Словесность      
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]



"ЖИВОЕ"  -  РЯЗАНСКИЙ  ПРЫЖОК


Регонсценировка

















Литературная жизнь в Рязани, как и во многих провинциальных центрах, развивается в нескольких направлениях.

Первое - это региональное отделение Союза писателей и примыкающие к нему молодые и не очень молодые литобъединения ("Феникс" во Дворце детского творчества, "Призвание" в РГУ им С.А.Есенина, "ViVeRnA" РГМУ им И.П.Павлова), результат деятельности которых можно наблюдать в таких альманахах как "Литературная Рязань" и, например, "Под небом рязанским". Это, подчас, и недалеко от них ушедшие "единоличные" паблики (публичные странички с творчеством администратора) "Вконтакте" и на "Стихах.ру". Хотя паблик паблику рознь.

Второе - "модные" поэты, завсегдатаи клуба "Дом культуры", где в последнее время поэтические вечера также перестали быть редкостью, они делают современный видео- и аудиоконтент, который проще описать таким же модным, как и сам клуб, словом - хипстерский. По-другому (третье) позиционирует себя полуподвальная поэтическая площадка в клубе-галереи "42", андеграундно-авангардная, куда рязанский поэт Алексей Колчев неоднократно привозил известных поэтов и лауреатов литературных премий из других регионов и Москвы. Если первые вечера рязанцы воспринимали как экзотику, то впоследствии зрителей становилось всё меньше, так как возникали вполне резонные вопросы: а о чём это? а зачем это? а как это понимать?

Существует в нашем городе и платное прочтение своих же собственных стихов, например, в кафе "Старый парк" и клубе "Joy" (организатор - поэт Светлана Цветикова).



Недо - как приговор



Какие "недо" есть у рязанской литературной среды?

:

- замкнутость, кастовость, и вытекающая отсюда скрытая непримиримость к инаковости, которая в лучшем случае выражается в "я вас не вижу, значит, вы - пустое место";

- культ Сергея Есенина (и без комментариев);

- ограниченность читательского ресурса и неумение его приумножить, расширить аудиторию до чуть больше, чем сами поэты и их друзья;

- будем банальны, но банальность, неинтересность, повторение повторённого, "пишет каждый в 19 лет";

- разношёрстность... странно говорить о рязанской поэтической школе, о рязанской традиции, едином стержне;

- поэтическая безграмотность.



Наш ответ лорду Керзону



Проект "Живое", организованный в октябре 2012 года Юлией Грековой и Кристиной Азарсковой, изначально не ставил перед собой задачу "всколыхнуть" поэтическую среду Рязани, целью его было создание сборника молодых поэтов. Важно, что первым критерием, которого "живые" придерживаются до сих пор, стало сочетание качества поэзии и восприятия и понимания её читателем, публикой. Исходя из этого, в более или менее знакомой литературной местности происходил поиск и отбор авторов, чьи тексты понравились организаторам с этической и эстетической точки зрения.

Для подтверждения и в то же время для заявления о себе как проекте, который постепенно расширял свои границы в замыслах организаторов, был проведён первый вечер.



Первый выстрел



В желании представить поэзию рязанским зрителям не по-новому, но иначе, на первом мероприятии в "Sms-кафе" "живые" показали поэзию и музыку в симбиозе. Подготовка к нему длилась почти месяц, за это время удалось найти новых, не звучавших ранее авторов, таких как Илья Брэйнсдаун. Из молодых, но уже собравших в Рязани свою аудиторию, состоящую из друзей и знакомых, - Арина Бедрина, Егор Ардашев, Александр Сальников, которого заметило старшее поэтическое поколение.

Организаторы, полагаясь на свой литературный вкус, отобрали произведения, подобрали музыкальные композиции, провели репетицию, пригласили СМИ, нашли интересующегося слушателя, то есть подготовили "Событие". Делалось это всё совершенно бесплатно для зрителей и поэтов, которым помогали друзья, знакомые и даже малознакомые энтузиасты, абсолютно безвозмездно. Не обошлось и без трудностей: нелегко было прийти к общему мнению с администраторами кафе по поводу употребления матерных слов, решить все технические вопросы со звукооператором, выдержать заданный тон на протяжении всего мероприятия.

Этот вечер заявил о перспективе проекта и определил вектор его развития - движение в сторону создания поэтического сообщества, небесполезного авторам и интересного зрителям через проведение качественно новых публичных вечеров, эксперименты с их содержанием и формой.



