Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Танкетки


И  УВИДЕЛ  ОН,
ЧТО  ТАНКЕТКИ  ХОРОШИ


Разворачивайтесь в марше

Я пишу эту заметку по итогам конкурса танкеток, проходившего на сайте "Сетевая словесность". Прежде всего я хочу искренне поблагодарить всех авторов, принявших участие в конкурсе, ибо через них обрела свое конкретное воплощение эта новая поэтическая форма. Радостно видеть, что более трехсот танкеток, присланных на конкурс - это не просто поэтические эксперименты и упражнения; но, напротив, эти тексты настолько интересны и разнообразны, что я предлагаю рассматривать присланные на конкурс танкетки как хрестоматию танкеток, по которой через сто лет филологи будут изучать, какими выразительными средствами пользовались в поэтических миниатюрах русские поэты начала XXI-го века. Совсем не претендуя на полноту анализа, в этой заметке я хотел бы рассказать лишь о двух-трех моих наблюдениях, касающихся присланных на конкурс текстов.




Мама мыла раму

Из наблюдений над собой и знакомыми у меня сложилось такое впечатление, что когда человек пробует писать первые танкетки, у него вначале получаются простые, синтаксически однообразные тексты. (Я не хочу сказать, что это плохие, неинтересные танкетки. Напротив, они могут быть очень поэтичны.) Такие танкетки бывают, как правило, одного из двух видов. Один из них - это танкетки, просто перечисляющие наблюдаемые объекты, как правило, с помощью существительных, например:

Чаинка
на яйце

     (Шталь)

Второй тип таких танкеток - это тексты, рассказывающие о наблюдаемых процессах простыми предложениями, например:

консервы
протухли

     (steba)

Я ожидал, что на конкурс будет представлено много именно таких танкеток. Приятным сюрпризом для меня было то, что такие танкетки присутствовали, но не доминировали. Поэтическое мышление участников конкурса оказалось на удивление разнообразным.




Ворон сидит на ветке

Другое интересное наблюдение, которое можно сделать - это то, что в конкурсе практически отсутствовала "японщина". В отличие от, например, русскоязычных хайку, которые до сих пор находятся под сильнейшим влиянием японских образцов, почти ни в каких танкетках не использовались традиционные образы, заимствованные из японских поэтических миниатюр. Такой решительный отказ от эпигонства является свидетельством определенной поэтической зрелости участников конкурса.

Тогда можно поставить вопрос шире: а если говорить не о образах, а о традиционных настроениях японской поэтической миниатюры - представлены ли они в танкетках на этом конкурсе? Ответ: таких танкеток немного, но они есть на конкурсе. Вот, например, танкетка, проникнутая чувством саби (которое включает в себя одиночество, покой и легкую печаль):

только
глоток        луна

     (Широки Мируками)

А вот танкетка, выражающая чувство ваби (ощущение скромности обыденной реальности):

То чума
То чумка

     (Валерий Прокошин)

И еще один пример - танкетка, в которой заметно чувство югэн (ощущение непостижимости мира):

Следы
Ящерицы

     (Сумимасен)




Цитата - точка опоры

Одна особенность, которую можно заметить во многих танкетках на конкурсе и которую трудно было предсказать - это их основанность на цитате или пословице. (Можно сделать несколько рискованное обобщение, заявив, что если танкетка не рассказывает о том, что герой наблюдает в физическом пространстве, то она рассказывает о том, что герой наблюдает в текстовом пространстве.) Кое-какие танкетки сами целиком являются цитатой, и тогда они представляют лишь ограниченный интерес; чаще танкетка берет цитату за основу и развивает ее. Наиболее интересные танкетки, основанные на цитате, элегантно пользуются двустрочностью танкетки. В одном случае читателю напоминают цитату в первой строке, а во второй строке мысль развивается, например:

Три сосны
Лабиринт

     (Роман С)

В другом случае читатель узнает цитату в конце второй строки, и тогда читателю приходится переосмысливать первую строку, например:

Твой дом
Я татарин

     (Валерий Прокошин)




Корпускулярно-волновой дуализм

Стихи можно читать с бумаги, а можно воспринимать на слух. Большинство стихов пишется так, чтобы можно было использовать любой из этих двух способов восприятия. Однако некоторые написаны так, что их геометрическая форма на бумаге дополняет их смысл, и таких текстов оказалось неожиданно много среди представленных на конкурс танкеток, например:

на  ки  те
 трислона

     (Георгий Жердев)

Другие танкетки комбинируют влияние вида текста и звучания текста на читателя, создавая интересный эффект. Например:

у страха
глаза О

     (Роман С)

Если мы читаем эту танкетку на бумаге, буква О похожа своей формой на широко раскрытый круглый глаз; а с другой стороны, если мы произносим эту танкетку вслух, громкое О - это в точности то междометие, которое используют, чтобы описать что-то большое.




Возрождение силлабики

В наши дни русского поэта почти невозможно заставить писать силлабикой. Трудности написания такого текста не окупаются, поскольку читатель неспособен воспринять силлабическую структуру текста при обычном темпе чтения. Поэтому очень интересно отметить, что раздел циклов на конкурсе танкеток стал чуть ли не единственным контекстом в современной поэзии, где были написаны поэтами и были прочитаны читателями силлабические стихи.

Дело в том, что некоторые авторы решили писать циклы танкеток не как циклы отдельных стихотворений-танкеток, а как одно стихотворение, состоящее из танкеток так же, как обычное стихотворение состоит из строк. В этом случае каждая танкетка переосмысляется как шестисложная строка с цезурой после второго или третьего слога. Оказалось, что разбиение текста на танкетки, а не на строки делает возможным для читателя восприятие силлабической структуры такого текста в обычном темпе чтения. Другими словами, читатель читает такой текст с обычной скоростью, и успевает при этом замечать, что этот текст состоит из танкеток (точно так же, как при чтении с обычной скоростью стихотворения с размером читатель успевает замечать, какой у строк размер). Например:

Забастовка

Не шибко
чистыми

премьер
министрами

народ
не доволен

и вылез
из штолен

     (ABL)

Как вы видите, размер (который мы автоматически, по привычке вчитываем в эти строки) и даже клаузула строк-танкеток резко меняется посреди текста (с трехстопного ямба на двустопный амфибрахий, и с дактилической на женскую), однако танкеточная форма, выдержанная с начала до конца текста, позволяет этим фрагментам плавно перетекать один в другой в рамках одного текста.




Заключение

В этом тексте я хотел показать, что участники конкурса танкеток создали интересные виды танкеток и циклов танкеток. Хотелось бы видеть в этом залог того, что развитие русских танкеток на этом не остановится, а приведет к становлению танкетки как одной из основных кратких твердых форм в русской поэзии.



Ссылка: Две строки, шесть слогов: Конкурс танкеток.




© Алексей Верницкий, 2003-2017.
© Сетевая Словесность, 2003-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность