Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




ЖЕНСКАЯ  СОЛИДАРНОСТЬ


- Не могу я к тебе на дачу ехать, - сказал Юра.

- Почему?

- Моих женщин нет, я дома один.

- Тем более приезжай, я познакомлю тебя с очень хорошенькой девочкой.

- А потом твоя жена меня заложит?

- Ни за что, я гарантирую, - пообещал Стив.

- Тогда выезжаю.

- Не-е, мы планируем там быть только в пятницу.

- Ладно, - ответил Юра и повесил трубку.

В конце недели он приехал на дачу приятеля. Увидев его, Стив расплылся в улыбке:

- Ты так торопился, что не дал мне возможности рассказать про девочку.

- Можешь это сделать сейчас.

- Она особа голубых кровей, очень ласковая и по-своему красивая, но тебе может и не понравиться.

- Почему?

- Потому что она лохмататая, с хвостом и на четырёх ногах, а ко всему ещё и несовершеннолетняя. У меня даже документов на неё нет. Да ты проходи, знакомься.

Стив показал на щенка, который смешно ковылял по полу. Собачка действительно оказалась забавной и Юра начал с ней играть, а папа - так Стив называл себя - с гордостью говорил, что она чистокровная немецкая овчарка, её пра-прабабушка была любимой собакой Геринга, а все её родственники занимали призовые места на собачьих выставках. Профессор гордо распрямился и выпятил грудь вперёд, как будто в этом была его заслуга.

- Почему вы вдруг решили приобрести собаку? - спросил Юра.

- Это единственный способ быть любимым за деньги.

- А если серьёзно?

- Су осталась без работы и я хотел хоть как-то её развлечь, к тому же собака - это моя детская мечта, я перечитал про них кучу книг, ходил на все выставки и в десять лет стал академиком по собачей части. Тогда же я решил, что мой пёс обязательно должен быть породистым.

- Почему?

- Плебеи среди собак ведут себя также как и плебеи среди людей.

- Ты же демократ, - удивился Юра.

- Но не демагог.

- Как зовут твоего щенка?

- Арина.

Стив был одним из ведущих в Америке специалистов по истории России, он любил свою работу и за много лет так вжился в образ русского человека, что друзей всегда встречал бутылкой, а в конце вечеринки доходил до состояния, при котором вопрос "Ты меня уважаешь?" становился очень актуальным. В подпитии он часто спорил до хрипоты, но потом быстро отходил и никогда не обижался. В этом профессор тоже не был похож на рядового американского налогоплательщика. Юра приблизительно знал сценарий, по которому будут развиваться события на его даче и дал себе слово не вступать ни в какие дискуссии. Присутствие жены Стива облегчило его задачу, но когда Су уехала и они остались вдвоём, содержимое бутылки стало быстро убывать, а их голоса - приобретать дополнительную силу. Они не слышали, как Арина начала скулить и только когда она залаяла, удивлённо уставились на щенка. Спор тут же прекратился и у Юры осталось неприятное чувство оттого, что ему не дали высказаться.




* * *

В следущий раз друзья встретились через полгода. Лиза пригласила всю профессорскую семью домой и первой в раскрытую дверь вбежала Арина. Она обнюхала Юру, потом Лизу, завиляла хвостом, показав что узнала обоих, и походив по комнате, уселась около дивана. За прошедшее время она выросла и стала красивой взрослой собакой.

Во время обеда Стив рассказывал о встрече профессуры университета с новым губернатором Миннесоты, которого он то и дело сравнивал с Хрущовым. Оба руководителя были лысые и необразованные, но при этом учили интеллигенцию правильно жить и продуктивно работать. Стив был недоволен резким сокращением субсидий университету и заявлением Джесси Вентуры о том, что теперь студенческие визы будут выдаваться только после тщательной проверки. В переводе с политического жаргона на обычный язык это значило, что арабские эмиры получат право сорить деньгами в Штатах только при наличии документов и в течении ограниченного времени. Необходимым условием для их пребывания будет также хорошая учёба. Юра полностью разделял мнение Джесси, а для Стива это означало возможность увольнения и чтобы не оказаться на улице, он решил взять давно положенный ему subbatical * и уехать с женой в Европу.

- А на кого ты оставишь Арину? - спросил Юра.

Профессор посмотрел на него, потом на его жену и, немного подумав, сказал:

- Если ты её возьмёшь, я буду тебе очень признателен.

Так вот, значит, зачем вы приехали! - мысленно воскликнул Юра и взглянул на Лизу. Она отвела глаза. Конечно, она обо всём договорилась заранее и теперь поставила его перед фактом. Наверняка Стив предлагал собаку всем своим знакомым и никто не согласился, а Лиза... Нужно срочно что-то придумать и под благовидным предлогом вежливо отказаться.

- Мы бы конечно могли отдать Арину в приют, - продолжал Стив, поглаживая собаку, - но там за ней никто не будет следить, это же государственная контора, в ней работают одни бездельники.

- Как в университете? - спросил Юра.

- А вы живёте в пригороде, - продолжал профессор, не обращая внимания на реплику, - она вам забот не прибавит, её даже прогуливать специально не придётся, будет себе по двору бегать.

- Она не должна бегать без дела, она же немецкая овчарка, ей надо жить в Германии и пасти овец.

- Юр, ты всегда говорил, что любишь животных, - вмешалась Лиза.

- Я предпочитаю свободную любовь, без всяких обязательств, - ответил он и посмотрев на жену добавил, - ты не представляешь себе какого внимания требуют собаки. За ними надо убирать, прогуливать, покупать специальную еду, а когда я буду в командировках, всё это придётся делать тебе.

- На что только не пойдёшь ради любимого мужа.

- Зря паясничаешь. Собака - это как маленький ребёнок, а тем более избалованная собака.

- Почему избалованная? - спросил Стив.

- Потому что она привыкла быть с людьми, ведь Су не работает, да и ты часто бываешь дома.

- Да не беспокойся, она всё прекрасно понимает, посидит и одна,.

- Понимать она может и понимает, но у нас нет друзей-собачников, - соврал Юра, - и дом наш для неё будет хуже камеры-одиночки, она здесь с тоски взвоет.

- Значит придётся отдать её в приют, - грустно сказала Су, - жалко, ведь это для собак, как сиротский дом для детей.

Арина, почувствовав, что настал решающий момент, взяла судьбу в собственные лапы, подошла к Юре и стала тереться об его ногу.

Су как-то странно шмыгнула носом, а Стив быстро отвернулся. У Юры тоже запершило в горле. Он кашлянул и чтобы скрыть эмоции, стал говорить, что недаром собаки по интеллекту находятся на одном из первых мест среди животных, поэтому, собственно, он и боится брать на себя ответственность по уходу за Ариной. Он не сможет уделять ей должного внимания, а ей нужен настоящий друг, родная душа. Одним словом, хозяин. Арина же никогда не признает его хозяином.

- Будешь другом семьи.

- Не хочу быть на вторых ролях.

- Если она тебя очень полюбит, ты можешь стать и хозяином, - настаивал профессор.

- Ты что, Стив, думаешь я не знаю прописных истин? Даже наш президент понимает, что это невозможно.

Стив был убеждённый демократ и любые нападки на республиканцев действовали на него положительно, но сейчас он молчал.

- Ты знаешь, что у него в свите две собачки, - продолжал Юра, - возможно он и держит их потому, что является для них настоящим хозяином и непререкаемым авторитетом. Наверно, у них даже специальная охрана есть.

- Наверно, - вяло согласился Стив.

- Ты подумай, ведь если есть телохранители у первой леди, то они должны быть у первой суки и первого кобеля.

- Обязательно, - сказал Стив, - теперь ты знаешь на что идут наши денежки?

- На что?

- На охрану президентской псарни.

- Ах он такой-сякой, разбазаривает общественные фонды. То ли дело Клинтон, тот сам играл роль первого кобеля.

Физиономия у Стива вытянулась. Су тоже передёрнуло. Наступила напряжённая пауза и Арина жалобно заскулила.

- Видишь даже собакам становится нехорошо от твоих шуток, - сказала Лиза, пытаясь разрядить обстановку.

- Наоборот хорошо, так она выражает своё одобрение. Правда, Арин? - Юра потрепал её по шее и она от удовольствия закрыла глаза.

- Тогда мы просто обязаны её взять, потому что она единственная понимает твой юмор.

