Словесность      
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]



Как  есениньдзя  Вилли  Мельников  и  Константин  Панкратов  подняли  Рязанвес

















Информация о выступлении Вилли Мельникова в Рязани, в рамках программы "Симбиоз контрастов на 102 языках", появилась где-то за месяц до назначенной даты концерта. Автор "Редакционного портфеля Devotion", лидер группы "Верес" и просто "Легенда рязанского джаза" Константин Панкратов, "замутивший" этот проект, попросил знакомых из местного информационного агентства "7 новостей" сделать "все хорошо". И ребята из "7инфо" совершенно бесплатно построили рекламную кампанию профессионально и напористо, "как для Гришковца". Мне кажется, они просто прониклись неподдельным интересом к проекту и с радостью делились с земляками, что на одной сцене с замечательными рязанскими музыкантами выступит уникальный поэт, полиглот и фотохудожник Вилли Мельников.

День 6 декабря 2007 года выдался в Рязани хмурым и пасмурным, не морозным, но промозглым. Однако Вилли, бодро выпрыгнув из московского автобуса, даже обрадовался такой погоде.

- Главное, что не жарко, - развеял опасения встречающих поэт.

И вправду, казалось, что если не жарко, то для Вилли уже все хорошо. Он сразу очаровал всех организаторов своей непосредственностью и простотой в общении. Только все равно каждый, кто вступал с ним в диалог, как мне виделось, старались выглядеть умнее и образованнее, что-ли.

Первый сюрприз Мельников показал еще до начала пресс-конференции. Впервые увидев картину "Баловень" одного из участников программы "Симбиоз контрастов", тоже автора "...портфеля Devotion", Алексея Акиндинова, Вилли тут же заметил, что на холсте в орнаменте есть надписи на 4-5 языках. Причем, на языке одного из племен Полинезии он обнаружил "многочисленные попадания" и даже целую фразу, которую тут же озвучил, а потом перевел. Немного офигев, все присутствующие сразу же стали переспрашивать, о чем он сказал. От неожиданности смысл слов пролетел мимо ушей. Мне только запомнилось, что это было вполне достойное короткое стихотворение, что-то о "бросании и питании стеклянными камнями", в общем на тему о превратности творческого служения. Выдержав паузу, Вилли назвал Акиндинова неосознанным ченеленгом.

- От слова channel - канал, то есть человек, пробивший канал в ноосферу, - пояснил Вилли и снова погрузился в общение со своим мобильником.

Когда собрались журналисты, Константин Панкратов и Алексей Акиндинов смогли только в нескольких фразах рассказать о своем участии в программе "Симбиоз контрастов". Константин представил музыкальные планы группы "Верес" ("Черный человек" Есенина под оригинальную музыку Панкратова и несколько песен на стихи Сергея Александровича - музыка Панкратова, вокал - Екатерины Шевыревой, продолжением которых станут реп-зарисовки Николая "Колючего" Пашкова и собственные тексты Константина).

Акиндинов добавил, что все это буйство звуков будет происходить на фоне видеопроекции почти всех его картин, "сочетающих несочетаемое". Алексей заверил, что среди них будут и портреты САЕ, и картины на сюжеты его стихов, выполненные в авторском орнаментальном стиле.

Вилли Мельников с интересом выслушал соучастников проекта, еще раз отметил про ченелинг художника Акиндинова, мол, "подключается к верхним слоям" парень регулярно и с успехом наполняет добычей свои произведения.

Потом пресс-конференция превратилась в интервью Вилли, так велик был интерес журналистов к его персоне и творчеству, да и ребятам, сидящим рядом с ним, не хотелось прерывать соседа: уж очень интересные вещи рассказывал Мельников. При почти неугасающем внимании журналистов пресс-конференция участников проекта "Симбиоз контрастов" продлилась больше часа.

7 декабря все поверхности, используемые в Рязани для расклейки афиш, вновь запестрели постерами с изображением головы дракона и именами участников программы "Симбиоз контрастов на 102 языках". В первой половине декабря в Рязани собирались выступить такие монстры народной любви, как Розенбаум, Ария, Аквариум и Земфира. Не забудем про местные коллективы, планирующие выступать в эти же дни. И оценим подвиг расклейщиков, взявших на себя расклейку афиш выступления Вилли и Панкратова со товарищи. Кажется, на улицах Рязани развернулась целая афишная война: еще неделю назад все афиши "Симбиоза" были заклеены и тут новый виток, - видно, дракона не так легко победить.

Пока расклейщики мотались с афишами по промозглым улицам, Вилли сидел на полу в квартире своего хорошего приятеля журналиста и музыкального критика Анатолия Обыденкина и на коленке ("я всегда так работаю"), на картонке черным маркером рисовал драконов, которые, казалось, сошли с предплечий каких-нибудь полинезийских аборигенов или жителей островов архипелага Большого барьерного рифа. В это время Константин Панкратов раз за разом прогонял программу, репетировал, Акиндинов писал монументальную роспись на очередном коммерческом объекте, Николай Пашков записывал молодую рязанскую группу на собственной студии.

