Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



        НОВАЯ  СРЕДА

            "Нас ждет не смерть, а новая среда..."



        * Так сколько их - однообразных дней...
        * Я дул на молоко, сгоняя пенку...
        * Дождь смывает краску твоих волос...
        * Пустыни на краю, в алькове...
         
        * После дождя оживает заезженный город...
        * Над Старым городом луна...
        * Снега нет и не будет...
        * БЮСТ




          * * *

              "Поэзия основана на сходстве
              бегущих вдаль однообразных дней..."
              И.Бродский   

          Так сколько их - однообразных дней.
          Язык толкает камни в полудреме.
          В числе хороших нескольких парней
          я о любви мечтал, дороге, доме...
          Но не достало, видимо, корней
          и доконала мысль о погроме.

          Не музы крутят по ночам кино,
          а тени, что гуляют по портретам.
          Ослепит вспышка: время - вот оно!..
          Иллюзия, дымок, пасьянс по средам.
          Но чувство и бесчувствие - равно -
          меня в растяжку делают атлетом.

          _^_




          * * *

          Я дул на молоко, сгоняя пенку
          к другому краю нелюбимой чашки.
          А после засыпал, поджав коленки,
          весь поместившись в длинную рубашку.

          Был сон густой затянут бледным светом,
          прозрачной шторой, пенкой пожелтевшей,
          верблюжьим одеялом, шведским пледом:
          я спал цветной, слоеный, "конный, пеший..."

          И мне махала елочка шарами,
          взлететь пытаясь вместе с крестовиной.
          Я спал, окутан белыми парами,
          молочным взглядом, пенкою, ангиной.

          _^_




          * * *

          Дождь смывает краску твоих волос.
          (Не блондинка ты, а - седая.)
          Моет белые косточки, с хрустом гроз
          память нежную разъедая.

          Это - мы под дождиком. Капли в рот
          на лету шаловливо ловим.
          Веселит нас дождь и, не помню, тот,
          что напротив сидел в столовой

          на большой перемене в году... - Забудь!
          Что нам годы?! А птичку жалко.
          Жар касаний, первых желаний жуть
          в плотных сумерках раздевалки.

          Так и хочется крикуть: "А мне, а мне
          капель дождика, чувств... " Но вместо -
          ты - блондинка. Льдинка. Я - толком не
          известно.

          _^_




          * * *

            "...Как Меньшиков в Березове..."

          Пустыни на краю, в алькове,
          известий о дожде я ждал.
          Гонец, сбиваясь в каждом слове,
          запыхиваясь, продолжал
          путь за звездою путеводной,
          весь - назначенье и устав -
          песчаный и почти безводный
          мой страшно мучая состав.
          *
          От пейс до бледных гениталий
          принадлежу тебе одной.
          И пение осиных талий,
          и бедер танец заводной
          выбрасывают в самом деле,
          чтобы убить на берегу...
          "Еще далéко асфоделей,
          сегодня ночью не солгу"...
          Еще сестра твоя - подруга -
          все не решится третьей быть,
          в ушкo прекрасное по кругу
          впускать мою живую нить.
          Ей без конца нужны советы,
          чтоб завестись, но чувств накал
          в объятьях гасим до рассвета,
          пока гонец не доскакал.
          Зима и солнце! - Мы в пустыне!
          Песок кусается, как снег.
          Бугрит и горбит всю картину,
          и нашу простыню во сне.
          *
          И ты спала, а я томился,
          как на фронтоне злой сатир,
          что водостоками налился
          над выходом из трех квартир.
          Слова нужны ему в придачу
          к той музыке, что он искал
          в дожде щенячьем, тихом плаче
          песчаных капель на асфальт.
          *
          Отступит сухость. Неба крылья
          расправятся, и над землей
          дождь полетит, - с песком и пылью
          глотая зыбкий верхний слой.
          И будет сбит над самым морем
          одной ракетою из трех
          проследовавших коридором,
          которым дождик пренебрег.

          _^_




          * * *

          После дождя оживает заезженный город.
          Влажное небо к лицу его выступам зрелым.
          Списаны время, и манна, и плен аллегорий.
          Даже и думать кощунственно: "хлеба и зрелищ"...

          Краска стекает, смываются чуждые страны,
          жизнь, что уже не понравится, люди и годы...
          И, как в начале, въезжает в нас поезд с экрана...
          Длинные проводы. Слезы. Разверстые воды.

          Из глубины поднимается масса событий
          вместе с любовью когда-то застывшей, как город.
          Дождь подмывает слова и столбы перекрытий,
          ставит печать свою небо на каждый пригорок.

          _^_




          * * *

          Над Старым городом луна.
          Игрою фонарей и мрака
          тень опрометчиво длинна
          и нет на ней стыда и страха.

          И колется мечеть вдали...
          И мне бы надо в синагогу.
          И время от скупой земли
          испариной восходит к Богу.

          И кружит полная луна,
          и все молчит в неверном свете...
          Исчезнет из виду она
          и вытечет на двор мечети.

          _^_




          * * *

          Снега нет и не будет,
          будут фильмы про снег.
          Сном взлохмаченный пудель -
          чу! - метелицы бег.

          Из чугунных орудий
          вороньем - бьет стрелец,
          тают снежные груди, -
          вот и фильма конец?! -

          Бьют проталины в очи.
          Из-под черных очков
          прорастает цветочек
          в пару-тройку толчков.

          Но крошит свою мякоть
          чуть предательский снег
          на подмерзшую слякоть
          и развалины рек.

          Ударяется в стену,
          залепляет окно.
          Ищет шею и вену,
          как в дешевом кино.

          _^_




          БЮСТ

          За выслугу, а не заслугу,
          Идя практически ко дну,
          Вдруг обозначиться, как угол,
          Заметиться, как парвеню...

          Перешагнуть меня - не пробуй! -
          И обойти, не зацепив...
          Неправильно в предверьи гроба
          Хандрить, не тех благословив...

          _^_



          © Изяслав Винтерман, 2002-2017.
          © Сетевая Словесность, 2002-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]
Словесность