- Если бы понимала, не рычала бы на меня, когда я спорил со Стивом, - ответил Юра, вспоминая свой визит на дачу.

По его тону и поведению Лиза почувствовала, что сопротивление сломлено и Арина останется у них. Не задавая этого вопроса прямо, Лиза начала расспрашивать хозяев как кормить собаку, когда прогуливать и куда везти, если она заболеет. Су подробно всё объяснила и дала телефоны на все случаи собачьей жизни, а потом стала рассказывать родословную своей любимицы. Юра уже слышал эту историю и сидел молча, размышляя, как оборудовать Арине комфортабельное жильё. Су, между тем, показывала свидетельство о рождении Арины и копии дипломов, выданных её предкам. Всё это она получила в клубе собаководства. Юра с любопытством рассматривал каждую бумагу, но особый интерес вызвал у него собачий паспорт. Он был такой же как у людей, с фотографией, годом рождения и именами родителей, но вместо национальности в нём была указана порода, чтобы не дай Бог чистокровную арийку не спутали с каким-нибудь двор-терьером. Как и у людей, документ выдавался при совершеннолетии, когда и характер, и внешность уже сформировались.

- Вы можете участвовать с Ариной на собачьих выставках, - сказал Стив.

- Часто они проводятся?

- Примерно раз в год.

- Значит если она займёт первое место, то станет "сукой года"?

- До этого ей надо принести породистое потомство, но она ещё девочка, ей рано думать о замужестве. Правда, Аринка? - сказал Стив, похлопав её по боку.

На следущее утро Лиза пошла к соседям, а Юра выпустил собаку во двор. Она начала носиться по участку, потом, немного угомонившись, стала обнюхивала деревья, а затем улеглась около сарая. Подождав немного, Юра зашёл в дом и занялся своими делами. Изредка он выглядывал в окно, ища глазами Арину и в какой-то момент, не увидев её на привычном месте, вышел на улицу.

С противоположной стороны дома эта благородная юная особа крутила любовь с соседским кобелём. Юра закричал и бросился к ним, размахивая руками, но возлюбленный Арины не собирался уходить и его пришлось отгонять палкой.

- Хороша паинька, - подумал Юра, - в первый же день, с первым встречным, да ещё и под забором. А если она забеременеет? Как мне перед хозяевами оправдываться? Собакам же аборты не делают, родит ещё каких-нибудь плебеев. Какой только пример она нашей дочери показывает.

Он посадил собаку на сено, привязал её к поводку и позвонил жене. Лиза внимательно выслушала его, вернулась домой, достала телефоны, которые ей оставила Су и начала звонить. Несколько часов подряд она кому-то что-то обещала, с кем-то кокетничала, кого-то ругала, кому-то даже пыталась угрожать, а поздно вечером сказала, что всё в порядке и завтра к ним на свидание привезут очень породистого жениха, пра-правнука собаки Сталина.

- А если сталинский внучок пронюхает, что Арина уже не девушка? - спросил Юра.

Лиза так на него посмотрела, что он поджал хвост, а она, выдержав паузу, ответила:

- Кобели этому значения не придают. Для них гораздо важнее внешний вид и физическая чистота, так что иди приготовь ванну, мы нашу барышню перед встречей как следует вымоем.

Юра пошёл мыть собаку, а Лиза стала готовить обед. Пока она кулинарила, Арина закатила своему банщику такой концерт, что он проклял всё на свете. Ему казалось, что она лягалась как лошадь, визжала как поросёнок и царапалась как кошка, он вообще хотел плюнуть на всё и оставить её немытой. Вытирая Арину он вспомнил, что немецких овчарок мыть вообще не очень рекомендуют.

- Почему вы так визжали? - спросила его Лиза, когда они вышли из ванной, - соседскую собаку слышно не было, когда её мыли.

- Её, наверно, не выкручивали, - буркнул Юра.

На следущий день привезли жениха.

- Ну и рожа, - подумала Лиза, открывая дверь, - его вполне можно вместо чучела выставить, он не только птиц, но и людей на три года вперёд распугает. Глаза сумашедшие, шерсть лохматая, зубы оскаленные. Форменный бандит, совсем как Иосиф Виссарионович.

На свидание кобель шёл, как к высокой трибуне партийного съезда. Его хозяин следовал за ним также важно, только на двух ногах.