Первый экран



Вечер видеопоэзии в посленовогодней обстановке режиссёрской студии института культуры (Рязанского филиала Московского государственного университета культуры и искусства), с чаем, ковриками, фотовыставкой Ильи Брэйнсдауна и живым чтением стихов новыми участниками (такими как Светлана Белая) и маститыми авторами (Ольга Мельник, Сергей Свиридов, Алексей Колчев) собрал более однородную, по сравнению с предыдущим мероприятием, аудиторию, в основном, людей творческих.

Интересно, что некоторые авторы были найдены не в поэтической среде, но среди людей искусства, художников, например, Дмитрий Сонькин, Екатерина Чистова. Елена Гребенская, до этого нередко выступавшая в Рязани, специально для вечера приехала из Москвы. Неожиданно приятным гостем стала Елена Горшкова, которая состоялась как поэт и критик уже в столице.

Определённые выводы сделали для себя как молодые операторы и режиссёры (в том числе и та же Катя Чистова, поскольку киноискусство является основным родом её занятий), которым не хватило технических знаний, так и поэты, которым посоветовали заняться актёрским мастерством.

Уступая первому по содержанию, вечер выиграл в форме, атмосферности, уюте. Александр Никитин, председатель киноклуба "Кинематограф", президент кинофестиваля "Окраина" сказал:

- Камертоном вечера было трогательное стеснение ведущих. Если этот элемент сохранится и не подменится традиционным конферансом, будет очень мило. Техническую сторону, напротив, надо отрабатывать очень жёстко - через прогоны, репетиции, моделирование форс-мажорных ситуаций".



Первый прикид



Одним из важных моментов в организации поэтических вечеров "Живого" было и остается исследование зрительской-читательской аудитории. Поэтому в вечерах принимали участие поэты, чрезвычайно популярные среди молодежи Рязани, такие как и певица, и художник, и поэт Валерия Руссо и отчаянно стремящийся быть модным Алекс Эссекер.

Интерес к ним и мотивы их творчества показывают, что нужно и в какой форме современному читателю. И уровень образованности этого читателя. Прошедшие мероприятия дают надежду думать, что наш город в смысле образованности и начитанности не самый худший вариант.



Второе дело



Убедившись в востребованности поэзии в Рязани, в возможности найти своего читателя, сделать что-то интересное не только с точки зрения одной поэзии, но и с точки зрения сочетания её с другими видами искусства, "живые" смело решили предоставить свои произведения на суд критиков, людей, которые давно и плодотворно занимаются литературой - критика Елены Сафроновой, писателя и создателя фестиваля молодой поэзии "Дебют-Саратов" Михаила Богатова, поэта и организатора фестиваля университетской поэзии в РГГУ Анны Орлицкой, преподавателя стилистики и риторики филологического факультета РГУ им. С. А. Есенина Аллы Геннадьевны Русских, профессора философии и преподавателя кафедры культурологии филологического факультета РГУ им. С. А. Есенина Александра Соловьёва.

Своё мнение высказало и старшее поколение рязанских поэтов в лице Ольги Мельник и Сергея Свиридова. Это мероприятие не было анонсировано как публичное, и важно было, в общем-то, для самих пишущих, многие из которых после него решили заняться поэзией всерьёз.



Вопросы и ответы в будущем



А теперь ответим (или не ответим) на некоторые вопросы.

- Есть ли чёткая концепция у этого поэтического проекта?

- "Живое" обрастает идеями, ставит новые задачи, оставаясь верным своим внутренним установкам: разностороннему единству поэтов, "заботе" о зрителе, качеству текстов, избавлению от "недо", максимальной отдаче.



- Что дальше?

- Проведение множества запланированных мероприятий, поиск новых интересных способов подачи, новых "голосов" и, возможно, всё-таки создание сборника.



- Является ли проект оппозицией происходящему и происходившему в Рязани до?

- Нет. Мы движемся в своём русле, но готовы к новым притокам, если они соответствуют нашему представлению, олицетворённому в проекте.



- Есть ли у этого проекта перспектива, важен ли он для рязанской и российской литературной среды или только для самих организаторов и поэтов?

- На этот вопрос у организаторов пока нет ответа, ссылаться на чужие мнения не будем, а будем действовать.



Кристина Азарскова,
Юлия Грекова,
организаторы поэтического проекта "Живое"





© Кристина Азарскова, Юлия Грекова, 2013-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]