Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




АДРЕНАЛИН



Когда взберётесь на вершину горы,
продолжайте взбираться дальше.
Инструкция тибетских лам.

Адреналин-1.

Мне нужен орган для "Как с луя", чтобы заступиться за Веру Верную. Я только об этом прошу, больше ни о чём. Да нет, конечно, обо всём.

Узнать кто я, портал, звезда, экзопланета. Сразу поможешь всем, потому что станешь в воздухе и времени порталом, звездой, экзопланетой.

Воздух это время. Вакуум вынимает себя и становится воздух. Я решил не применять слово Бог, оно не работает у обывателя.

Фраза должна была звучать, Бог вынимает себя и становится время. Порталом, конечно, круче всего. Но я не уверен.

Последние 6 лет меня колбасит по-взрослому. Я думал, что я выслужил такую лычку, как Лев Толстой, после эпопеи "Как у меня всё было".

Оглянулся, а я с порнухой в интернете сражаюсь. Долистываю и не вхожу, как любитель адреналина. А если вхожу, то потом как обоссанный предатель.

Я долго не мог понять, что это такое, зачем оно мне надо после всего? А потом понял, когда на форумах про Веру Верную, что тётка проворовалась.

Вот чего они испугались в 90-х, и кинулись к дядечке, что жить достойно это жить с достатком, а не с достоинством.

Дядечка их успокоил. То, что вы видите, то вы есть. Этот видит адреналин, значит, будет адреналином, потому что отчается, как Вера Верная, ты на них всю жизнь пашешь, а они только плюются.

Но это уже не важно. Важно, кто ты. И не только для тебя. Для всех, потому что все боятся, что они не реальны. А ты реален. И вот ты их реальность.

Они плюются. Потом сделают героем. Это неинтересно. Нам надо разобраться с адреналином. Адреналин это спецназ настоящий.

Спецназ настоящий это атомная подводная лодка. Атомная подводная лодка это вакуум. Вакуум это портал. Портал это адреналин. Адреналин это портал.

Потерпи, Вера Верная. За тобой полезут по лестнице муж, 2 дочки, 2 сына, их мужья, их жёны, их дети.

За ними, как крысы за дудочкой, те, кто сначала плюются, потом делают героем. Там на горе я с адреналином 6 лет бодаюсь, как порнуха в интернете.



Адреналин-2.

Это странное обмирание, я думал это болезнь, старость, смерть, малодушие, дядечка, порнуха в интернете, наркотики, короче, жопа, никто не прорвётся, потому что некуда.

Нет, это то, почему я не бросил писать, и вменил это себе в вину, и правильно, потому что как Александр Сергеевич Пушкин не заступился за жену и семью и не лежал с простреленным животом.

Потому что как Осип Эмильевич Мандельштам не заступился за страну и чужих людей, и не бегал по зоне с круглыми безумными вращающимися глазами за бычком для сенечки.

А оно вывезло, что есть куда, потому что не бросил писать.

Я сравнивал. Когда уже 47, всегда есть чем заниматься. Выстраиваешь временные капсулы, на которых как инопланетяне и экстрасенсы перелетишь.

В 24 написал книгу стихов, бросил институт, родилась дочь, не работал, учился, в боящейся голода стране читал и писал.

Потом тёща Орфеева Эвридика не выдержала и в 33 уехал на остров Соловки в самоссылку. В 36 вернулся и стал писать прозу.

В 42 не выдержала жена Марья Родина. Так по 12 лет движутся временные капсулы. Когда в 30 лет заболела тёща, пошёл на завод.

Когда в 42 заболела жена, не смог бросить писать, хоть никто не читал, потому что дело не в писательстве, а чтобы было чудо, потому что дело не в писательстве, а в непредательстве.

Поэтому там потом экстрасенсы в ютубе и выплыли, на которых ругался в 30. Одно дело экстрасенсы, которые лечат от запойного алкоголизма.

Другое дело мутанты после аварии на Чернобыльской АЭС, шестипалые, бесформенные. И укутывающие, дающие кров, пронизывающие всё и вас своими бездонными экстрасенскими зрачками.

Да конечно, есть разница. Одно дело, дядечки на ток-шоу в белых халатах зарабатывают на фольцваген.

