет за мною следом, руки голые целуя.
    Ноги вязнут в листопаде, на глазах дрожат монеты.
    Ничего не вижу милый - ни луны, ни водопоя.
    Чьи верблюды, колокольцы, у колодца на рассвете,
    Для кого везут браслеты, пояса и ожерелья?
    За сестру тебе пластаться десять лет, как день, любимый.
    В жены словишь голубицу, а сову найдешь на ложе.
    Разорвется покрывало под руками, аллилуйя.
    Я земля в росе весенней - на, паши меня, как хочешь.
    Будешь утром плакать, милый, у сосцов моих тяжелых.
    Молоком и горьким потом, потрохами пахнет похоть.
    Прокляни меня, попробуй! Прогони меня, порадуй!
    Я булыжником на шее буду век твоей обузой.
    Зря сестра в шелка рядится, серебрит ремни сандалий -
    За гранатовые зерна ночь куплю - и сын родится.
    Беспокойная беседа. Звонкий хохот рыжей Лиссы.
    Дождь идет войной на город, размывает мостовые.
    Я танцую на Дворцовой, мню себя страницей книги,
    И кленовый лист заложен на строфе напротив сердца.
    Прочитай меня, любимый, прочитай и я останусь...

    _^_




    ВОЗВРАЩЕНИЕ  В  ОСЕНЬ

        Мсье Олейнику

    Аве, август!
    Рябь рябины, облака на обороте
    Иностранной,
    Позабытой-позаброшенной открытки,
    Мякоть яблок,
    Разговоры о природе и породе...
    Запах гари.
    На осинах паутиновые нитки.
    Пыль загара,
    Золотые неумытые коленки.
    Лень и благость
    В сонном взоре перекрашенной блондинки.
    Электричка
    По кипрейному райку узкоколейки.
    В душном баре
    Из бокала вытекающие льдинки.
    Вяжет губы
    Кислый привкус недозрелых поцелуев.
    Крыша неба
    С каждым вечером прозрачнее и выше.
    Скоро осень,
    Время странников, купцов и ветродуев.
    Это просто -
    Рано утром встал-собрался да и вышел.
    Ни тревоги
    На дороге, ни печали, ни преграды.
    Только листья,
    Только яблоки да птицы кочевые.
    Аве, август!
    Урожаи, травосборы, звездопады...
    Наше счастье.
    Время тронулось к зиме, а мы - живые.

    _^_




    КРУГИ  СВОЯ

      "Этак тушью французской по веку мазнуть..."
                Т. Милова

    ...Так по Сеньке ли маска, мосье московит?
    Кинешь клич - не получишь ключа.
    Даже если семь шкур ободрать до любви -
    Только шепотом можно кричать.
    Слишком шумно вокруг. Не допел, так допей.
    Слишком поздно для искренних ран.
    Если вдруг потерял ощущенье цепей -
    Заплати и покинь ресторан.
    Волчью шкуру на плечи набросит портье.
    Сучий век не берет чаевых.
    Изумительный выбор - пройтись по статье,
    Подписать - и остаться в живых.
    Не доносчик, не вор, не палач, наконец -
    Никуда не вцепиться вине!
    В золотые монеты подмешан свинец.
    Иностранность - стоять в стороне.
    В тыщеглавой столице, в торговом ряду,
    Я поставлю большую кровать.
    И - седой, краснолицей, у всех на виду, -
    Буду только собой торговать.
    Подходи, раскупай, не спросясь о цене!
    Раз вокруг золотая пора,
    За последнее слово достаточно мне
    Девять грамм твоего серебра.
    И в подвале, на стенке неловким мелком,
    На открытке со дна сундука,
    Под казенной подушкой, под сердцем, тайком
    Хоть одна отлежится строка.
    И не деньги на счет, не покой, не почет
    Для того, кто меня сохранил -
    Только злая любовь, что течет и течет,
    Пальцы пачкая вместо чернил.

    _^_




    ПИРАТСКАЯ  ПЕЧАЛЬНАЯ

        ...У Мэри был ягненок..

