Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Колонка Читателя

   
П
О
И
С
К

Словесность



КРЫСОЛОВ


    1

    Конечно, мыши, крысы. Сотни крыс.
    О, город Гаммельн, как ты беспощаден -
    От флюгеров и черепичных крыш
    До мостовых, их выступов и впадин.

    Одних пекарен больше сорока.
    Шуршанье крыс в подпольях и подвалах.
    Луна, кругла, как детская щека,
    И россыпь звезд на пряничных овалах.

    О, город Гаммельн!.. Пляшущий фонарь
    У магистрата тускло догорает.
    И до сих пор на улицах, как встарь,
    Здесь еженощно дудочка играет.

    И до сих пор - сегодня, и вчера,
    И завтра - этот зов невыносимый
    Заслышав, выбегает детвора,
    Скользя по камню пятками босыми.

    О, Гаммельн мой!.. Луна блестит в пруду.
    Не прозвучит ни окрика, ни слова
    Волшебного - и я опять иду,
    Иду, иду за дудкой Крысолова.


    2

    За Крысоловом, за Крысоловом, за...
    Жалкая крыса, я замыкаю цепь.
    Мне все равно - куда, я, закрыв глаза,
    Переставляю лапки, забыв про цель.

    Дудка играет, музыку узким ртом
    Медленно выдыхает мой скупой властелин.
    Я не желаю знать, что будет со мной потом,
    В сумраке улиц, вязком, как пластилин.

    Красной брусчаткой, лапы стирая в кровь,
    Серою цепью - вдаль, волоча хвосты.
    Дудка играет, пятится Крысолов,
    Смотрит луна с немыслимой высоты.

    Даже сквозь веки я различаю свет
    То ли луны, то ли этих холодных глаз.
    Серые тени зыблет сырой норд-вест,
    Дудка играет, дудка играет в нас.

    Там, за краем обрыва - вечность и пустота.
    Пятится - сумасшедший - страх - накрывает - крыс:
    Навзничь, в серые волны, он срывается вниз,
    Не отнимая дудки от веселого рта.

    За Крысоловом, за Крысоловом вслед,
    Я, последняя крыса, музыки зов ловлю,
    В воздухе распадаясь в клочья... и мой скелет
    Ляжет на дно рядом с ним, кого так люблю.


    3

    Он уведет моих крыс и утопит в море.
    Я уже слышу дудочку - тише, мыши! -
    Мне их не уберечь, в полуночном хоре
    Жаб, лягушек, цикад, - они тоже слышат
    Дудочку... Мама, двери закрой покрепче!
    Звери мои уйдут, побросавши зерна, -
    Им не нужна еда, когда дудка шепчет,
    Жалуется, свистит, и они покорно
    По мостовой бредут, и ведут, и тащат
    Розовых крошек и стариков мутноглазых...
    Море блестит вдали, и чернеет чаща
    Там, на склонах, где я не была ни разу.
    Он уведет моих крыс, моих сильных, мудрых,
    Серых моих зверей, мою рать и стаю.
    Розами им не стать. Наступает утро.
    Я им пою, пою, - и моя простая
    Песенка их опять заставляет плакать,
    Капли дождя и слез на усах повисли,
    Дождь все идет, на склонах, наверно, слякоть,
    Вечная мерзость - как в наших жалких мыслях.
    Он меня победил. О, мой город, горе,
    Горе тебе - не будет ни роз, ни деток.
    Крысы ушли, они утонули в море.
    Дети ушли, как крысы, из теплых клеток.
    Мне четырнадцать лет, я умру под вечер
    Завтра. В густой воде, как они, растаю...
    Розы плывут в волнах, голоса и свечи.
    Спит Серафина, гаммельнская святая.


    4

    Мне было четыре года, когда отец сделал мне дудку.
    Мне было четыре года, когда отец...
    Мне было четыре года.

    Играй, дитя, живи, страдай,
    Рождай мороз и жар,
    И душу дьяволу продай
    В обмен на Божий дар.
    Играй, дитя, как я не смог -
    Чаруй, даруй, дыши
    Мелодией, и будь как Бог -
    Пусть даже без души.
    Играй, дитя!.. - и я играл,
    Как мне велел отец.
    Немало я потом украл
    Колечек и сердец.
    За мной бежали со всех ног
    Красотки - тру-ля-ля!.. -
    Я был им - худ и босоног -
    Милее короля!
    Была одна средь них, она
    Все шла за мной, все шла...
    Но только музыка одна
    Любовь моя была.
    Вот - стаи птиц над головой,
    Вот - ветер за спиной.
    И путь камнями и травой
    Стелился предо мной.
    О, няньки прятали детей,
    Заслышав нежный зов!
    Моих сияющих сетей
    Был так велик улов!
    Все звери, птицы, каждый гад,
    Букашка, человек, -
    Бежать за дудочкою рад,
    Лететь за дудочкою рад,
    Ползти за дудочкою рад,
    Любя навек, навек!..
    Но с каждым днем труднее мне
    Переставать играть.
    Я видел девочку во сне...
    Мне страшно умирать.
    Была ли крошка хороша?
    Не помню... Много лет...
    Но у нее-то есть душа,
    А у меня-то нет!
    Она стояла босиком,
    Подняв лицо к луне,
    И пела тонким голоском,
    И пела жалким голоском,
    Фальшивым, слабым голоском!..
    Но плакал я во сне.
    Играй же, дудочка! Ко дну
    Тяни мою вину.
    Я в темно-синюю волну
    Спиной вперед шагну.
    И мне с собой не унести
    Ни песен, ни сердец.
    Прости, дитя мое, прости.
    Прости меня, отец.

    Она стояла на берегу босиком и смотрела на меня.
    Она стояла на берегу босиком.
    Она стояла на берегу...

    * * *




© Ольга Родионова, 2000-2018.
© Сетевая Словесность, 2000-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Мария Косовская: Жуки, гекконы и улитки [По радужным мокрым камням дорожки, по изумрудно-восковым листьям кустарников и по сочно-зеленой упругой траве медленно ползали улитки. Их были тысячи...] Марина Кудимова: Одесский апвеллинг [О книге: Вера Зубарева. Одесский трамвайчик. Стихи, поэмы и записи из блога. - Charles Schlacks, Jr. Publisher, Idyllwild, CA 2018.] Светлана Богданова: Украшения и вещи [Выхожу за первого встречного. / Покупаю первый попавшийся дворец. / Оглядываюсь на первый же окрик, / Кладу богатство в первый же сберегательный...] Елена Иноземцева: Косматое время [что ж, как-нибудь, но все устроится, / дождись, спокоен и смирен: / когда-нибудь - дай Бог на Троицу - / повсюду расцветет сирень...] Александр Уваров: Убить Буку [Я подумал, что напрасно детей на Буку посылают. Бука - очень сильный. С ним и взрослый не справится...] Александр Чусов: Не уйти одному во тьму [Многие стихи Александра сюрреалистичны, они как бы на глазах вырастают из бессознательного... /] Аркадий Шнайдер: N*** [ты вертишься, ты крутишься, поёшь, / ты ввяжешься в разлуку, словно в осень, / ты упадёшь на землю и замрёшь, / цветная смерть деревьев, - листьев...]
Словесность