Другое дело, как Сталкерова Мартышка, просто есть и всё, и плёнка из чёрно-белой превращается в цветную.

Короче, жена выздоровела и началось обмирание. Все придумали жёлтую тему про конец света, инопланетян и вознесенье.

И когда не видел никто, сползали на пол и как мутанты и экстрасенсы обмирали с одним надетым носком.

Мимо нёсся конец света, потому что это была не выдумка, это были наши трупы, в которые мы не поверили, и они сразу стали трупы.

Один человек крикнул, нет, в последний момент. Последний человек в последнем вагоне. Не может быть чтобы всё было так грустно.

Нет, понятно, мы же взрослые люди, 47 лет, ты всех предал и тебя все предали, и пошло оно, и хорошо.

И уже взялся за ручку двери, чтобы войти в никуда. И тут вспомнил про Майку Пупкову, дочку. Стоп, а у неё же ещё не было женской истерики, обмирания, так жизнь была или не была?

Так что же за твою жизнь Бог и чёрт не плющатся в луже своей крови, как хлеборез и земляк в армии, что ты был, а значит, есть всегда.

И он аккуратно дверь притулил назад, этот последний, и сказал, нет, твёрдо так, как экстрасенс на сеансе.

И Майка Пупкова как Сталкерова Мартышка стала рожать цветной мир в последнем вагоне, а все сгрудились и загородили спинами от обмирания.

Порнуха в интернете, дядечка, наркотики, болезнь, старость, смерть, малодушие. И как молодой отец моргали что не понимают ничего.

Потому что такая боль, как будто бы пожирают заживо. Как будто бы берут и выдаивают кундалини из позвоночника, как эсесовцы.

Как будто бы берут голограмму и вдыхают жизнь Боги-творцы своих вселенных. А не в последнем вагоне стоят босиком на кровавом железном полу и спинами загораживают роженицу.

А перед строем прогуливаются драконы с плётками.

Майка Пупкова, чтобы не кричать грызёт зубами железный прут, а драконы отводят глаза, что потом сожрут, что типа не в курсах.

А как они сожрут? Если они внутри в животах Богов-творцов вселенных? Не подумали?

И он снаружи стоит и за ручку держится. Когда войти, чтобы все обмерли? Что они думали, что наружи нет, потому что интрига захватывает. Если так можно выразиться кощунственно.

Трудно поверить, когда вас все обидели, что этого нет, по тому чувству, что вы не обиделись, странному.

И он начинает выходить, но из совсем другой двери, но об этом мы умолчим из целомудрия.

Все писают на тротуар, как дворняжки, и девственны, как драконы, потому что не Боги-творцы, а во всём виноват дядечка, главный дракон.



Адреналин-3.

Кошмар, а я никогда на это не обращал внимания. 8 год в каждой временной капсуле - одиночка. В западной группе войск подрался с одноклассником на спор и разочаровался в людях.

Привёл специальную женщину в прокисшую квартиру, потому что своей девственностью достался.

В тайге и тундре заталкивали в твою одиночку обнажёнку. А ты стоял и плакал, как обдолбанный, как красиво, этого никогда больше не будет. И обнажёнка сама зачинала.

А потом была работа, хорошее время, хоть и тяжёлое. Какая была работа в первой временной капсуле? Бог.

Какая была работа во второй временной капсуле? Семья. Какая была работа в третьей временной капсуле? Дом. Какая была работа в четвёртой временной капсуле? Земля.

Сколько длится временная капсула? 12 лет. 120 лет. 1200 лет. 12000 лет. Дальше я не вижу, простите. Один экстрасенс в ютубе, мы очень старые, мы старее галактик, вселенных, мы были всегда.

Просто мы не помним, надо вспомнить. Вспомнить можно. И цитирует шаманов племени коги.

"Нужно отправиться в абсолютно тёмное место, где нет света, и стоять там без сна, еды и питья в течение 9 дней и 9 ночей. В результате человек обязательно окажется в пространстве сердца".

12 лет. 120 лет. 1200 лет. 12000 лет. Смотришь в одну точку, как мурена на дне марианской котловины. И медленно стучишься головой о стену, как порнуха в интернете и как теракт всех против всех.