    Посмотри на запад, Мэри -
    Бьет закат о горизонт.
    Рифы, отмели и мели -
    Наш последний сладкий сон.
    Укачала у причала
    Белолобая волна,
    Никого не повстречала
    Капитанская жена.
    Ждать погоды у отлива,
    Словно парусник в порту -
    Первый месяц вроде диво,
    Третий год невмоготу.
    На луну летают рыбы
    Золотистые хребты.
    Кабы мы бы так могли бы,
    Были б мы не я и ты.
    Я плечом к плечу у мачты,
    Против тысячи вдвоем...
    Тише Мэри, ну не плачь ты -
    Всех врагов до дна убьем.
    А потом, назло Фортуне,
    Не в балладе, наяву
    Королем на белой шхуне
    За тобою приплыву!
    Утопи своя печали,
    Заночуй у очага.
    Для тебя, красотка, шали
    Бирюза и жемчуга.
    Твой ягненок бестолковый
    Приберег тебе одной
    Черный флаг вдовы портовой,
    Белый парус над волной...

    _^_




    АМЕРИКАНСКАЯ  МЕЧТАТЕЛЬНАЯ

    Не сидел бы, милый, в помойной яме -
    Отдыхал бы где-нибудь на Майями,
    Где на слово "горе" забито вето,
    И смотрел на небо чужого цвета.
    Целовался б с парой своих блондинок,
    До утра, пока не споет будильник,
    А потом, сдавая долги рутине,
    Опускался б к бару и пил мартини...
    По шоссе летают кабриолеты
    На холеных шинах разносят лето,
    И следом индейца в пыли дороги
    Со щита косится орел чероки.
    Хорошо бы было припасть губами
    К черной перехоженной Алабаме.
    Хорошо бы было, тоску развея,
    Пролететь за двести в огне хайвэя,
    Загреметь с моста, не дождаться скорой,
    И уснуть навеки под сикоморой...
    Ты прости, хороший, что карта бита.
    Эр Вокзал - Коньково - твоя орбита.
    Ты молчишь на хинди и пиджин идиш
    И пять лет, как женщин во сне не видишь.
    И прижат за горло житейской комой,
    Позабыл о небе над Оклахомой.
    А оно пылает в бесстыдной сини
    Тяжелей и ярче, чем здесь, в России.
    И закат соленый, кроваво-красный
    Накрывает город и дом за трассой...

    _^_




    БАЛЛАДА  О  БРЕННОСТИ  БЫТИЯ

    Уплывай за корветом, размокший конверт,
    Уходи по волнам, неотвечен.
    Будь хоть царь, хоть король, хоть сомнительный смерд -
    Все равно ты под небом не вечен.
    Ты сражался и жег города и мосты
    И смотрел в запотелые стекла,
    И когда над водой рассыпались листы,
    Стал письмом. А бумага размокла...
    Да, никто не прочтет о житейских делах,
    О страстях и нелепых удачах,
    О стволах у груди, о накрытых столах,
    О любви на заброшенных дачах.
    Дурно пахнет давно нежилое жилье,
    Сладковатые губы у милой...
    На отстроенной даче пирует жулье.
    Ты письмо. А чернила - размыло.
    Уплывай по волнам, неоткрытый конверт,
    Полагайся на волю прибоя.
    На соленом песке нарисую ответ -
    Я же знаю, что будет с тобою.
    Ты уснешь между дюн, как письмо между книг,
    Карауля проклятое лето.
    А потом из бумаги проросший тростник
    Кто-то срежет. Получится флейта...

