Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ГРАНТ


- Неужели тебе не надоело целыми днями сидеть в лаборатории? - спросила Хельга.

- Ты же знаешь, что я диссертацию пишу, - ответил Крег.

- Я только не знаю, когда ты будешь защищаться.

- Я не буду защищаться, я буду нападать.

- А если твою атаку отобьют?

- Тогда я женюсь на тебе, и твой отец заставит членов аттестационной комиссии уйти в глубокий тыл.

- Сильно в этом сомневаюсь.

- Значит, мне придётся искать другую невесту, - Крег схватил её и закружил по комнате.

- Поставь, где взял, - сказала Хельга, ещё крепче прижимаясь к нему.

- Не поставь, а положи.

- Чтобы положить, нужно заслужить.

- Я и так заслужил, я хороший.

- Да-да, хороший, проводишь со мной десять минут в день и думаешь, этого достаточно.

- Хельга, у меня сейчас совершенно нет времени, я делаю прибор, который сможет читать мысли человека.

- Кому он нужен? Я бы не хотела, чтобы мои мысли кто-то читал.

- Специально чтобы усыпить бдительность таких, как ты, я назвал его аурометром. Им уже заинтересовались несколько крупных исследовательских центров.

- Какая польза от их интереса?

- Они приглашают меня на конференции.

- Значит, никакой.

- А ещё я закидывал удочку в правительственные организации, которые могут выделить фонды на дальнейшие исследования.

- Тогда ты вообще переселишься в свою лабораторию.

- Ни за что, я наберу себе толковых сотрудников и буду их эксплуатировать.

- Свежо предание.

- Я тебе обещаю, что, если заработаю достаточно денег, мы переселимся на Гавайи. Представляешь, как здорово, вечное лето, океан, пляж.

- Сколько тебе для этого понадобится времени?

- Думаю, годам к сорока управлюсь.

- А потом?

- Потом будем всем этим наслаждаться.

- А потом?

- Потом я отойду в лучший мир.

- А как ты распорядишься тем, что останется на земле?

- Разделю поровну между детьми.

- Каков! - с притворным возмущением сказала Хельга, - я как Пенелопа сижу целыми днями одна, а он всё хочет отдать детям. Ведь это же несправедливо. Вот брошу всё и уйду к другому.

- Тогда и я найду себе другую, например, у наших соседей из племени Великого Шамана. У них там патриархат, что женщинам велели, то они и делают.

- Откуда ты знаешь?

- Жак рассказывал.

- Подлец он, твой Жак.

- Почему?

- Он всё время меня домогается.

- Значит, у него хороший вкус.

- Он дикарь и иногда так на меня смотрит, что страшно становится.

- Переезжай ко мне, тогда он тебя не тронет.

- А жить на что?

- У меня остались небольшие сбережения от родителей.

- Ты же сам говорил, что их надолго не хватит.

- Надолго и не надо, только до создания аурометра.

- Я подумаю.

На следующий день Крег вернулся раньше обычного и был приятно удивлён, застав Хельгу у себя. Он хотел спросить, в чём дело, но в этот момент в комнату влетела шаровая молния. Разбрасывая вокруг себя искры, она медленно приближалась к девушке. Крег схватил швабру и оттолкнул огненный шар. Молния зашипела, как живая. Крег толкнул её ещё раз, потом ещё и ещё, пока она не оказалась на улице. Он быстро закрыл окно. Хельга с ужасом наблюдала за происходящим. Крег усадил её в кресло и, пытаясь успокоить, взял её руки в свои. Тотчас же его как будто обожгло: он ясно увидел, что случилось утром в доме её отца.

Жак попросил брата-двойника задержать профессора на кафедре, а сам пошёл домой к Учителю. Хельге он сказал, что у него срочное дело к её отцу. Ей неудобно было его сразу выпроводить, а войдя, он стал рассказывать ей о своих чувствах. Скоро он её загипнотизировал и, когда она уже полностью была в его власти, воспользовался этим. Потом он исполнил ритуальный танец. Она находилась в полубессознательном состоянии и не знала, приснилось ей всё это или произошло на самом деле. Только теперь, глядя на шаровую молнию, она вдруг поняла, что Жак её изнасиловал.

Крег видел всю сцену так ясно, как будто она происходила при нём. Он отнял от Хельги руки и отступил от кресла. Картина сразу же исчезла. Он посмотрел в окно. По ту сторону его висела шаровая молния. Ему показалось, что она приняла форму физиономии Жака, подмигнула ему и нагло ухмыльнулась. Крег схватил швабру и выскочил на улицу. Как только он приблизился к молнии, она опять подмигнула ему и растворилась в воздухе. Был ясный солнечный день и на мгновение Крег решил, что всё это ему померещилось. Некоторое время он стоял на улице, держа швабру наготове, но, перехватив удивлённые взгляды редких прохожих, вернулся домой. Хельга уже ушла. Крег почувствовал ужасную слабость, опустился на стул и обхватил голову руками. Потом он подошёл к холодильнику и вынул из него недопитую бутылку.




* * *

Через неделю его навестил Учитель.

- Жак подлец, - сказал ему Крег вместо приветствия, - он вашу дочь изнасиловал.

- Она мне ничего об этом не говорила.

- Она и мне не говорила.

- Откуда же ты знаешь?

- Шаровая молния помогла.

Учитель внимательно посмотрел на Крега и тот рассказал ему, что случилось.

- К тебе кто-нибудь после этого заходил? - спросил профессор.

- Жан.

- Ну?!

- Во время рукопожатия я попытался прочесть его мысли, но ничего не вышло. Вокруг него как будто непробиваемая стена.

- Это ничего не значит. Жан и Жак - дети Великого Шамана, по ним равняться нельзя. Я с ними давно работаю и хорошо их знаю. Теперь я должен поработать и с тобой. После встречи с молнией ты, наверно, стал телепатом.

- Я пьян, у меня сил нет, - возразил Крег, - может, всё это мне вообще показалось.

У него опять наступила минута прозрения. Эмоции, овладевшие профессором, были так сильны, что, даже не касаясь его, он читал его мысли, как открытую книгу с крупным шрифтом.

Учитель думал, что судьба подарила ему возможность экспериментировать с человеком, подвергшимся воздействию шаровой молнии. Он уже давно проводил психологические опыты с сыновьями Великого Шамана, а теперь к ним добавится и Крег. Уникальная комбинация. Да, будущее профессора психологии становилось перспективнее день ото дня. Нужно только следить, чтобы аспиранты его не обошли, но сделать это проще простого. Молодые люди самолюбивы, тщеславны и совсем не искушены в политической борьбе, а он съел в ней не только собаку, но и всех своих конкурентов. Что делать, такова жизнь, со времён сотворения мира известно, что в любом королевстве может быть только один Король, будь это первобытное племя, кафедра в престижном университете или влияние в научном мире...

Крег поднял глаза на профессора. Тот был настолько поглощён своими мыслями, что не заметил взгляда ученика, а у Крега в мозгу стали возникать странные образы, как будто кто-то срывал пелену с событий, о которых давно ходили тёмные слухи.




* * *

У Великого Шамана родилось трое детей, два близнеца - Жан и Жак - и один обезьяноподобный, ни на кого не похожий детёныш. Когда такое случалось в его племени, отец должен был своими руками убить дьяволёнка и показать его тело старейшинам, но Великий Шаман пожалел сына, тем более что жена умерла при родах и про существование третьего ребёнка никто не знал. Сынок его был наказанием Божьим: с хвостом, с когтями вместо ногтей и рожками на голове. Шаман отдал его на воспитание Учителю, которому когда-то оказал очень важную услугу. Он подарил профессору много кусков жёлтого металла и просил воспитать сына-уродца и проследить за образованием двух других. Он считал, что в современном мире вожди его племени должны иметь университетское образование и учёную степень. Учитель согласился, но после смерти Великого Шамана отдал уродца в приют. Профессор не хотел признаваться в этом самому себе, но он боялся мальчика, у которого были сверхъестественные способности. Его братья, Жан и Жак, тоже были одарённые дети, но с ними профессору было гораздо проще. Им он помог окончить университет и взял к себе в аспирантуру.




