Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



МАЛОБЮДЖЕТНЫЕ  СНЫ


 


      * * *

      Чудеса не случаются, просто идут домой,
      Как прохожие, зря потратившие выходной.
      Как подброшенный камень Земля возвращает вспять.
      Как лазурное небо не может меня обнять.

      Чудеса - там, где в рамке твой чёрно-белый сон.
      Там, где я расстреляла, наверно, последний патрон.
      С тополей белолистных сдувает последнюю спесь.
      Был вчера львиный норов, да, видимо, вышел весь.

      А листва зелена и как будто готова ждать.
      Ты смеёшься - не будет, как раньше. Я вру опять.
      На любом языке (волжский говор, английский, иврит...)
      Замерзают слова. Подо льдом твоё чудо спит.

      24.07.11

      _^_




      * * *

      Надкусываешь яблоко, краснеть
      Не научившись даже для приличья.
      Так брызжет сок. Его б запечатлеть,
      Заставить жить по местному обычаю.

      Чтоб выветрился запах тех садов,
      Где Ева знать не знала, что ей снилось,
      Что самозваных много есть богов,
      Да каждый, блин, свою пиарит милость.

      Ещё бы знать, куда девать раздор,
      На деле с этим яблоком несхожий.
      Твои глаза - за что-то мне укор.
      Наверное, за холодок под кожей.

      За тихий омут с терпкою водой,
      Где ночи ширь и песни с придыханьем.
      Не хочется ни в танцы, ни домой.
      Не хочется. Зелёный вечер ранний.

      Под знаменем заката я уйду,
      Оставшись лепестками на паркете.
      Не отцветала б яблоня в саду
      Запретная и слаще всех на свете.

      1.06.12

      _^_




      * * *

      Из жёлтой маршрутки - по белому снегу,
      Из снов ледяных - в предрассветную негу.
      Наверно, в аду будут те же порядки,
      Там тоже в маршрутках теряют перчатки.

      Там тоже всё серо. В обиду, как в кокон,
      Затянуты все среди праздничных окон,
      Дивлюсь я на небо, стою дура-дурой,
      Со звоном сползает вторая натура.

      Смотри ж на меня, на разбитую вазу,
      Где горе-мечты осыпаются сразу.
      Летать я умею, примите на веру,
      Лишь крылья сыщите вы мне по размеру.

      В дождливой Москве, над Арбатом нелётным
      Я б через туман воспарила охотно,
      Но облачность давит, в меня ты не веришь,
      Как в Деда Мороза за запертой дверью.

      И сломанной куклой я еду в маршрутке,
      Глотая стихи, где в словах промежутки
      Похожи на город родной под снегами,
      Похожи на сны ледяные меж нами.

      Мы лгать разучились, да правды боимся.
      Не хочешь - не надо. По-русски простимся.
      Пускай дознаются друзья и коллеги.
      Из слёз полуночных - в рассветную негу.

      02.12.11

      _^_




      * * *

      Разорву все стихи, но останется проза.
      Разгоню всех друзей, но останешься ты...
      Вспоминай иногда свою странную розу,
      Даже если прекрасней бывают цветы.

      Март 2006

      _^_




      * * *
        Памяти Дениса Милованова

      В тополиной солнечной истоме
      Белый город грезит наяву.
      Удаляю твой мобильный номер.
      Ты прости за то, что я живу.

      Что брожу по золотистым тропам,
      Город открывая без ключа,
      Что полжизни, может, пол-Европы
      Проскрипело мимо, хохоча.

      Ты прости, что сказок не читаю
      И в один лишь верю мир земной.
      Златовласка, девочка из Рая
      Здесь не назвала тебя мечтой.

      Вспомянут тебя душистым хлебом
      В доме, где уснули провода.
      Тополя качаются под небом,
      Убаюкав сказку навсегда.