- А ты куда? - обратился к нему Юра.

- Я тренер, - ответил тот, - я должен проследить, чтобы собаки всё правильно сделали.

- Зачем им тренер? Я и без тренера всё правильно делал.

- А может, если бы тебе показали, то и у тебя лучше получилось.

- Не заходи, они сами разберутся. В крайнем случае Аринка научит твоего кобеля, как себя вести с приличными дамами.

Тут же Юра почувствовал локоть жены у себя в боку. У него потемнело в глазах и, чтобы не упасть, он прислонился к стене. Когда он пришёл в себя, собаки и тренер закрылись в спальне.

- Чем они там втроём занимаются, - громко сказал Юра, ни к кому не обращаясь, - групповой секс, что ли.

- Молчи, дурак, а то хозяева на нас в суд подадут.

- За что?

- Найдут за что, это Америка.

Через полчаса тренер со своим подопечным вышли из комнаты и Юра пожалел, что у него не было фотоаппарата. Хозяин потный и весь измочаленый, как после тяжёлой работы, а пёс такой же гордый, лохматый и невозмутимый.

- Хоть бы чувства какие проявил, - сказал Юра, - а то ни тебе спасибо, ни до свидания, как будто он осчастливил нас своим визитом.

Тренер подал знак, пёс повернулся в сторону Арины и два раза тявкнул.

Вытерев пот со лба, хозяин сказал, что отцу полагается один щенок от приплода.

- А кто отец? - спросил Юра, заранее отойдя от жены подальше.

Лиза повернулась к гостю и сказала:

- Конечно, мы дадим вам щенка.

- Должны мы как-нибудь засвидетельствовать, что присутствовали при случке? - спросил Юра.

- Не при случке, а при вязке, - поправил хозяин сталинского потомка, - а расписаться вы можете здесь. Он вынул из портфеля бумагу и протянул её Юре. Документ явно был составлен человеком, не очень сильным в юриспруденции. В нём ничего не говорилось о супружеской верности и финансовых обязательствах сторон. Грамотное брачное свидетельство стоило больших денег и во всём городе, наверно, было не так уж много специалистов, которые в этом вопросе собаку съели. Юра прочёл и расписался.

Через два месяца у Арины родилось шесть щенят. У всех, кроме одного, было рыжее ухо соседской дворняги. Этого одного Юра отдал официальному отцу, а всех остальных подкинул в собачий приют. Сделал он это тайно, так же как богатые барышни в XIX веке подкидывали внебрачных детей: приехал ночью, посадил щенят на одеяло и оставил их у двери. Стив и Су вскоре вернулись из Франции и забрали Арину домой. Все остались довольны.




* * *

Рассказ называется "Женская солидарность", потому что, когда Юра уезжал в командировки, его жена сажала Арину на очень длинный поводок и пра-правнучка Геринга свободно общалась с рыжим ухом.




    * subbatical - В американских университетах после 6 лет работы профессорам дают дополнительно пол года оплачиваемого отпуска для научных занятий.




    © Владимир Владмели, 2002-2017.
    © Сетевая Словесность, 2003-2017.






     
     

купить женские шляпы оптом

victoria-design.ru

ОБЪЯВЛЕНИЯ

НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: Тридцать минут до центра Чикаго [Он прилежно желал родителям спокойной ночи, плотно закрывал дверь в зрительный зал, тушил свет и располагался у окна. Летом распахивал его и забирался...] Сергей Славнов: Шуба-дуба блюз [чтоб отгонять ворон от твоих черешней, / чтоб разгонять тоску о любви вчерашней / и дребезжать в окошке в ночи кромешной / для тебя: шуба-дуба-ду...] Юрий Толочко: Будто Будда [Моя любовь перетекает / из строчки в строчку, / как по трубочкам - / водопровод чувств...] Владимир Матиевский (1952-1985): Зоологический сад [Едва ли возможно определить сущность человека одной фразой. Однако, если личность очерчена резко и ярко, появляется хотя бы вероятность существования...] Владимир Алейников: Пять петербургских историй ["Петербург и питерские люди: Сергей Довлатов, Витя Кривулин, Костя Кузьминский, Андрей Битов, Володя Эрль, Саша Миронов, Миша Шемякин, Иосиф Бродский...]
Словесность