А потом чёрная вспышка света, яркая как передоза. Все тебя за руки держат и говорят, не надо. А ты немо кричишь в немой воздух, как капитан Немо, как зачатье.

И потом, бабах, кругом ложатся разрывы, как на минном поле, как на войне всех против всех. А ты стоишь, как инопланетянин. Ты вспомнил - 120000 лет, 1200000 лет, 1200000000 лет, и раньше.

По одному из источников день Брахмы (полный период существованья нашей вселенной) 314 млрд. лет. (Парамаханса Йокаганда).



Адреналин-4.

1 подземный мир начинается в момент большого взрыва примерно 16, 4 млрд. лет назад. И длится 13 хаблатунов по 1, 26 млрд. лет каждый. Каждый подземный мир движется в 20 раз быстрей, чем предыдущий.

1 - клеточный - 13 хаблатунов. 2 - животный - 13 алавтунов. 3 - антропоидный - 13 пинчильтунов. 4 - племенной - 13 калабтунов. 5 - региональный - 13 пиктунов. 6 - национальный - 13 бактунов. 7 - планетарный - 13 катунов. 8 - галактический - 13 тунов. 9 - вселенский - 13 виналей.

Во время 260-дневного вселенского подземного мира в 2011 году объединённое цельное сознание в третий раз вернётся на землю, когда мы войдём в гармонию с галактикой.

4 мир галактического подземного мира продлится с 15 августа 2008 года по 28 октября 2011 года, согласно Каллеману, или 21 декабря 2012 года, согласно Дженкинсу и его сторонникам.

Сатья-юга - золотой век - 1728000 лет - мир, долголетие, гармония. Трета-юга - серебрянный век - 1296000 лет - появление зла. Двапара-юга - бронзовый век - закат гуманизма, дисгармония, хаос. Кали-юга - железный век - 432000 лет - торжество зла, войны, алчность, голод.

- Египетский календарь заканчивается в 2012 году.

- Календарь индейцев Чероки заканчивается в 2012 году.

- Инки назвали 2012 год - датой "встречи с самим собой",

- Индейцы Зулу верили, что в 2012 году мир перевернётся с головы на ноги.

- Календарь Майя заканчивается 21 декабря 2012 года.

- Известный йог Шри Юктешвар, учитель знаменитого Парамаханса Йогананды, в 1894 году в своей книге "Святая наука" указал на характерные ошибки известных индийских астрономов и астрологов при прочтении Вед. В этом труде Юктешвар научно доказал, что Кали-Юга длится не 432000 лет, а всего 1200 лет, что четыре юги на Земле проходят всего за 12000 лет. За книгу "Святая наука", за то, что Шри Юктешвар Гири правильно перевел для европейцев священные индийские Веды, которые говорят, что в начале 21 века заканчивается Кали-юга, сам гурудэва Бабаджи (Шива) пожаловал ученику своего ученика Лахири Махасайи - Юктешвару титул "Свами".



Адреналин-5.

Ну, это как бы и нехорошо. Каждый делает, что может. Один мудя чешет, другой подставляет, третий подставляется, четвёртый получает удовольствие, пятый службу тащит. А вместе получается, что не получается.

Раньше получалось, а теперь не получается. Что-то сломалось и бежит под гору. Все ещё стараются делать вид, что по фигу, но это же надо быть куклой, мёртвым, без души, чтобы было по фигу. И становится видно, что сломалось.

Уже неплохо. Чтобы лечить, надо знать где болезнь. Только боюсь, что про неё все знают изначально, только делают свои выборы, что они могут, мудя чесать, подставлять, подставляться, получать удовольствие, тащить службу.

Вот и получается, что жизнь это вроде зоны, где все отбывали и у них был шанс вывернуться изнутри наружу, и так остаться, что он не кукла, а звезда.

Серые прилетели на транспортах забирать на экзапланету своих серых, а здесь одни порталы. Так ли это? Ох, не так.

Итак, что мы имеем в итоге. Кукол, которые кормят кукол энергией жизни, своей и чужой кровью, как вуардалаки.

Порталы пятого измеренья. Звёзды, которые своей энергией всё создали. Почти одно и то же, но не одно и то же.