      9.08.07

      _^_




      * * *

      Наверно, он тоже в опале,
      В ловушке прибрежных песков.
      В каком-то гламурном журнале
      Он вычитал сон про любовь.
      Наверно, как я, по ошибке
      Он думал, что это тупик.
      Конечная! Дальше всё зыбко.
      Отчаянный чаячий крик.
      Куском раскалённой латуни
      Светило за город скользнёт.
      Скорей же настраивай тюнер,
      Там песня любимая ждёт.
      А что нам ещё остаётся?
      Греть руки с чужого костра,
      Его принимая за солнце
      И думать - ну вот и пора.
      В мобильном мелодия стужи.
      Пора бы её поменять.
      Он тоже в реале не дружит
      Ни с кем, кого можно обнять.
      Все ходят по странному кругу,
      Петляя, как зайцы в степи,
      Не зная, не видя друг друга.
      Так легче для всех. Let it bee.

      11.08.09

      _^_




      * * *

      Всё смешалось - лунные поляны
      И земные - вдоль ж/д - огни.
      Спи, моя нездешняя. Светлана.
      Или Анна. Бог с тобой, усни.

      Это так бывает в межсезонье,
      Вянет солнце, алый цвет кроша,
      Холодеют листья, что ладони.
      Каменеет зыбкая душа.

      Поздно заговаривать рассветы,
      Да и сказки детства нам малы.
      Пролетела звёздочка-ракета
      Звонким наконечником стрелы.

      Кто кого. А я всё принимаю -
      Близкий берег, золотую даль.
      Только вот лазоревому маю
      Предпочла б седеющий февраль.

      Горстку фиолетового снега
      Зачерпнуть и оказаться там,
      Где ещё не вспыхнули побеги
      Наших то ль комедий, то ли драм.

      Спи, моё внеплановое чудо,
      Где бедовый город за окном.
      Мы оттаем от немой простуды.
      Засыпай, а я - потом. Потом.

      18.09.12

      _^_




      * * *

      А хлебом насущным ты станешь уже потом,
      Когда осенит нас октябрь золотым крылом,
      Когда все значенья слова поменяют влёт,
      А слёзы той осени вдруг превратятся в лёд.

      А там подо льдом будет много взрывчатки слов,
      В седом монитора сиянье - тоски улов.
      Как в омут бросать нам соцветья сухих "как дела?",
      Костры разводить, чтобы вспомнить, куда я шла.

      И стоит теперь-то стихов городить огород,
      Когда наши реки забвенья - молчанья вброд
      Давно одолели, и мнится, что всё же не зря,
      Роднит до сих пор нас тот день золотой октября,

      Где чёрная с белой встречается полосой,
      Где в карих глазах у судьбы мы искали покой,
      Которую осень я пью этот день вновь любя,
      Лишь жаль иногда, что тогда я не знала тебя.

      5-6.10.13

      _^_




      * * *

      Мы отныне два острова-побратима,
      Части суши бездомные, камень, пыль...
      Между нами дрейфуют неотвратимо
      Два разбитых корыта - на счастье! В штиль.

      Фиолетовый омут - Солярис домашний.
      Горьковаты на вкус эти воды, и вот
      Вы уже различаете шпили на башнях.
      Сонный город, который своих не сдает.

      И куда вам деваться с подводной лодки,
      Буря стихла, но ветер опять не наш.
      Капитан выпивает грамм триста водки
      И ведет свое судно туда, где пляж.

      Между нами пролив, два разбитых корыта,
      Лет тринадцать без страха, тоска маяка.
      И посланье в бутылке надежно укрыто
      Фиолетовой мглой, что на вкус горька.

      Мы его прочитаем при свете зыбком.
      Угостясь с корабельных запасов вином.
      И вода отразит на два мига улыбки
      Там, где в скалах, пожалуй, темно и днем.

      А пока мы два острова несвободы,
      И маяк не горит, и морзянка не впрок.
      Солнце встанет, плеснув в эти странные воды
      То ли золота горсть, толь ещё островок...

      10-11.05.15

      _^_




      * * *
            Лене Ластовиной

      Она приходит в среду, невзначай,
      С собой весну приносит за плечами.
      Мы говорим, прихлёбывая чай,
      О том, что чудаки зовут стихами.

      Мы разные, как август и декабрь,
      Но не враги. Хотя едва ль подруги.
      Мы убиваем мартовскую зябь
      Горячими блинами на досуге.