    _^_




    БАЛЛАДА  О  ЛЮБВИ

    Когда ты в первый раз достал
    Тяжелый меч из новых ножен,
    Сиял клинок и день блистал,
    И представлялся невозможен
    Хоть шаг назад...Тряпичный крест
    Хранила верная рубаха.
    Строкой обвязывал эфес
    Девиз "Любовь не знает страха".
    Когда венецианский порт
    Из пасти выпустил галеры,
    Там были грязь и кровь и пот,
    Следы проказы и холеры.
    Ты бредил в трюме. И в жару
    Молил безносого монаха.
    "Молчи о мне, когда умру.
    Скажи: любовь не знает страха!"
    В горах таился Божий Град.
    Пылал закат. Горели стены.
    Летучих стрел смертельный град
    Дробил щиты. Непогребенны
    Лежали кони и рабы.
    И трубный глас слуги Аллаха
    Мешался с голосом трубы
    "Вперед! Любовь не знает страха"
    В долинах цвета сургуча
    Брели дожди. Играли свадьбы.
    Ты был застигнут без меча
    У белых стен своей усадьбы.
    Ты задушил троих и сам
    Остался спать на поле брани.
    Стекали слезы по усам,
    Слеталась дрянь к открытой ране.
    И бестелесный проводник
    Поднял тебя над грудой праха
    "Вот соль домов, людей и книг.
    Скажи, любовь не знает страха?"
    А я ждала недолгий век
    Невестин, женский, горький вдовий.
    Рожала дочь, смотря на снег,
    Плела шелка у изголовий
    Трех королев. Сплела покой.
    Порвалась нить - истлела пряха.
    Я завязала жизнь строкой
    "Прости. Любовь не знает страха".

    _^_




    НОЧНАЯ  ПЕСЕНКА  ДЛЯ  ПРИНЦА

    Тает картонный замок в руках рабочих,
    Вянут огни, знамена спадают ниц.
    Кто тебе скажет: Гамлет, спокойной ночи.
    Кто улыбнется: доброе утро, принц.
    Дания дней и ночное ее подобье -
    Две стороны шекспирова ремесла.
    Славно выходит днем мастерить надгробье,
    Чтобы под ним избегнуть ночного зла.
    Предощущенье каждый второй предатель.
    Верную птицу рад бы принять на грудь.
    Сколько их пестрых выпустил в мир создатель?
    С белой под сердцем не умереть уснуть.
    Тронная зала, звери в овечьих шкурах.
    Нежное сердце навеки замкнет броня.
    Пару волков моих серых и вечно хмурых
    Завтра убьют на празднике в честь меня.
    Даром дубы сплетают сухие кроны.
    Милая мать, поймите, моя тоска
    Не оттого, что мне не добыть короны,
    А оттого, что вышли за дурака
    Флейта играет тише, волна короче.
    Правда для принца нищих всегда одна.
    Песня для принца счастье спокойной ночи
    Да на подушке локоны цвета льна.

    _^_



© Ника Батхен, 2005-2017.
© Сетевая Словесность, 2005-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Можно [Мрак сомкнулся, едва собравшиеся успели увидеть взметнувшийся серый дым. Змеиное шипение прозвучало, как акустический аналог отточия или красной строки...] Виктор Хатеновский: День протрезвел от нашествия сплетен [День протрезвел от нашествия сплетен. / Сдуру расторгнув контракт с ремеслом, / Ты, словно мышь подзаборная, беден. / Дом твой давно предназначен...] Владимир Алейников: Скифское письмо [Живы скифы! - не мы растворились, / Не в петле наших рек удавились - / Мы возвысились там, где явились, / И не прах наш развеян, а круг...] Татьяна Костандогло: Стихотворения [Мелодия забытых сновидений / За мной уже не бродит по пятам, / Дождь отрезвел, причудливые тени / На голых ветках пляшут по утрам...] Айдар Сахибзадинов: Детские слезы: и У обочины вечности: Рассказы [Мы глубоко понимаем друг друга. И начинаем плакать. Слезы горькие, непритворные. О глубоком и непонятном, возможно, о жизни и смерти, о тех, кто никогда...] Полифония или всеядность? / Полифоничная среда / По ту сторону мостов [Презентация седьмого выпуска альманаха "Среда" в Санкт-Петербурге 4-5 марта 2017 г.] Татьяна Вольтская: Стихотворения [И когда слово повернется, как ключик, / Заводное сердце запрыгает - скок-поскок, / Посмотри внимательно - это пространство глючит / Серым волком...] Татьяна Парсанова: Стихотворения [Когда с тебя сдерут седьмую шкуру, / Когда в душе мятущейся - ни зги; / Знай - там ты должен лечь на амбразуру, / А здесь - тебе прощают все долги...]
Словесность