Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Конкурсы

   
П
О
И
С
К

Словесность




САХАСРАРА*



Иллюстрация Марины Яневой

Старшина Беженару

Олегу Слесареву, однополчанину, которого я не помню.

1.

Методика простая. Приделываешь юродство к лакейщине, и они сразу делаются искусством. А иначе вся эта мутота из лукавства - как прожить на забвенье, проваливается в никуда. А кто же спасёт эту кашу?

И вот рождаются молодые, которые, конечно, мазаные, потому что они дети тех, кто решили, что все жертвы, чтобы им было комфортно не помнить, у них это в крови.

Но в то же время они пришли из внятного диагноза, какой чистотой можно эту грязь отчистить, чтобы избыть проклятье рода.


2.

И в этом бардаке мне сразу понятны инопланетяне. 100000007 закланных в жертву стоят на вечерней поверке, перед строем похаживает старшина Беженару, огромный и красный, как хопи, и шаманит. Ну что, сынки, началося.

Никому не верьте, всем этим строителям коммунизма из племени суахили. Добро это когда наши зажарили и съели из соседнего племени. Зло это когда нашего зажарили и съели из соседнего племени.

Только себе верьте. Запритесь в своей комнате, лягте на пол, и вспомните своё рожденье. Как 100000007 рожениц с мокрой кудрявой головкой из лона 100000007 закланных в жертву рожали, чтобы выполнить последнее заданье подпольного центра смерти на периферии жизни, которое за 100000007 лет до нашей эры скопилось в простое юродство перестоять лакейщину на преступленье всех против всех у телевизора.

И скользят инопланетяне в масхалатах на парашютах. И роженица держит за руку и плачет. И старшина Беженару ругается матом, бросайте, на хер, с парашютами возиться и разворачивайтесь в цепь, вон танки вознесенья из-за угла на площадь въезжают.


3.

Ну не чувствуют они, ну не чувствуют, как же они почувствуют, если они не чувствуют.

Товарищ старшина, разрешите обратиться, а мы-то что можем сделать?

Обращайтесь, рядовой Янев. Военный и блондинка минус трёшка, мицубиси, дача, ницца равно наркоман и одинокая. Ответ понятен?

Теперь понятно, почему я с самого начала чувствовал себя во всём виноватым, как юродивое чмо несотсюда, как инопланетянин, товарищ прапорщик.

Разговорчики в строю, бляха-муха, танки по людям едут для вознесенья. Теперь история, сынки. В одной школе родители отправили дочку на байдарках, несчастный случай. Они стоят и плачут, когда вся школа пришла на похороны, сколько друзей у дочки.

Поняли, нет? Те, кто в танках, вы что про них забыли? Тогда ещё история. В детстве Гена Янев дружил с Володей Деминским, который ухаживал за мамой, потому что папа рано умер. Играли в шашки и смотрели хоккей. Этот вечный поединок. Володя Деминский ненавидел чехов за то, что они ложились под танки, когда наши вторглись в Чехословакию в 68. У него друг так погиб на горном перевале, свернул и свалился в пропасть со всем экипажем.


4.

А теперь самое главное, земляки, инопланетяне. Этого вам никто не расскажет. Почувствовать нельзя без этой жопы. Все всех подставили и смотрят телевизор, ток-шоу со слезами на глазах по всем каналам, кто кому дал и кто у кого взял, и какой начитанный бывший министр культуры, и какие душевные милиционеры.

А что административную по математике третий раз на день митинга переносит совершенно случайно департамент образованья, и фамилии неявки вносит в список неуспешной жизни. Это преступленье, нечувствовать, инопланетяне.

Вы понимаете, время приблизилось, братья, сынки, инопланетяне. И что это будет, порнуха в ютубе или слёзы в танке, который врезался в стену, зависит от вашего сердца. Всё, а теперь с Богом.

А теперь, с Богом, сынки, с Богом. И белое небо. И роженица стучит рукой по родильному креслу, мама. И старшина Беженару, как шаман племени хопи похаживает перед строем. И 100000007 закланных в жертву 100000007 рожениц с мокрой кудрявой головкой из лона за 100000007 лет до нашей эры за руку держат, кричат, рожают, плачут, матерятся.