* * *

Учитель долго молчал, а потом произнёс длинную, витиеватую речь, в которой говорил о величии Науки, долге перед Человечеством и мелочности людских страстей. Крег его почти не слушал, теперь он увидел истинную сущность своего научного руководителя. Он понял, почему Хельга так скептически отзывалась о собственном отце, который был его кумиром. Иметь с ним дело он больше не хотел. На следующий же день он сказал профессору, что неудачно упал, получил сотрясение мозга и напрочь лишился способности к телепатии. Учитель сразу понял, что его обманывают, но вида не подал.

Эта размолвка была на руку Жаку, он хотел занять не только место любимого ученика профессора, но и стать его родственником. Жак был убеждён, что, породнившись со своим научным руководителем, быстро сделает себе карьеру. Брат-двойник во всём ему помогал. Они с энтузиазмом участвовали в опытах Учителя и выполняли все его пожелания, а за его спиной гипнотизировали Хельгу. Делали они это так, как учил их отец. Хельга сопротивлялась изо всех сил, но борьба была слишком неравной, скоро у неё наступило нервное истощение, и она оказалась на грани помешательства. Крег пытался ей помочь, но и вдвоём они не могли одолеть детей Великого Шамана. Тогда Крег всё рассказал профессору. Учитель выслушал его и надолго замолчал.

- Неужели вам безразлична судьба дочери? - спросил, наконец, Крег.

- Конечно, нет.

- Что же вы собираетесь делать?

- А что, по-твоему, я должен делать? Любовь зла. Заставить Хельгу вернуться к тебе я не могу.

- Жак и его братец - преступники, они сделали из вашей дочери психологического инвалида.

- Ты это никому не докажешь.

- Докажу, я работаю над прибором, который сможет записать их бандитские мысли.

- Суд не считает это уликой.

- Если вы выгоните близнецов из своей группы, Жак поймёт, что ему ничего не светит, и оставит Хельгу в покое. Она выздоровеет.

- И вернётся к тебе? - спросил профессор.

Престижная премия была для учителя важнее здоровья дочери. Он не хотел ссориться с детьми Великого Шамана, пока они были нужны ему для опытов. Вскоре он опубликовал результаты экспериментов. Успех превзошёл все ожидания, но близнецы обиделись, что их не включили в число соавторов и ушли из университета. Жениться на Хельге Жак уже не хотел, но держал её в качестве заложницы. Братья организовали собственную лабораторию, а Учитель воспользовался каким-то благовидным предлогом и уволил Крега со своей кафедры. Некогда любимый его ученик оказался в отчаянном положении. Денег на продолжение собственных исследований у него не было и, хотя его хорошо знали в научном мире, университеты не торопились приглашать его к себе. У Крега была репутация неуживчивого ворчуна. Его талант привлекал людей гораздо меньше, чем отсутствие дипломатических способностей тех же людей отталкивало. Он стал работать дома. Сконструированный им прибор уже позволял определять силу поля человека и цвет его ауры. В простых случаях он даже мог читать мысли. Очень осторожно Крег стал испытывать своё устройство. Он ходил на соревнования по поднятию тяжестей и настраивал прибор на спортсменов и зрителей. У тех и других мыслей было немного, и читались они легко. Тяжелоатлеты вообще не чувствовали, что за ними следят. Исключение представлял лишь один, который всё время выступал в бейсбольной шапочке и перчатках. Настраивая свой прибор на него, Крег всегда наталкивался на барьер.