      Дивится прошлогодний календарь
      На эту столь привычную картинку...
      Айда смотреть на звёздчатую даль
      И трогать бархатистые травинки!

      Обои цвета кофе с молоком -
      Родные стены - с ними не поспоришь.
      Давай до лета добежим пешком,
      Чтоб оказаться в гуще пёстрых сборищ.

      И ветер на блестящих проводах
      Возьмёт аккорд гитарный. Будет песня.
      А в ней слова о странных городах,
      Где нас не ждут, похоже. Хоть ты тресни.

      Однако, далеко нас занесло,
      И на стихи, пожалуй, что хватило.
      ...Вновь форточка скрипит мотив без слов
      В гостеприимной полутьме квартиры...

      Она уйдёт. Останется весна
      Со мною допивать остатки чая.
      Вдруг из-за Волги выплывет Луна.
      И подмигнёт. И я её узнаю.

      Апрель 2002

      _^_




      * * *

      Можешь мне возражать, напуская под утро туману,
      Отвечать холодком на тепло, ведь на то он и май,
      Быть в сети, где бессонниц твоих заполнять я не стану,
      Впрочем, я разрешаю, мою у меня - отнимай.

      Говори о погоде московской, о ценах и сценах,
      Согревая ладонями воздух искристый ночной.
      В бесполезное варево дня мы войдем непременно,
      Растеряв по дороге, пожалуй, излишний покой.

      А пока ты молчишь, устаревшим внимая наветам,
      Полнолунье читая как карту, где ясен маршрут,
      Я топчусь на пороге у мая, предвестника лета,
      Где тропинки порой так внезапно навстречу бегут.

      Говори с темнотою, московское время потерпит,
      Как терпели бумага и клавиши где-то в пути.
      Через несколько дней от луны остается лишь серпик.
      Через миг (или десять) узнаю, что ты - не в сети.

      2-3.05.15

      _^_




      * * *

      Беззвучна, словно радиоволна,
      Летящая сквозь тучи в синий мрак,
      Я не смогу молчать тебя до дна,
      Пусть ты возводишь стены кое-как.

      Я не смогу забрать осенний лист
      Домой, как то, что стало не моим.
      Ты множишься, где город мой речист,
      И где ещё твой смех мне слишком зрим.

      Как вечный прочерк между "нет" и "да",
      Мы всё теперь - ни сжечь, ни сохранить,
      Гербарий откровений в никуда.
      Считать шаги, разматывая нить,

      Осталось, да об осени, о ней
      Замерзшие три слова рвутся в бой.
      И я, как прежде, на твоей волне,
      Беззвучно пребывая за чертой.

      2-3.11.15

      _^_




      * * *

      Уже не страшно ступать по минам,
      Уже тверда подо мной земля.
      Лишь на рассвете ладони стынут,
      О чем-то смутно мой день моля.

      На сонных дачах умыта зелень,
      Грозы напиток давно - до дна.
      Безумству храбрых мы даже пели.
      Слова не помню лишь я одна.

      В свой тихий омут хочу обратно.
      В костюме жабьем, но быть живой.
      Ходить по минам десятикратно,
      И, аки посуху, вновь домой.

      Под диким небом сплетают ветки
      Кусты жасмина и абрикос.
      Была бы в помощь зари подсветка.
      А там - за ветром да под откос.

      Рожденный ползать стреляет в спину,
      Угрюмый снайпер забыл приказ.
      Уже не больно. Ладони стынут.
      Пароль - ты помнишь? - один у нас.

      13.07.15

      _^_




      ОЛЕ

      Зелёная скамейка у подъезда -
      Прибежище надуманных проблем.
      Пусть в чьей-то жизни я была проездом,
      Но в чьей-то задержалась насовсем.

      Сутулый тополь смотрит виновато,
      Мол, нечем одарить, не обессудь.
      Не нужно мне ни серебра, ни злата.
      Мне б просто рядом посидеть чуть-чуть.

      А воздух здесь по-прежнему зелёный,
      В плену больших кварталов-близнецов,
      Детей собою гордого района
      С названьем сумасшедшим - Семь Ветров.