Доскребcтись

1.

Доскрёбся, действительно, до дна. Если будешь думать, что точно победишь, то это будет неинтересно, а то, что там за углом дна - интересно.

Если будешь думать, что неизвестно кто победит, узнаешь судьбу ошмётков, как раньше судьбу людей, когда будешь уходить без скорости, потому что время изменилось.

Люди за одно поколенье из жлобов делаются юродивыми, а из юродивых социальными строителями.

Для меня интернет не новые информационные технологии, а что открылась человеческая душа, все мысли, все мотивы, вся пошлость, и никто не испугался, потому что главное опять ускользнуло.

Откровение в роде "Бобка" Достоевского, что даже на своих похоронах можно тусануться насчёт тщеславия самолюбия и насчёт клубнички.

"Мир, как мы его знаем, подходит к концу, и Бог с ним". Не совсем так. Сначала "из топки паровоза велезет дед Семён и всех нас съест".

Вот два главных настроения 80-х и 90-х. А потом наступило безголосие в 2000-х. Нас купили на благА. Что все жертвы, чтобы мы комфортно чувствовали ничего.

И вот интернет с его безобразием бессовестности. И я доскрёбся до дна. Потому что все 2000-е писал как одержимый, и в 2005 в мёртвой точке поколенья, получи фашист гранату, отчаялся и вылечил.

А потом доскрёбся до дна. Это когда с хроники про расстрелы переключаешь на групняк, где все всем дают, потому что у тебя отчаянье, что ты не прорвёшься, и хочешь спрятаться.

И это после всего, что смог. Как сказал деревянному Христу на распятье в церкви от болгарского подворья на Таганке, надо. И он сказал, хорошо.

Как в тайге и тундре в сторожке на острове в море над твоим телом 100000007 закланных в жертву и 100000007 рожениц с мокрой кудрявой головкой склонились, как над куклой и трупом, и диктовали про 100000007 лет до нашей эры, а ты дёргался, как эпилептик, и перерождался.

Как в армии сынки делались жлобами, юродивыми, социальными строителями, космонавтами. Видели землю с высоты птичьего полёта, и махали крылами на бреющем.

Сейчас сынки в интернете анонимно совершают мелкие пакости, потому что их отмазали, что это не их трупы, а для них трупы на периферии, и им надавило.

Получается то же самое, короче. И как только я доскрёбся до выеденной сердцевины, и взял сапёрную лопатку с ограниченным взглядом ребром наружу, что сейчас будет штыковая.

И мне всё равно, потому что, может, это даже хорошо ехать в инвалидном кресле, которое катит хорошенькая сестричка на край обрыва.

Там таких кресел, как во время цунами. И все хорошенькие сестрички чужие любовницы. А в креслах плачут, потому что поняли, что надо было рожать всё время.

Потому что приблизилось время, которое то же самое что семя, смысл и ребёнок. Но теперь слишком поздно, потому что цунами уже дхнуло.


2.

И тут ты очнулся над всей этой кашей с чувством опасности и влагой, как ячейка в сотах. И говоришь инопланетянам, немного как бы и свысока.

Согласитесь, чего-то и вы даже не знали, с вашими технологиями, информационным полем, нуль-реальностью за нуль-время в нуль-пространстве.

Нашего ядерного оружия они боятся, когда мы выйдем в открытый космос. Что ядерное оружие? Плевок со слюнями!

Дело же не в ядерном оружии, вы слукавили. Дело в том, про что другой экстрасенс в ютубе, чёртова энергия всего по поводу чего?

И тут мы подбираемся к тому, что когда доскребёмся, нужно всё начинать сначала. И вообще никакого кайфа, словно ты не демиург, а промокашка.

Только то, что было с самого начала, какой-то взгляд на тебя всё время. И настоящий поступок вовсе не в том, чтобы всё благоустроить.

А в том, чтобы рассказывать взгляду, что за сюжеты, когда взгляд сам себя перерастает. И взгляд понимает чей он взгляд, как ячейка в сотах и мёд.