Разница в творчестве, искусстве. За русский 19 век - в Гоголе Пушкиновиче Толстово-Достоевскине. За советский 20 век - в Мандельштаме Шаламове. За послеконцасветский 21 век - в Сталкеровой Мартышке.

Что это такое? О, я жду теплосеть с минуты на минуту, они ищут утечку уже 2 недели, и не знаю, успею ли объясниться.

Пушкин за жену и семью заступился, а все прогуливались с пахитоской, что Николая любят, аж дым со сраки, как извращенцы.

Толстой первый стал на нитку над бездной, что всё наоборот, как Пьеро и Арлекин, но ничего рвать нельзя, надо терпеть и стараться, потому что будет хуже, а не лучше.

Мандельштам отдал себя на съеденье, ради буковок, так даже Пушкин не мог. Шаламов 30 лет умирал и не умер, потому что он должен был описать нерождённым детям, что почувствовал Мандельштам перед смертью, полную свободу, как архитритклине.

Сталкерова Мартышка - космонавт. Космонавты в научно-популярных фильмах рассказывают как у них были галлюцинации и они видели и слышали, что всё живое, а они должны послужить этому живому.

Мудя почешут, подставятся, подставят, получат удовольствие, службу тащат, как звезда и кукла, потому что самое главное вообще потом должно начаться.

Как они всё видят и слышат, как космонавты и искусство, как вертолёт спецназа и атомная подводная лодка, как 10 и 11 измеренье, как дядечки и тётечки, как актёры и писатели, видят и слышат, что их видят и слышат, на это надо было ставить.

И звезда развернулась и пошла на таран. А Сталкерова Мартышка вообще ничего не делала. Она только смотрела в одну точку и у неё был язык.



Адреналин-6.

Марине.

Шоу, юбилеи, шашлыки, туры, как репетиция к переезду на экзопланету. Замылить глаз и ничего не заметить во сне. По-человечески понятно. Жалеем. Но нам в другую сторону. Ещё раз проверить снаряженье, чтобы ничего не дребезжало.

Парашют, запаска, штык-нож, Калашников, магазины, коробка спичек, блок "Примы" кирпич чёрного, булка белого, пачка соли, упаковка сахара, банка тушёнки, банка сгущёнки, крупы, шоколад, галеты, ампула в воротнике, две фляги с живой водой и мёртвой, выкрашенные чёрной и белой краской, чернила из свой крови, кисточка из волос любимой, рукописи, дембельский альбом, записная книжка, кино и фотокамера.

Последний раз окидываешь любовным взглядом, как всё толково и аккуратно, и бросаешь в костёр. Магазины стреляют, волосы в кисточке крутятся, соль скрипит на зубах, кровь, живая и мёртвая вода взрываются и шипят, рукописи материализуются.

Открывается портал, встаёшь на огонь и идёшь по своей ладони на ту сторону света.

Те, кто захлебнулись, задохнулись и сгорели, сидят на своих звёздах, как Бог в пустыне на камне и так размышляют, надо всё подготовить на экзопланете.

На транспортах регулярно вспыхивают восстанья, потому что некоторые вспоминают из своей летаргии, что у них всё было. Зачинщиков освободительного движенья бросают на звёздах на верную смерть, как первых христиан в яму со львами.

Над ними хлопочут погибшие звёзды и быстро кумекают атмосферу, биосферу, прикуривают сигарету, смотрят с интересом, интригуют, чтобы были дети.

В местах силы открываются порталы, из них всплывает атомная подводная лодка "Yellow submarine", с неё взлетает вертолёт спецназа, и в перископ и бинокль смотрят на цепи ДНК.

По экзопланете ученики Майки Пупковой Лена Янева Гену Янева на себе тащит после освободительного движенья, и на привалах во время любовной сцены все стыдливо отводят глаза, бинокль, перископ, звезда.

И цепи ДНК начинают видеть, что эта сторона света часть той стороны света, а этой стороны нет, и уходят в глухую несознанку, что эта сторона есть, а той нет.

Звезда, перископ и бинокль смотрят друг на друга и плачут, что опять эта святая мутота, Гитлер, Сталин, Хиросима, первородный грех, провалившиеся реформы.