      Здесь во сто крат милее воркованье
      Асфальта сизокрылых сторожей,
      И так же назидательно ворчанье
      Собаки на четвёртом этаже.

      А я сижу и слушаю машины,
      И тополь всё скрипит над головой.
      Я впитываю говор голубиный
      Своею исцарапанной душой.

      Зелёная скамейка вряд ли знала,
      Что я сюда вернуться захочу,
      Что прежде чёрных дней текло немало,
      А мне зима была не по плечу.

      Отпрянула непрошеная вьюга,
      И нет обид. Когда-нибудь сюда
      Присядет сероглазая подруга -
      В мою ладонь весенняя звезда.

      Начало 2001

      _^_




      * * *

      Это было давно и, по-моему, даже неправда.
      В чьём-то радужном сне, в девяносто каком-то году.
      Я украдкой писала стихи. Говорят, даже складно.
      Обречённо любила нескромную телезвезду.

      Шли мы стройным галопом по чьим-то манящим Европам,
      Покоряли унылые пляжи и дебри лесов.
      Разбрелись все давно... Там, где ими открытые тропы.
      Я ж осталась стоять с бестолковым пучком васильков.

      Я давно позабыла цвет моря и запах сосновый.
      Звёздный мальчик подрос и уже не поёт на заказ.
      Потеряла тропинку. Теперь вот ищу её снова.
      Говорят, это юность проходит. Проходит сквозь нас.

      Февраль 2002

      _^_




      * * *

      Запах розы - всего лишь духи.
      Я пройду - и виденье растает.
      Наши чувства - всего лишь стихи.
      Прочитал и забыл. Так бывает.

      25.02.02

      _^_




      * * *

      Чем ближе осень, тем походка легче,
      Чем дальше в лес, тем хуже интернет.
      Меня звезда упавшая не лечит,
      И я ступаю вновь на свой же след.

      Зависла тьма от Питера до Сочи,
      И ей перезагрузка не грозит.
      Толпа бесславных знакобукв и точек
      Вновь переждет в молчанье свой транзит.

      Молчит река с упавшею звездою,
      И даже песне отключили звук.
      Напрасно я стучусь в кино немое,
      Чужое, не моё, как "ну а вдруг?..."

      Круги замкнулись, дремлет кольцевая,
      Мой след мне мал, и эта ночь мала.
      Иду направо - снова оживаю,
      Иду налево - лучше б прямо шла.

      Из круга вон, как я уже умела.
      (Забыт пароль. Восстановить? Уйти?)
      А осень лишь очертит желтым мелом
      На зыбкий свет окольные пути.

      15-16.08.15

      _^_




      * * *

      Отныне молчу, ты и так всё знаешь
      Про всё, о чём между строк - не впрок.
      Гроза непременно вернется в мае,
      А это был лишь пробный хлопок,

      Чтоб мир не забыл, что весна - так близко.
      Четыре уикенда, сто тысяч надежд.
      Я буду опять поздравлять по списку
      И этих, и тех, облака цвета беж

      Скрывают рассвет, и пока не ясно,
      Зачем дожидаюсь я сей весны.
      С разбега врывается звук несогласный
      В мои столь малобюджетные сны.

      И вновь умолкаю, встречая без риска
      Всё то, что сказать мне захочешь сейчас.
      В маршрутках утрами играет диско,
      А значит - молва будто мимо нас.

      Ни нашим, ни вашим, я снова попала
      Туда, где попал огонек в глаза.
      И если бы что-то так жить мне мешало,
      Так только чужая печаль и гроза.

      1.02.2015

      _^_




      * * *

      И эти мгновенья осыпятся горсточкой звезд,
      Стеклянных, бумажных, как будто для самых последних
      Желаний, к примеру, чтоб вырос над пропастью мост.
      Стихи перестанут стучаться, как злые соседи.

      Рассветы наполнятся разумом чуткого сна,
      Ты станешь застывшею каплей в чужом фотоснимке.
      Как будто не осень, и будет ли дальше весна,
      С нездешней сиренью и небом, как две половинки.