И говорит ответно, зёма, зёма. И ты встаёшь с кресла-каталки и отталкиваешь все цунами, хорошеньких сиделок и их любовников.

И идёшь с обрыва и дальше. И за тобой на каталках, что, блин, как же они сами не допёрли, это же как два пальца обризгать.

Надо же было рожать всё время, чтобы стать сынком, жлобом, юродивым, социальным строителем и доскребстись.



Сахасрара

1.

Я видел в интернете как в ДНК сперматозоид входит в яйцеклетку, перещёлкивает замочек, и начинается процесс энергообмена, который на самом деле передача информационных кодов.

И дальше камера снимает, как плод в утробе запоминает свою будущую жизнь, в которой её будет тяготить внутриутробный период и предыдущие жизни.

И он или порешает эти вопросы, или затусует за отмазку, чтобы ему было комфортно, и ему станет совсем некомфортно в конце попытки.

Когда из-за угла выйдет время, как вор в законе, что оно никакое не время, а наоборот - он, а не его ребёнок.

И плод будет стучаться головой о стенку матки, что, блин, последняя попытка.


2.

Я видел в интернете в ютубе обложку с видео про кабана и блондинку, но туда не пошёл. Но вы меня понимаете всё равно.

Стоишь, как обдолбанный, и плачешь, как Толстой и Достоевский, что теперь понятно. Но какой смысл балабонить.

Пока он, как солдат с войны и зэк с зоны, в 3 поколеньях русского апокалипсиса не пройдёт через все красоты зоны, психушки, шоу, - и даже войдёт в 4 поколенье, интернет, в новом русском веке, экклезиасте, - он не в общине верных, доме в деревне, мастерской возле жизни, пьесе на ладони с той стороны света.

Но пока он с этой, он может даже больше, чем с той, он может всё переделать, на фиг. Для этого ему надо фигню, быть всего лишь честным.

Ну и конечно стучаться головой о стенку матки, но это рефлекс.



Хм

1.

Две очень мощные традиции, восточная и западная, восточная, восходящая, и западная, нисходящая, в любом храме, особенно православном, вероятно связанные с магнитным полем и энергетикой места, сказал мне контактёр В. Коршунов в ютубе.

А ему инопланетяне с планеты 100000007 световых лет от нас, с которыми он познакомился в Пермской аномальной зоне. Они его выбрали за то, что он любит ловить рыбу. Чувствует, кто-то сзади смотрит, оглядывается, никого, ну, ладно. Остальные медитировали в палатках, чтобы примануть УФО.

О, как я хорошо это знаю, добавлю от себя. На острове Соловки в Белом море на озере Светлом Орлове дёргаешь крупного окуня на одну лесу с мормышкой, лодка уже черпает воду, замёрз как цуцик, весь трясёшься, руки ледяные.


2.

Дальше от себя. 33 византийских колена, папиных, восходящих, и 33 русских, маминых, нисходящих, когда входил в Свято-Первозданный собор из ледниковых валунов, 100000007 лет до нашей эры, инопланетяне говорили, мы тут подождём, на пенёчке, а ты там передай, что у нас всё нормально.

Становишься на восходящий поток и в центр вселенной, в котором одни исследователи говорят - город, а другие - чёрная дыра, чревоточина из которой идёт прямо в твоё сердце. Но об этом тихо, никому не слова, эзотерическая информация только для посвящённых.

Ну, там погуляешь по городу, поговоришь с папой, купишь мороженого на все, скажешь, "да, кстати, у них всё нормально". "У кого, у них"? "Не знаю, всё время смотрят". "А, эти. А что им сделается. Ну, я понял, в смысле, они выполняют заданье". "Ну да, наверно".

Потом станешь на нисходящий, мамин, европейский, который все нелепости перестоять может своей восточной схимой, что он знает как надо. И мчишься назад на землю.

Вокруг 100000007 рожениц с мокрой кудрявой головкой из лона 100000007 закланных в жертву рожают сюда в зону, психушку, шоу, интернет, чтобы сделаться сынками, жлобами, юродивыми, социальными строителями по жизни.

