Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


Танкетки


ДВЕ  СТРОКИ,  ШЕСТЬ  СЛОГОВ:
КОНКУРС  ОТКРЫТИЙ


Помните, Гребенщиков описывал ситуацию культурного застоя такими словами:

      И над кухней-замком
      Возвышенно реет
      Похожий на плавки
      И пахнущий плесенью флаг.

Именно в таком застое находились уже несколько десятилетий сверхкороткие тексты в русской поэзии (говоря "сверхкороткие", я имею в виду, что они в два-три раз короче, чем японские хайку). И именно потрепанный флаг-плавки развевался над ними до совсем недавнего времени; этим флагом являлось одностишие Вознесенского:

      Чайка плавки Бога

Уже почти четыре десятилетия это одностишие было хрестоматийным примером сверхкороткого поэтического текста, и оно казалось очень хорошим, потому что других хороших или лучших сверхкоротких поэтических текстов не было. (Я утверждаю это, в частности, потому что выдающихся сверхкоротких текстов нет в архиве моностихов, собранном Дмитрием Кузьминым. Я хотел бы поблагодарить Дмитрия Кузьмина за разрешение использовать его архив в моих исследованиях.)

Ситуация изменилась кардинальным образом после того, как я, после долгих экспериментов со сверхкороткими текстами, сформулировал определение оптимальной, по моему мнению, сверхкороткой твердой формы; я назвал такие тексты танкетками (по аналогии с японскими танка). Каждая танкетка должна состоять из двух строк, насчитывающих в сумме шесть слогов (есть еще некоторые дополнительные правила, с которыми вы можете ознакомиться в моей первой статье о танкетках).

Учитывая одаренность Вознесенского-экспериментатора, неудивительно, что его текст про плавки имеет оптимальную форму, т.е. оказывается танкеткой. Правда, для этого его приходится записать в две строки, так:

      Чайка
      Плавки Бога -

однако это разбиение на строки оправдано, поскольку вставленный словораздел приходится на то место, где при чтении вслух делается естественная пауза.

Конечно, само по себе определение танкеток не могло изменить ситуацию со сверхкороткими текстами в русской поэзии. Однако оно оплодотворило, или, точнее, удобрило ту почву, на которой сверхкороткие тексты могли бы расти, но не росли раньше. Десятки танкеток, написанных разными поэтами, убедили меня в перспективности этой формы.

Но настоящий расцвет новой формы начался тогда, когда сайт "Сетевая словесность" согласился провести конкурс танкеток. Я благодарен персонально организаторам конкурса: Евгению Горному, Георгию Жердеву и Дмитрию Манину. Кроме них, в жюри конкурса согласился войти еще один известный деятель литературного рунета Роман Лейбов. Я пишу эти строки через полмесяца после начала конкурса и за полмесяца до его конца; конкурс, так сказать, пересекает свой экватор. За это время на конкурс прислано более 200 танкеток, но, что более важно, их уровень оказался в целом выше, чем я ожидал. Надо сказать, что когда конкурс начался, я и другие организаторы опасались, что участники завалят его произвольными шестисложными словосочетаниями, а несколько жизнеспособных танкеток будут скорее исключением, чем правилом. К чести нашей поэзии, я могу сказать, что этого не произошло. Лишь около 2% представленных текстов являются мусором, а все остальные представляют меньшую или бОльшую, а иногда и большУю поэтическую ценность. Качество текстов сравнимо или превосходит качество ранее написанных сверхкоротких текстов. Это радует меня, поскольку означает, что танкетки действительно являются интересной и перспективной поэтической формой, которая способствовала возрождению и активизации целой области русской поэзии. После этого конкурса уже нельзя будет говорить о том, что Вознесенский с плавками является бессменным знаменосцем русских сверхкоротких поэтических текстов, но лишь о том, что он является хронологически первым среди равных.



Ссылка: Две строки, шесть слогов: Конкурс танкеток.




© Алексей Верницкий, 2003-2017.
© Сетевая Словесность, 2003-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]
Словесность