Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
5-й международный поэтический
конкурс "45-й калибр"!
Участвовать ►
   
П
О
И
С
К

Словесность



ИНДУСТРИАЛЬНЫЕ  БАЛЛАДЫ


* БАЛЛАДА  ПРО  ТРАНСПОРТНОЕ  КОЛЬЦО
* БАЛЛАДА  О  НЕ  БУДЕТ
* БАЛЛАДА  О  БУДЕТ
* АВЕМАРИЯ
* БАЛЛАДА  О  СОБАЧЬИХ  БЕГАХ
* БАЛЛАДА  СЕН-ЖАН-ДЕ-АКР



    БАЛЛАДА  ПРО  ТРАНСПОРТНОЕ  КОЛЬЦО

              Посвящается некоей zsh

    ...Нависала сталактитом неприятная подмышка
    В сером плащике болонья, вся дождливо-удрученна,
    Шел трамвай десятый номер, не скажу куда, а следом
    Шел троллейбус, где сидела в окруженьи кривоногих
    И бестрепетно зачатых, не умытых, но умятых
    В образ квазисоциалов, в общем ехала девица.
    Говорили, что придется, а молчали - королева
    Крыши дома номер восемь и окрестных кондоминов.
    Кто еще умел до неба дотянуться левой пяткой,
    Языком ловить снежинки невесомые в сочельник,
    Плакать долгими ночами так, что в городе напротив
    Отрубалось все на свете, кроме серверов и мяса?!
    В общем ехала, троллейбус сонным взором осеняя,
    (не надейтесь принцам нынче на троллейбусах не катит).
    Рядом думали о смерти и стреляли рупь на пиво,
    Целовались, протирая позапрошлое сиденье,
    Наблюдали, наблудили, напрудили, на пруду ли,
    Дули дулам, гули-гули, до Гулага ветры дули,
    В теснотесто тили-тили те ли люди разбудили?
    Королева, нам ли плакать о придуманном фрегате,
    Колотя в клавиатуру одиноковые пальцы?
    Никого на этом свете не захватят наши сети,
    А оттуда - ты же знаешь - только шорохи и стуки
    Да плацкартные билеты на трамвай десятый номер.
    Время спать и время сыпать, время сесть и ехать следом,
    Освещая остановки, обещая - не вернуться,
    Ощущая каждой шкурой, как ты дышишь, как ты дремлешь,
    За секунду до проснуться перепробовав губами
    Имя, имя, имя... Имя? Я давно его забыла
    Под подушкой в старом доме - с Ленинградского вокзала
    Ты туда доедешь, если пожелаешь, королева.
    ...Не забудь прислать с нарочным пару медных на дорогу...

    _^_




    БАЛЛАДА  О  НЕ  БУДЕТ

    Ум за разум зашел и дразнится.
    Был ли, не был - какая разница.
    Мне уже никогда не снится,
    Как, играя кнутом, возница,
    Важно правит тропинкой робкой.
    Стаи яблок висят над тропкой.
    Выше звезды, наморщив лобики,
    Смотрят в землю. Да, здесь не тропики.
    Но орехи, ежи и паданцы,
    Танцы-шманцы на фоне пятницы,
    Даже можно в обход традиций
    Прыгать в море с обрыва птицей.
    Стремный парус на горизонте.
    Чей-то профиль и чей-то зонтик.
    Спорят мальчик в фуражке с кантиком
    И малышка - губешки бантиком...
    Коктебель, колыбель, балагула -
    Если б помнила - днями плакала.
    Но не была.

    _^_




    БАЛЛАДА  О  БУДЕТ

    ...А зима будет долгой, приятель.
    Посреди белокаменных льдин
    И бетонных боков предприятий
    Ты уснешь совершенно один.
    Будет тачка по стекла в сугробе
    И собака по сердце в снегу.
    Леди Норд холода поторопит
    И умчится, смеясь на бегу,
    По волнам зарассветного смога
    На далекий немыслимый юг.
    Ходатаи бульваров не смогут
    Спрятать снег от ботинок и брюк.
    Будет белое таять на шубах,
    Обшлагах, отворотах, полях.
    Будут стекла седыми от шума.
    Будут куры в рогожных кулях.
    Письма с юга доставит на запад
    Вестовой в серой шапке с гербом.
    Будет свечный и пряничный запах
    И весна в узелке голубом
    Под подушкой дитя. Но вначале
    Разорвав на груди айлавью,
    Пробивая засовы плечами,
    Ты войдешь на собрание вьюг,
    Разглядишь сквозь оконную призму
    Их сухие слепые тела
    И поймешь, что отныне и присно
    На земле не осталось тепла.
    Вот тогда без идей и петиций
    На ступенях от Эр в январе
    Мы сгорим, как почетные птицы,
    Словно газ в подвесном фонаре.
    Будет шарик качаться от ветра.
    Будет мальчик бежать за лисой.
    И опять не заметив ответа,
    Кто-ни-будь повернет колесо.