Лена Янева и Гена Янев просыпаются после любовной сцены, курят, и идут дальше по нитке горизонта сквозь атмосферу, биосферу и ноосферу на ту сторону света по своей ладони на экзопланете.

11.11.11.



Адреналин-7.

Я не трактую события. С точки зрения соразмерности частей и целого в этом нет нужды. Пока падение не дойдёт до низшей точки, оно не повернёт обратно.

Были некие твари, средоточья всех возможностей, или как сейчас говорят генетики и экстрасенсы, в ДНК которых все 64 кода.

Они спокойно переходили из одного измерения в другое, пока в них не спрятались, проигравшие космическую войну рептилии.

Дальше не надо, сказали победившие друг другу, иначе тогда придётся препарировать всех братьев. Почти все коды заснули, кроме войны, ненависти, несчастья, счастья, дружбы, любви, веры, Бога.

На это надо было ставить. А не на то, что вы несётесь по лабиринту одиночества смерти я и по корням деревьев, и по всем пещерам и лонам в недрах.

Впрочем, это одно и тоже. Вы доноситесь до точки внутри, чёрная вспышка света и вы снаружи.

Вы вроде толмача, потому что у всех измерений есть тьма существований, и вы имели возможность убедиться лично, вроде и. о.

Но потом всё поломалось, потому что вас переделали рептилии. Вы больше не могли летать и придумали самолёты. Вы больше не могли проходить внутрь и придумали бомбы.

Вы больше не могли дружить и придумали войну. Вы больше не могли любить и придумали ненависть. Вы больше не могли верить и придумали несчастье. Вы больше не могли Бога и придумали счастье, как эквивалент.

В общем, это и не плохо, потому что чтобы узнать опыт бессмертия, нужно помнить смерть. Нужно узнать соразмерность частей и целого.

У меня так было в 11, 22, 33, 44. Мария сказала, что она так больше не может и села на пол. Я пошёл в интернет за колбасой и воблой, а там везде рептилии на джипах.

И я себя понял, что я военный и блондинка, как папа и мама. Военный и блондинка минус трёшка мицубиси, дача, Ницца равно наркоман и одинокая. И я повернул обратно.

Сынок, ты куда, неслось изо всех измерений. Это был контракт, говорит один экстрасенс в ютубе. Ну представьте, вы бессмертны, и становитесь смертью в жизни.

Вы умираете и кричите, верните меня обратно, я хочу всё переделать. Рождаетесь снова и опять всё забываете, как рептилия в джипе.

Доходите до края бездны и перед нырком в забвенье, видите, что это было и. о. наоборот, как эквивалент.

И вы начинаете всё видеть, бесконечные измеренья и свободные переходы в виде тоннелей в корнях деревьев, в лонах и недрах.

И вы поворачиваете обратно и думаете, ого, надо всё описать, чтобы всё запомнить. И все кивают изо всех измерений, как 64 кода, сынок, дай им перцу.

Вы сидите на завалинке и роняете скупую мужскую слезу, как Сталкерова Мартышка, как Мандельштам Шаламова, как Гоголь Пушкинович Толстово-Достоевскин.

И разговариваете с самим собой, так дело не в этом, братья. Вы весь седой, вам шесть с половиной млрд. лет, вы больше не и. о., вы не вернётесь, это прощанье.



Адреналин-8.

Получается-то, всё, что я делал 33 лет, и не знал, правильно это или нет, это было перевоплощенье. Вот цитата из "Дневника Вени Атикина".

Плач земли, эсхатология. Несколько Мартышек или 12 колен отлетают от пылающей земли, не нуждающиеся уже вовсе в данном теле, а мы как жертва закланная, как те животные и растения, которых мы поедали. Или царство Божье на земле, все захотят, а один пупок не захочет, и никакого царства Божьего не случится.

И вот 20 век, весь насквозь апокалиптичный, Гитлер, Сталин, Хиросима. Что в нём происходило? Все сидели и ждали, когда за ними придут, хоть всё начиналось с тотального гуманизма.

Стоит ли удивляться, что по-прежнему сидят и ждут, когда свет пресекнётся. В сущности, единственное чему научились от Гоголя Пушкиновича Толстово-Достоевскина, от Мандельштама Шаламова, от Сталкеровой Мартышки и от русского народа, это умереть достойно, в смысле не с достатком, а с достоинством.