Когда работа Крега приняла зримые очертания, он поехал на конференцию. Там он обратил внимание на участника, который за несколько дней ни разу не снял с головы шляпу, с рук перчатки, а с глаз - тёмные очки. Этот человек вообще вёл себя довольно странно. Доклады он слушал с большим вниманием, но сам не выступал и ни в каких спорах не участвовал. Как-то во время ланча он подсел к Крегу. Сквозь солнечные очки видны были его дьявольские глаза. Они гипнотизировали Крега и, не понимая, как это произошло, он рассказал незнакомцу о Хельге, об её отце, о сыновьях Великого Шамана и о работе над аурометром, на которую ему отчаянно не хватало денег. Незнакомец всё внимательно выслушал и обещал помочь, а вскоре учредил грант, который официально должен был ускорить разработку приборов для измерения биологического поля человека. В научном мире понятия не имели кто этот смурной чудак, но слухи о нём ходили самые невероятные. Говорили, что на пальцах у него были когти, а на копчике хвост. Даже шляпу он носил будто бы для того, чтобы скрыть рога. Рассказывали, что из школы его выгнали за то, что он жестоко бил одноклассников, называвших его чёртом. Приёмный отец, который получил на его воспитание огромные деньги, отдал мальчика в приют. После окончания школы буйный подросток поступил в университет и за два года с отличием его закончил. На людях он почти не показывался, друзей у него не было, и, не тратя время на общение с другими, он развил в себе разнообразные способности. Его фирма, выпускавшая компьютерные игры, процветала. На доходы от неё он и создал свой фонд. Благодаря этому фонду, у Крега появился реальный шанс выжить, и он воспрянул духом. Нужно было лишь грамотно представить проект исследования. По условиям вновь учреждённого фонда учёный, завоевавший первое место, получал огромный грант. Его хватило бы и на уплату долгов и на создание высококачественной модели аурометра. Основными соперниками Крега были потомки Великого Шамана и Учитель. Они так расписали своё оборудование, прошлые заслуги и будущие успехи, что их красиво составленные презентации произвели на жюри не меньшее впечатление, чем действующий макет Крега. Жюри объявило, что для определения победителя будет проведён специальный тест.

Четырёх финалистов накануне экзамена привезли в элитный пригород и поселили в отдельных коттеджах. Условия были шикарные, но Крег всю ночь не мог сомкнуть глаз. Ни самовнушение, ни снотворное не действовали. Он заставил себя не вставать с постели, пока не прозвонит будильник. Только после этого он поднялся и открыл окно. Через полчаса должна начаться финальная пулька. По требованию Спонсора в ней будут принимать участие оба брата Жак и Жан. Каждый участник финала будет отвечать на вопросы у себя в коттедже, вдали от соперников, чтобы не нервничать и не отвлекаться. Потом за каждым из них приедет лимузин и отвезёт на торжественную церемонию. В последний момент Спонсор заставил Жюри принять поправку, по которой в случае отсутствия победителя грант дадут человеку, занявшему второе место. Если не будет первых двух призёров, то деньги дадут третьему, ну а если по каким-то причинам на церемонию придёт только учёный, занявший последнее место, то всё достанется ему. Опоздавшие и не явившиеся не получат вообще ничего. Это можно было назвать причудой Спонсора, но она была официально занесена в правила. В конце концов, кто платит, тот и заказывает музыку.

Крег сел перед компьютером. Заиграла лирическая мелодия, и экзамен начался. Продолжался он девять часов, и к концу его Крег чувствовал себя совершенно обессиленным. Слипающимися глазами он смотрел на монитор. Через несколько минут экран замигал и он увидел, что первое место занял Учитель, второе и третье поделили братья-близнецы, а он оказался на четвёртом. Крег с трудом поднялся, вышел из дома, сел в лимузин и почти тот час же заснул.




Первый сон Крега

Ему снилось, что он не дождался машины и пешком пошёл на автобусную остановку. Когда он был на половине пути, начался жуткий ливень. Просёлочную дорогу совершенно размыло, и он уже жалел, что не остался в коттедже ещё на одну ночь. Еда там была, крыша над головой тоже, а в его ситуации это уже немало. Ведь когда его дом пойдёт с молотка, ему даже жить будет негде. Правда, за четвёртое место ему полагалась "утешительная" премия, но деньги, которые он получит, утешить его не смогут. Он оглянулся, увидел свет фар и поднял руку. Машина остановилась. Это был неуклюжий вездеход на непропорционально больших колёсах. Крег сел, откинулся на сиденье и посмотрел в окно.

- Можно побыстрее? - сказал он, глядя, как кусты вдоль дороги медленно поползли назад.

Ему ничего не ответили. Он повернул голову. На водительском месте никого не было. Звука мотора тоже он тоже не слышал.

- Как же я еду? - подумал Крег и вывернул руль вправо. Колёса стали поперёк колеи, и это резко замедлило ход. Потом машина остановилась, и из темноты раздались ругательства. Крег вжался в сиденье. В раскрытом окне показалась огромная волосатая рука, схватила руль, повернула его на место и вновь исчезла в темноте. С ужасающей ясностью Крег увидел, что на пальцах вместо ногтей были когти. Машина опять поползла по грязи с прежней скоростью.