      Мы сменим пароли, звонки и значенья пустот,
      Поделены тайны меж теми, кому параллельно.
      А может, всё будет мучительно-наоборот -
      Московский сентябрь, догорающий в окнах кофейни,

      Блаженные тучи на крышах, где мир не чужой,
      Где миг обожжет и польется стихами мне в чашку...
      Но август подкрался всего лишь транзитной грозой.
      И звезд не видать, лишь повсюду осколкобумажки.

      1-2.08.15

      _^_




      * * *

      Звёзды не падают, крепко висят на небе,
      Солнце, луна ли, им в сотый раз всё равно.
      Тонешь. Твой омут зовется мягкая мебель.
      Дно уже близко, но только зачем нам оно.

      Здесь что-то шепчут цветы золотого июня.
      Ложь неопознанна, правда уснула пьяна.
      Томный закат, как предвестник моих полнолуний.
      Кто-то сбывает мечты, но, похоже, не нам.

      Звезды не падают. Падаем мы, не заметив.
      Льется вода в решето, исчезают слова.
      Ты строишь стены до неба, как в детстве столетий.
      Только вот в небе свободно гуляет молва.

      Солнце, луна, что им, право, какие-то стены.
      Звезды разделим, ведь это лишь горсть серебра.
      Что дальше будет? Утонем. Хотя - по колено.
      Звезды не падают. Боль доживёт до утра.

      14-15.06.15

      _^_




      * * *

      Все пляжи расчерчены на квадраты,
      Все мысли за нас уже кто-то думал.
      Ни в счастье твоем я не виновата,
      Ни в том, что осталась цветком неразумным,

      Обрезанным кадром, стихами вприпрыжку,
      Неузнанной узницей, даже без грима.
      Лишь галька шуршит под спасательной вышкой,
      Чужие закаты так зорки и зримы.

      Ещё невиновна я в том, что молчанья
      Бывает шесть видов, и ты номер третий.
      И в каждой избушке - свой треснутый чайник,
      Свой город-магнитик, где сонные дети.

      Я тоже умею быть плюшево-снежной,
      Сворачивать горы бесшумно, но быстро.
      Читать гороскопы, встречать по одежде,
      Знать все, кроме истины горькой, лучистой.

      Вина не доказана, где-то у моря
      В далеком году над предутренним Сочи
      Жила моя тень, в ней ни счастья, ни горя.
      А нынче - твоя. И мои многоточья.

      Август-сентябрь 2015

      _^_




      * * *

      Ночь босыми ступала пятками,
      Оставляла следы апельсинные,
      Мне в зрачки гляделась украдкою,
      По ушам мне шуршала шинами.

      Подсмотрела, чего невидимо,
      Зачеркнула всё лунным росчерком.
      Запрягали мы долго, видимо.
      Ехать поздно, пьяны извозчики.

      Синь колышется сонным бархатом,
      Как стихи чужие нескладные.
      Здравствуй, ночь-босячка, рубаху-то
      Хоть накинь, утрами прохладнее.

      Здравствуй, летнее словоблудие.
      Нарисуй мне светлую полосу.
      Чтоб дышалось с утра полной грудью мне.
      Чтоб не пелось с чужого голоса.

      26-27.05.15

      _^_




      * * *

      Я рву на мелкие кусочки
      Когда-то милую тетрадь.
      Я как убийца-одиночка.
      И ей придётся умирать.

      И с прошлым пасмурным, но звонким,
      Я расправляюсь не спеша.
      Его бумажная душонка
      Теперь не стоит ни гроша.

      Она теперь - весёлый ворох
      Подснежниковых лепестков
      На зелени ковра, как морок,
      Глядит сквозь странность старых слов.

      Я сяду в тёплую маршрутку,
      Перехитрив весенний дождь,
      И станет мне немного жутко
      От взглядов будничных. Так что ж?

      Дождя холодные объятья
      Поднять заставят воротник...
      Однако ж странное занятье -
      Порвать и выкинуть дневник.

      Март 2002

      _^_




      * * *

      Эту песню новую свою
      Отпускаю в люди наудачу.
      Оттого так громко я пою,
      Чтоб никто не понял, что я плачу.

      Ноябрь 2000

      _^_



© Ольга Василевская, 2000-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2015-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]
Словесность