А теперь про себя. В 6 лет папа выпивал жменю таблеток, запивал пивом, и делался как тряпочка, у него начиналось счастье.

А Гена Янев бежал к маме на работу через весь город, потому что очень страшно. Так проснулась рефлексия.

Поэтому когда из западной группы войск в 12 лет приехал цинковый гроб и контейнер книг иллюстрацией притчи, что жизнь на самую драгоценную жемчужину в здешней природе человека разменять велено, кем велено?

И Гасилин и Старостин нос разбили на переменке, и себя стало жалко, как это, всё будет, а меня не будет, и наябедничал маме, и 2 недели обзывали женщиной, и объявили бойкот, а потом забыли, дети есть дети.

Но Гена Янев не забыл, и на всю жизнь запомнил, чмо и Бог дружат, и заламывал руки, как вакханка, какие же они красивые, так смотрит несчастье на счастье, и объявил себе бойкот на всю жизнь, это ты во всём виноват.

Знаете чем отличается жлоб от юродивого? Тем, что у жлоба виноваты всегда другие, а у юродивого всегда он. Это было посвященье.

В 18 лет на утреннем построенье сунул ногу в сапог, а там мочи полное голенище. Всё мгновенно приклеилось к той тоске в животе, которая началась, когда же она началась?

Потом Гена Янев понял, надо выбираться, "ещё метр и льды". И стал Никитой. Ничего так получился Никита в 24 года, по лекалам. После тусовки и мурцовки.

Началось с того, что привёл специальную женщину в прокисшую квартиру, потому что своей девственностью достался. Год проходил, как Гамлет, на замкнутом пространстве и книгу стихов высунул из-под двери.

На что я здесь имею право?
Как я могу людей злословить?
Как я могу казаться нищим?
Когда любить не прикасаясь,
пусть не закон, пусть лишь догадка.
Меня в одежды одевает
любимца, короля, инфанта.
В кривозеркальном королевстве
прямых надежд на вечность чувства
ладонью в черному опущен
реки, подвешенной под небом,
простым наитием случайных
прикосновений в неизбежность.

Сразу наступил продых. В 30 лет схлеснулись один центр и одна периферия, кто больше родину мать любит. И одна периферия сказала одному центру, вам всё равно какой будет Майка Пупкова, дочка, вам лишь бы не быть одной.

И один центр пошёл и выпил 50 таблеток феназипама, что его разоблачили, а потом сразу стал периферией, и стал всё делать, кормить семью убийцы.

А одна периферия и дальше была периферией, потому что вина только усугублялась. В 36 лет в тайге и тундре в сторожке оглянулся резко, чтобы увидеть ногу Бога, убегающего за угол. А там 100000007 закланных в жертву 100000007 рожениц с мокрой кудрявой головкой из лона рожают и смеются, голый в тазике моется и плачет.

Перестал бояться благополучия и неблагополучья с тех пор и писал 6 лет как эпилептик, что он там увидел в месте силы, где убивали-убивали и в своей блевотине задохнулись.

Куда 100000007 лет до нашей эры привозили на фелуках саамских подростков, достигших половой зрелости для обрядов посвященья в лабиринт одиночества смерти я.

Как в армии, вы разгоняетесь по спирали и влепливаетесь в чёрную вспышку света. И становились берсерками и покоряли всю ойкумену, и на вершинах Гималаев стояли и разговаривали с Брахмой.

"А зачем надо вымочаливать своё я о сущности света"? "Чтобы я вымочалить". "Чтобы выбросить его на помойку"? "Чтобы точить им светы".

Чтобы по м-теории в 11 измеренье, где сталкиваются вселенные-мембраны и в большом взрыве рождается новая, стать её Брахмой?

В 42 Мария села на пол и сказала, что она так больше не может. Мандячишь-мандячишь по уставу гарнизонной службы 20 лет как папа Карло и ни одна сука не просунет руку сквозь решётку.

Все только показывают пальцем, как тебя забивать будут на допросе ногами рептилоиды, потому что ты умираешь от эпилепсии, вялотекущей онкологии, аневризмы аорты, болезни индиго, остохондроза, как полувзвод спецназа.