Чтобы превратить их в общину верных, дом в деревне, мастерскую возле жизни, пьесу на ладони, потому что настала новая эра, эпоха шестого солнца по календарю Майя, 12 год и всё такое.


3.

"А в чём было заданье"? Забыл спросить. Наверно они нас защищать должны от кого-то, кто нас боится, что мы своими бомбами и людоедством всё порушим, на фиг, потому что мы боимся паразитов. Как вам такая каша?

Я-то думал, дом в деревне, озеро Светлое Орлово и Свято-Первозданный собор как спасенье. Фигушки, ты за собой притащишь своих паразитов, хоть на край света, хоть за край света.

И мне пришлось возвращаться на шоу, где гладенькие с ляжечками и лупом отмазывают друг друга, что они объективные лакеи, а не субъективные лакеи.

Чтобы там построить мастерскую возле жизни, что инопланетяне всё время смотрят, как вы продали душу и себя самих в очко проиграли.

Уф, наконец-то, и за дедушек, и за папу с мамой, и за себя постарался. Построил лестницу в небо. Нате, лезьте. Я не алчный. Какое там уф.

УФО вышли из-за ствола, давай, сынок, мы пособим. Опять я. Что такое. Если не везёт, то с самого начала и до финала, ни того, ни другого не будет, это всякий эзотерик знает, только вечное сейчас, как порыв ветра, рост ветки и дыхание влаги.

Это смотря как посмотреть, всякий эзотерик знает, что всё наоборот, несчастье - счастье, счастье - несчастье, несчастье - страченное счастье, счастье - перестоянное несчастье.

Это они на прощанье в качестве напутствия и хлеба-соли. Лезешь. Кругом интернет с сынками, которые ничего не чувствуют с такими понтами как будто они всё чувствуют. Это они сразу пропёрли, что понты не порталы, и стали понтиться.

Те, кого погубили на зоне, и они стали общиной верных. Те, кто допсиховались в психушке до дома в деревне. Те, кто стратились до обложки на халтурном шоу, что никто никого не любит, не жалеет, и даже не слышит.

Повернули за угол, чтобы самоубиться, а там стоит мастерская возле жизни и улыбается, как инопланетяне. Инопланетяне не умеют улыбаться.

В общем, сам не заметил как стал инопланетянин. Лезешь с молодой парой по лестнице в небо. Что, сколько сюжетов, во время постельной сцены, как бывший писатель.

И плачешь. Инопланетяне не умеют плакать. И говоришь. Передайте там, что задание выполнено успешно. Они оглядываются, хм.



Рауль

                                             Паше.

"Ну шо ты там"?

"Ты как? Летаешь? В принципе, я тоже".

"Да я в курсе".

"Купил самолёт"?

"Не до самолётов".

"А, зверюга".

"Ямаху продал. БМВ продал"

"За фиг"?

"За тобой хочу угнаться".

"А, так это ничё не надо. Сидишь, клюёшь носом 33 года, пока не увидишь, что ты точка совпаденья".

"Читать не успеваю".

"Сейчас не об этом".

"А шо"?

"Демидролыч в Китае. Валокардинычиха в Мятке. Ты в Чернигове. Самуилыч в Москве. Седуксеныч в Северодвинске. Вера Верная на Соловках. Закрываете глаза и перед глазами такие подвижные формы, цветные узоры, язык реальности, дети. То, о чём ты говорил когда-то, мандячь в пустом тумане, может быть, превратишься в портал".

"Коплю на подводную лодку и на летающую тарелку. Решил с тобой связаться, ты должен был по моим прикидкам без всяких приспособлений на одной психосоматике связаться с ходом событий".

"Так и я ж про то же. Петя покойный. Останин, пароход. Морозов, пароход. Агафонов, посмертно реабилитированный по данным общества "Память". Папа и мама на звёздах. Дедушка Фарафонов. Бабушка Толмачёва. Дедушка Янев. Бабушка Полуванга. Девочка на байдарке перевернулась. Врач умер от рака. Тянут на себя измеренья. Реальность пружинит всё выше, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11 и так далее".

"Ну и шо там"?