    _^_




    АВЕМАРИЯ

        "...Во-первых они были вместе, второе
        И главное было, что их было трое..."
                И. Бродский

    Родила легко, у холма, на глазах луны.
    Муж помог и принял, даром, что не пастух.
    Улеглась на сене, подобно скотам земным
    И кормила. Клевала носом под хруст и стук.
    До заката мужчины строили шалаши,
    Распевали гортанно во славу исхода из.
    Ей казался младенец, припрятанный в камыши
    И за ради плача оставленный парадиз.
    ...Понимаешь, Боже, рай - он когда болит,
    А потом проходит и делается легко...
    Ели сено волы и мулы. Ручьем текли,
    Уходили в землю крови и молоко.
    Пахло теплой глиной. Ласкал чело
    Язычок хамсина. Была среда.
    Все огни закончились, но звезда
    В облаках над крышей вилась пчелой.
    Постучались трое, что за ночь прошли песок,
    Отворили дверцу, благо, не заперта.
    Увидали сына и женщину и сосок,
    Что улиткой сонной выскользнул изо рта.

    _^_




    БАЛЛАДА  О  СОБАЧЬИХ  БЕГАХ

    Ночь прячет все звезды в карманы пальто.
    Сегодня не время садиться в авто
    И мчаться в огни ресторана...
    Они просыпаются рано -
    Сто гончих, что ловят бродяг и бомжей,
    Хозяев подъездов и серых мышей,
    Съедают от шапок до пальцев
    Трамвайных худых опоздальцев.
    И если промчится, сверкая, авто
    По улице черной и вычурной, то
    Хвостами в полете свистая,
    По следу отправится стая.
    Водитель, водитель, смотри в зеркала.
    Ты видишь, ты видишь, как туча легла.
    Собаки несутся волною,
    Асфальт орошая слюною.
    Пустые проспекты, сухие огни.
    Кто выглянет в окна, господь сохрани?
    В квартирах лежат человеки,
    Зажмурив трусливые веки.
    Водитель, водитель, кидайся с моста!
    Летучая смерть весела и проста.
    Уж лучше объятия льдины,
    Чем пасть петербургской скотины.
    Колеса скрипят в семиснежной пыли.
    Скорее, скорее, мосты развели.
    А в воздухе копоть и псина,
    И плачущий запах бензина.
    Прощай же, обитель дворцов и лачуг,
    Газует водитель и с воплем "лечу"
    Пчелой неуклюже свинцовой
    Парит в небесах за Дворцовой.
    Прощай же, мы встретимся в Летнем саду!
    А злые собаки на мутном на льду
    Скулят в безответную крышу
    И лапы холодные лижут.
    Прощайте и вы, укрощенье очей,
    До новых дурных високосных ночей
    В тени продуктовых палаток,
    Где выпил по сто и порядок.
    Мои амулеты, мои покрова,
    Входные билеты на лето - Москва.
    И в книжном прокуренном прахе
    Лежат петербургские страхи.
    Игрой поцелуев, невстреч и ключей
    Гремят фейерверки столичных ночей.
    ...Мы спим только днем, не желая
    Впотьмах просыпаться от лая...

    _^_




    БАЛЛАДА  СЕН-ЖАН-ДЕ-АКР

              Посвящается Эльдому

    Отзвенели базинеты, переплавили мортиры,
    Тихо вымерли на полках Достоевский и Бальзак.
    В шевальятнике бездомной однокомнатной квартиры
    Предпоследний крестоносец собирает свой рюкзак.
    На окраине востока, под осадой апельсинов
    Пестрых шапочек и четок, свежепойманных тунцов,
    Не удержится на стенах дядя Шимон Палестинов,
    Отшумит Сен-Жан-Де-Акр и падет в конце концов.
    И тогда наступит полночь, а утра уже не светит.
    Девять всадников промчатся по проспектам и шоссе.
    И спасутся только двое на обкуренном корвете
    Что ловили Атлантиду по волнам, не там, где все.
    Новый мир они построят, ролевой и непопсовый,
    Заведут свою Тортугу, Гималаи и Сион.
    Легче сна доспех джиновый, меч гудит струной басовой,
    Предпоследний крестоносец занимает бастион.
    Под огнями и камнями день и ночь стоит на страже,
    Ясноглаз и непреклонен, никогда не подшофе.
    Судным днем его утешит и впотьмах обнимет даже
    Пожилая Дульцинея из соседнего кафе.
    Ночь качает у причала рыболовные корыта,
    Ветхий парус ловит ветер, сон идет неодолим.
    ...Короли и орифламмы, белый камень бьют копыта,
    Кто мечтает Гроб Господень, тот возьмет Ерусалим...
    Перед богом все убоги, перед смертью все едины.
    Может завтра сядем рядом, в небесах или в аду...
    Помяните добрым словом паладина Палестины,
    Крестоносца Иванова, предпоследнего в ряду.

    _^_



© Ника Батхен, 2003-2017.
© Сетевая Словесность, 2004-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Исходному верить [Редакторы и переводчики суть невидимки. Если последние еще бывают известны, то первых не знают вообще. Никто не заглядывает в выходные данные, не интересуется...] Галина Грановская: Охота [Войдя в холл гостиницы, Баба-Яга приостановилась у огромного зеркала, которое с готовностью отразило худую фигуру, одетую в блеклой расцветки ситцевый...] Андрей Прокофьев: Павлушкины путешествия [Когда мой сын Павел был помладше, мы были с ним очень дружны - теперь у него много других интересов, и дружба не такая близкая. Из нашего общения получились...] Рецензии Андрея Пермякова и Константина Рубинского [] Виталий Леоненко: Страстной апрель [Плыть за шумом осины седых серёг, / за мотора гурканьем над Окою, / самоходной баржей горючих строк / неумолчно, трудно - свой поздний срок / ...]
Словесность