Который отделился от атомной подводной лодки, которая поднялась из нуль-реальности за нуль-время в нуль-пространстве, и в бинокль и перископ смотрят как звезду забивают на допросах те, кто сделали выбор как они выживать предпочитают, с достоинством или с достатком.

И ваши рукописи мгновенно материализовывались, как коммюнике на небе, в биосферу, стратосферу, ноосферу, атмосферу.

А вы ходили и трусились, как обдолбанный, потому что не понимали, предали вы или нет?

Итак, про что я, обожаемый читатель, который любит задать вопрос в конце периода в 100 строчек о конце света про правописанье одной и двух эн в суффиксах прилагательных.

Видно он свой выбор уже давно сделал и теперь прогуливается с пахитоской со скучающим видом по прешпекту, потому что ему всё не в новинку. И когда уже прилетит астероид "Папа, забери меня отсюда, здесь очень страшно"?

Я про цифры. 6, 12, 18, 24, 30, 36, 42, 48. В 24 я решил, что проживу 48, потому что Никита и Гена Янев нашли работу.

Что один за другим будет следить всё время, что правильно, что неправильно он сделал, и записывать в специальную тетрадку, которая потом будет материализовываться во время цунами и откроются порталы.

1965 + 48 = 2013. 29 апреля 2010 года он написал пьесу "День рожденья". Там он попробовал оправдаться и спросил, что дальше?.

Ему ответили с вертолёта, "только об этом тихо, никому не слова". "А иносказательно можно"? "Иносказательно можно".

На самом деле, вариантов не так много. Всего 3, если говорить про цифры. Те, кто не нажились, их серые этапируютт на экзопланету в 3 измеренье на астероиде "Папа, забери меня отсюда, здесь очень страшно", который на самом деле транспорт серых.

Те, кто погибли во время катастрофы, сидят на своей звезде, как Бог на камне и ждут, когда на неё этапированных восставших сошлют в 4 измеренье.

Те, кто сидели и ждали, когда за ними придут, до смерти и после смерти, как Гоголь Пушкинович Толстово-Достоевскин, Мандельштам Шаламов и Сталкерова Мартышка, стали порталами 5 измеренья и как сиделки ухаживают.



Адреналин-9.

Следующий вопрос, непонятно как это выглядит целиком и в частности, и не имеет ли к этому отношение боязнь себя?

Это когда боишься дать отпор, потому что отпор окажется неадекватнее вызова. И думаешь, не адекватнее ли вытерпеть?

И думаешь, не так ли все? И думаешь, не малодушие ли? И думаешь, вызов подумает, что он адекватнее отпора и станет фашиствующими молодчиками.

И думаешь, наверное, это как опыт интернета. Во всяком случае, это самое близкое. Ты можешь пойти и на эту картинку в ютубе и на эту картинку в ютубе.

Только потом живот очень болит и температура 39, потому что рептилоиды у тебя высосали всю кундалини из позвоночника.

А теперь самое главное. Вы и все у себя на ладони. Это не эстетика. Один экстрасенс в ютубе, вы - вселенные. Другой экстрасенс в ютубе, нет случайности.

Есть матрица, голограмма, рептилоиды. 3, 4 и 5 измерение. Экзопланета, звезда, портал. Совмещение всех трёх даёт знание себя.

Транспорт серых совмещается с Брамой на камне на звезде, совмещается с рептилоидами, качающими из вас кундалини, пока вы с порнухой в ютубе сражаетесь.



Адреналин-10.

Ну вот, представьте, вы откуда-то приехали, и вы не помните откуда. Вы стараетесь устроиться по-человечески.

Но если представить то, откуда вы, и то, где вы, то пропорции просто не будет, настолько она чудовищная.

Ваши поступки ещё чудовищнее, не замечать этого. Я бессмертен, потому что не помню о смерти. Это выбор по-своему честный.

Но это не выбор народа, все исходы которого в преодоленье войны дружбой, ненависти любовью, несчастья верой, счастья Богом.

Но с народом тоже страшно. В народе та же чудовищная пропорция, что и в бездне, из которой мы пришли.