Вечером уже в сумерках Мельников прошел к F-клубу через полузаброшенное старое кладбище, которое в Рязани называют Лазаревским. Фотохудожника интересовало взаимопроникновение живой и неживой природы. На Лазаревском этого предостаточно: вездесущие ивы и ветлы настырно прорастают через кольца и прутья заброшенных могил. Вилли фотографировал "ночную" пленку, завтра днем он планировал пройти по Рязани и снять ее на эту же пленку. Нередко, по мнению художника, именно таким простым методом можно без всякого компьютерного монтажа и фотошопа получить "глючные", как называет их Вилли, фотоработы, которые позволят ему "поднять Рязанавес".

К 8 часам вечера публика почти полностью заполнила F-клуб. Было много музыкантов, среди них коллеги Константина Панкратова по джаз-коллективу "Feelin's". Пожаловали фотохудожники Александр Королев и Владимир Кованов, художник Максимилиан Пресняков, авторы "Devotion" Ольга Мельник и Влад Дерябин. Собралось много журналистов, еще больше простых зрителей. Пришла даже целая еврейская семья: несколько женщин старше среднего возраста, девушка и подросток в костюме "для филармонии". Они смутили одного из организаторов фразой:

- Если можно, нам столик около сцены, мы из Европы приехали на Вилли посмотреть.

- А мы где тогда? - парировал удивленный организатор, но собственноручно пододвинул стол в "первый ряд".

За одним столом с Вилли Мельниковым расположился художник Алексей Акиндинов.

Выждав "дипломатические пятнадцать минут", группа "Верес" начала свое выступление с "Черного человека". На экране за спиной Панкратова сменяли друг друга орнаментальные полотна Акиндинова, - несмотря на некоторое искажение пропорций, многослойные и завораживающие по своей глубине картины Алексея создали фантастическую атмосферу всего происходящего. Местами трудно было вычленить, кто исполнял ведущую партию: живопись Акиндинова и литературно-музыкальная композиция Константина в качестве лидера внимания сменяли друг друга в прихотливом порядке. А Вилли в это время, попеременно поглядывая то на сцену, то на лист картона, рисовал для Акиндинова дракона.

После премьеры "Черного человека" к Панкратову присоединились Николай Пашков и Катерина Шевырева. Исполненные сочным блюзовым вокалом Катерины песни на стихи Есенина и реп-композиции "Колючего" сорвали куш аплодисментов. После каждого номера.

Поблагодарив "МС Есенина", группа "Верес" спустилась со сцены.

Описывать выступление Вилли не берусь, трудно "объять необъятное" - тем более, состоящее из "сочетания несочетаемого" и все это на высокой скорости высшей импровизации. Стихи на муфталингве, авторском стиле, где слова соединяет "один общий ударный слог, а главное - смысл". И сразу - тексты на неведомых и "мертвых" языках, за спиной все это время мелькают лингвогобелены. Опять афоризмы на муфталингве, песни, размышления о себе и времени. И все быстро, отчетливо и быстро.

Скажу честно, публика просто не успевала хлопать, каждый раз, когда возникал предшествующий рукоплесканию вздох восторга, скоростной экспресс Мельников-Сторквист гнал наше восприятие дальше. Но в какой-то момент произошел перегруз, как показалось Вилли, дальнейшее выступление было бессмысленным. Скромно сказав спасибо, он ушел со сцены, сел за столик и продолжил рисовать дракона для Константина Панкратова.

Но вечер не должен был закончиться на такой тихой ноте. Планировался еще лингводжемсейшен, что тут же, под бодрый риф панкратовской гитары, изобразили Катерина, Николай и Вилли. Сначала рассчитывалось устроить этот угар под специальный микс от известного диджея Павла Ежикова, он принес подборку, но в последний момент решили ограничиться акустикой, и спасибо Павлу за поддержку и понимание.

Джемсейшен заслуживает особого внимания. Особенно, когда на сцене остались только Вилли и Константин. Импровизированно реповать на разных языках (я опознал китайский, немецкий и английский, Вилли добавил ло-ло и фарси) под гитарный риф, наверное, не может никто. В финале зал громко реагировал на каждую фразу отвязного импровиза.

- Есениньдзи, - показывая на себя и Панкратова, сказал Вилли и спустился в зал дорисовывать дракона.

Клуб постепенно пустел, Вилли осаждали желающие взять автограф и журналисты, кто-то подходил, чтобы услышать пару слов на каком-либо по тем или иным причинам дорогом и близком языке. Восторгов было не счесть.

Уходящую публику провожал бодрый микс Павла Ежикова.



Р.S. За месяц подготовки программы "Симбиоз контрастов на 102 языках" Вилли выучил еще один язык, Панкратов сочинил еще одну песню, Пашков написал новую реп-композицию и записал альбом начинающей рязанской рок-группы, Акиндинов закончил картину "Ловец месяца", "Редакционный портфель Devotion" опубликовал на "Сетевой Словсености" тексты Владимира Фролова и Александра Пылькина.





© Дмитрий Макаров, 2007-2017.
© Сетевая Словесность, 2007-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]