"Сейчас? Ты письмо мне пишешь по скайпу, Мария в школе, Майка Пупкова в школе, Орфеева Эвридика в ЖЭК пошла, счётчики на воде врут, дельфины сбиваются с курса, белухи выбрасываются на берег, стаи крачек падают на землю, в Индийском океане тайфуны, в Атлантическом ураганы, в Таиланде наводненья, в Японии цунами, в Италии, Африке, Бразилии, Америке землетрясенья. Частота Шумана уже не 7 герц, а 13, должна быть 20. За год надо прогнать всю информацию с сотворенья через душу, потом за час, потом за секунду. Потом, когда ахнет, душа всё сохранила и держит на ладони, ну что, будете слушаться, красавцы"?

"Ото ж. А ты, самолёт".



ДНК

Не, знаю, столько было хорошего. Один этот дом чего стоит. Весь в иконах, картинах, рукописях, фотографиях, книгах, скульптурах, ремёслах. Как вознесенье в этой жемчужине средней России, где всё из серой глины.

Перечислить, слов не хватит, сколько людей, мест и душ. А в глаза всё какая-то гадость лезет из последнего периода, когда поломался

Видно дэвы и асуры чувствуют, что им кабздец и лезут, как танки под Москвой. Держись.

Какой сделаешь зарок? Первый человек, который прорвётся через эти 6 лет, которые как минное поле, какой он будет мягкий и белый, как лягушка-квакушка и конёк-горбунок.

И какие его будут первые слова? "Ну ты, блин, дал, "предатель". Я думал, ты точно подзорвёшься. Какой там, на фиг, "предатель". На этом же можно целую ДНК построить".

И сидит седой старичок, лысенький, коротенький, как палка, и играет полонез Огинского на баяне. И с неба сыпятся дэвы и асуры, и превращаются в цветы. Их целые горы и гирлянды, так что ничего не видно.

И на плотах плывут души, их столько, сколько вообще бывает, людей, мест и тварей. Плоты из слов, слова народные, как говорится. "Кто составитель"? Мечется ДНК по пространству с медалью.

И старичок играет самозабвенно. И ничего, конечно, не слышит. Да и за фиг.


15 - 16 декабря 2011



    ПРИМЕЧАНИЕ

     *  Сахасрара - макушечная чакра в индуизме, венчающая кундалини, энергетическую программу, проходящую вдоль позвоночного столба через 7 чакр человеческого тела и уходящую в информационное поле земли через сердечную чакру анахату.




© Никита Янев, 2011-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2012-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Можно [Мрак сомкнулся, едва собравшиеся успели увидеть взметнувшийся серый дым. Змеиное шипение прозвучало, как акустический аналог отточия или красной строки...] Виктор Хатеновский: День протрезвел от нашествия сплетен [День протрезвел от нашествия сплетен. / Сдуру расторгнув контракт с ремеслом, / Ты, словно мышь подзаборная, беден. / Дом твой давно предназначен...] Владимир Алейников: Скифское письмо [Живы скифы! - не мы растворились, / Не в петле наших рек удавились - / Мы возвысились там, где явились, / И не прах наш развеян, а круг...] Татьяна Костандогло: Стихотворения [Мелодия забытых сновидений / За мной уже не бродит по пятам, / Дождь отрезвел, причудливые тени / На голых ветках пляшут по утрам...] Айдар Сахибзадинов: Детские слезы: и У обочины вечности: Рассказы [Мы глубоко понимаем друг друга. И начинаем плакать. Слезы горькие, непритворные. О глубоком и непонятном, возможно, о жизни и смерти, о тех, кто никогда...] Полифония или всеядность? / Полифоничная среда / По ту сторону мостов [Презентация седьмого выпуска альманаха "Среда" в Санкт-Петербурге 4-5 марта 2017 г.] Татьяна Вольтская: Стихотворения [И когда слово повернется, как ключик, / Заводное сердце запрыгает - скок-поскок, / Посмотри внимательно - это пространство глючит / Серым волком...] Татьяна Парсанова: Стихотворения [Когда с тебя сдерут седьмую шкуру, / Когда в душе мятущейся - ни зги; / Знай - там ты должен лечь на амбразуру, / А здесь - тебе прощают все долги...]
Словесность