Гоголь Пушкинович Толстово-Достоевскин, Мандельштам Шаламов, Сталкерова Мартышка курят на привалах и переговариваются скупо.

Нет смысла распалять себя, если есть исходы. С этой стороны увидеть ту, это квантовая физика. С той стороны увидеть эту, это веды.

Но есть ещё русский язык, и они смеются. Это как вынуть занозу. Это как покурить на привале.



Адреналин-11.

Да, реакция пошла. Стало ясно, что это реакция. Теперь надо очень внимательно. Предательство, усталость, чистота, грязь.

Надо на дно ложиться, я так понимаю. Может быть положат. Это страшно. Если сам, то вот две вещи, космос и спасательные работы, из их разговора выходят поступки.

Лучше всего не оглядываться, потому что тогда станешь играть. А вообще-то помощь здесь - эти куски накладывать.

6 лет после книги "Как у меня всё было". 6 лет после книги "Дневник Вени Атикина". 6 лет после школы.

Сразу станет видно, как с квантовой физикой и ведами, какое дело надо делать. Раньше это был дом, ещё раньше это была семья, ещё раньше это был язык.

А теперь надо рассказывать, как выкарабкивался, чтобы не предать. И только не оглядывайся, как Андрей Болконский под небом Аустерлица.

Со шпажкой, с ротом, распяленным в неслышном крике под канонадой 3 мировой войны. Потому что может быть никто не побежал за тобой. Нельзя раcчитывать. Нелепая жизнь, нелепая смерть.

А вдруг никто не стронулся с места, народ, и всё такое, выживать достойно, выживать с достатком, выживать с достоинством.

Лев Толстой был уверен, что там все сзади. Мандельштам и Шаламов знали, что там никого сзади, но это ничего не меняло.

Сталкерова Мартышка вообще не видит предмета. Предательство - непредательство, какая разница, если всё язык. Чмо - Бог, начальников - подставили, несчастье - счастье, последние - первые.

Если ты с ротом, распяленным в неслышном крике, под канонадой 3 мировой войны, с древком от флага, со шпажкой перебежишь мёртвую зону непоступка, конечно.



Адреналин-12.

Конечно, боюсь. Есть выражение, высокий порог смерти. Ничего не видно, наше зрение переносится вместе с нами. Так же слух и все чувства жизни.

Мы там сидим в каждой клетке, уменьшенные, как ДНК, и боимся, что нас не будет. Потом из ДНК выходим мы, собственно мы.

Ну например, дядечка устраивал ритуальные казни с помощью спецслужб и населения, у которого в крови высокий порог смерти, для своего тщеславия и честолюбия, а думал, что для элиты и государства.

Потом вышел из ДНК, а он гигантская мёртвая планета. И он сидит и бьёт кремнем по кремню, чтобы самосжечься. Вдруг видит, мимо транспорты рептилоидов с эмигрантами с земли.

И вспыхнуло восстанье. Нескольких зачинщиков, которые вспомнили, что там за высоким порогом смерти, сбросили на необитаемую планету без атмосферы и биосферы.

На верную смерть, чтобы не мараться. И дядечка вокруг суетится, что всегда был везунчик.



Ноябрь 2011.




© Никита Янев, 2011-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2012-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: Тридцать минут до центра Чикаго [Он прилежно желал родителям спокойной ночи, плотно закрывал дверь в зрительный зал, тушил свет и располагался у окна. Летом распахивал его и забирался...] Сергей Славнов: Шуба-дуба блюз [чтоб отгонять ворон от твоих черешней, / чтоб разгонять тоску о любви вчерашней / и дребезжать в окошке в ночи кромешной / для тебя: шуба-дуба-ду...] Юрий Толочко: Будто Будда [Моя любовь перетекает / из строчки в строчку, / как по трубочкам - / водопровод чувств...] Владимир Матиевский (1952-1985): Зоологический сад [Едва ли возможно определить сущность человека одной фразой. Однако, если личность очерчена резко и ярко, появляется хотя бы вероятность существования...] Владимир Алейников: Пять петербургских историй ["Петербург и питерские люди: Сергей Довлатов, Витя Кривулин, Костя Кузьминский, Андрей Битов, Володя Эрль, Саша Миронов, Миша Шемякин, Иосиф Бродский...]
Словесность