Когда автомобиль выехал на асфальтированную дорогу, он снова остановился, дверь открылась, и на водительское место тяжело опустился мужчина огромного роста в чёрных очках и шляпе. Он вытер руки о сиденье, надел перчатки, повернул ключ зажигания и нажал на газ. Подождав пока Крег придёт в себя, он сказал:

- Что же ты мне не помог толкать машину по этой грязюке, ещё и руль вывернул. Не грант тебе за это надо дать, а по рогам, вот что, - он захохотал и посмотрел на Крега. Крег испугался и отвёл глаза. Впереди в свете фар он увидел двух людей, медленно переходивших дорогу. На плечах они несли железную трубу, к середине которой был привязан мешок. Крег узнал сыновей Великого Шамана и с ужасом почувствовал, что в мешке они несут тело Учителя.

- Стой, - крикнул Крег, - стой.




* * *

Проснулся он от бешеного сердцебиения. Водитель убрал руку с его плеча и спросил:

- Кошмары мучают?

- Да.

- Не бойся, мы скоро приедем.

- А я и не боюсь, - ответил Крег и скосил взгляд на шофёра. Разглядеть его было трудно. Волосы были закрыты шляпой, руки - перчатками, а лицо - большими солнечными очками.

- Поспи ещё, - сказал водитель, - когда будем подъезжать, я тебя разбужу.

- А долго ехать?

- Примерно полчаса и ты старайся думать о чём-нибудь приятном, например, о том, что ты будешь делать с деньгами, когда получишь грант.

- Я его не получу, - пробормотал Крег.

- В жизни всё бывает, - возразил шофёр, но Крег его уже не слышал, он опять провалился в тяжёлый сон.




Второй сон Крега

...Грузовик на полной скорости мчался на пешеходов.

- Вот они, братья-разбойники, профессора убили, чтобы денежки получить, - сказал шофёр, - но я сейчас с ними разделаюсь. Ведь они идут налево, так? Так, - ответил он сам себе, - и трубу несут на левом плече, правда? Правда. Значит, если мы врежемся в них, то снесём трубой их головы. Педаль газа до отказа, - крикнул он, и, вцепившись одной рукой в руль, а другой в плечо Крега, захохотал как безумный. Крег пытался высвободиться, но когти глубоко впились ему в плечо. Горло его сдавило, он захрипел и проснулся.




* * *

- Ну, ты, парень, и шебутной. Кричишь во сне, - сказал водитель, убирая руку с его плеча, - выходи, мы уже приехали, - он остановил машину у главного входа и открыл дверь. Крег выскочил и побежал на церемонию.

После речи председателя была самая важная часть - награждение. Делать это должен был Спонсор и все с нетерпением ждали его появления. Некоторое время сцена оставалась пустой. Крег почувствовал, что у него ноет плечо и, посмотрев на пиджак, увидел там пять маленьких, аккуратных дырочек. Как раз по размеру когтей. В тот же момент из-за кулис вышел огромного роста мужчина в шляпе, чёрных очках и белых перчатках. Он поздравил всех участников и пригласил победителя на сцену. Никто не вышел.

Учителя в зале не было.

Тогда Спонсор сказал, что по условиям конкурса грант будет вручён человеку, занявшему второе место, и вызвал Жака.

Жак тоже отсутствовал. Не откликнулся и его брат-двойник.

Спонсор посмотрел на Крега. Сквозь затемнённые стёкла были видны его дьявольские глаза.

Крег, как загипнотизированный, поднялся и направился к нему.

- Поздравляю, - сказал Спонсор и, не снимая перчаток, крепко пожал его руку. В ладонь Крега впились когти, и он охнул.

- За такие деньги можешь и потерпеть, - прошептал Спонсор, - тебе досталось всё, и грант, и Хельга, и золото моего отца, которое профессор не успел истратить.

Он вручил Крегу пакет и, безумно захохотав, пошёл за кулисы.




© Владимир Владмели, 2005-2017.
© Сетевая Словесность, 2005-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]
Словесность