Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Колонка Читателя

   
П
О
И
С
К

Словесность



        ПОЛЕТ  В  МДП


        * Прозрачен воздух...
        * ВУРДАЛАК
        * Море застыло...
         
        * Отец убитых почтальонов...
        * Старые дома...
        * БАЛТИЯ


          * * *

          Прозрачен воздух
            В стенах сентября,
          Алеет в листьях
            Кровь под тонкой кожей.
          Закончен день,
            Хотя еще не прожит,
          И призрачна
            Ушедшая заря.
          Открыт сезон,
            И выстрелов поток
          Сметает время
            В круговом движении
          Летят деревья,
            И летят мишени.
          Плоть холодна,
            И поведен итог.
          Остывший ствол,
            Пространственный изгиб.
          Зациклен миг,
            Хотя еще не вечен.
          В овраге зверь
            Землею раны лечит,
          Хотя три сотни
            Лет назад погиб.

          _^_




          ВУРДАЛАК

          Простите,
            Неспокоен будет сон.
          Простите,
            Я не скован долгой стужей.
          А в облаках застыл полночный звон -
          Январским ветром колокол разбужен.
          Его язык покрылся черным льдом,
          И, раскачавшись, бился он о нёбо.
          Засыпан снегом мой печальный дом.
          И он, и я - мы одиноки оба.
          И брошены мы оба на краю
          Москвы
            Закрытых штор,
                Замков в подъездах.
          И, землю взрыв, надгробия встают
          В косых крестах
            И буквицах облезлых.
          Так неожидан
            Кладбища забор.
          Проспект оборван.
            Трубы и вороны.
          Так повелось с каких-то давних пор -
          Мы одиноки, если нас хоронят.
          Я был всегда таким -
            Лишь существом
          В пиджак,
            Нелепо скроенный,
                Одетым.
          И вот задел однажды рукавом
          Косяк двери.
            Плоха была примета.


          Швы разошлись.
            И жизнь не подошла.
          Мне по размеру,
            Или по покрою.
          Еще дрожала голая душа -
          Покрылось тело белой пеленою.
          Так труповоз
            Бежал до гаража,
          Так землю били,
            Ковыряли ходко.
          Я всех просил немного подождать -
          Не подождали.
            Видно, грелась водка.
          И гроб поплыл. Отвесная земля
          У гладких стен.
            И зимние могилы
          Букетов целлофаном шелестят
          И шепчут вслед :
            "Не забывай нас, милый".
          Я не забуду вас,
            Я к вам вернусь.
          Я взрою землю -
            И кротом ослепшим
          Я в этот мир беспамятный прорвусь,
          Сквозь твердь земли
            И стылых досок скрежет.
          Я выползу,
            Изодранный и злой,
          И побреду.
            Калитки скрипнет дверца.
          И будто длинной, острою иглой
          Боль новой жизни
            Мне проколет сердце.


          И жаль, что плакать
            Нежити нельзя.
          Выть можно мне,
            Но невозможно плакать.
          Мне взглянет пес кладбищенский в глаза -
          Зальется лаем,
            Подогнувши лапы.
          Мороз мне сдавит сердце,
            Словно жгут.
          И бросятся
            Мне под ноги ограды :
          "Куда идешь?!
            Ведь там тебя не ждут!
          Куда идешь?!
            Не уходи!
              Не надо!"
          А я пойду, упрямый и немой.
          Коль сторож пьян -
            То он меня пропустит.
          И временно
            Оставлю за спиной
          Последний дом,
            Мою обитель грусти.
          И на ходу
            Иные вспомнив дни,
          По прежним адресам пойду.
                На ощупь
          Вдоль длинной
            И изломанной стены,
          Кругами темной,
            Непроглядной ночи.


          И восполняя
            Кровью пустоту,
          Я подойду
            К чьему-то изголовью,
          Почувствую -
            Клыки мои растут,
          И полнится
            Душа моя любовью.
          И завершая чьей-то жизни круг,
          Без звуков,
            Без следов,
              Без отражений,
          Скажу ему: "Люблю тебя, мой друг.
          Мой бедный друг,
            С такою нежной шеей".

          _^_




          * * *

          Море застыло
            Холодным и мутным стеклом,
          Последних три века
            Недвижимы здесь облака...
          Выселен мир,
            Перечеркнут,
              Назначен на слом,
          Высохшей глиной
            Местами подмазан слегка.
          Звезды осыпались с неба
            И в воздухе пыль,
          Падает вниз штукатурка
            С измученных стен.
          Прежний хозяин на старость
            Созвездья копил,
          Но к окончанью времен
            Кошелек опустел.
          Окна забиты,
            И в комнатах темных покой.
          Сроки сосчитаны,
            Миру указан предел.
          Все упаковано -
            Более здесь никого
          Кто бы остаться
            В обители этой хотел.
          Нет огорчения
            И сожаления нет.
          Небо последним закатом
            Осветит крыльцо.
          Будут стучаться
            В окошки соседних планет
          Души бездомные
            Прежнего мира жильцов.

          _^_




          * * *

          Отец убитых почтальонов
          Идет по улице, шатаясь
          Его влечет запретный танец
          Детишек стройные колонны
          Его приветствуют и машут
          Пышнобукетными цветами
          И шоколад в руках их тает
          И темной жижей лица мажет.
          И брюха жирные трамваев
          Гудят от перенапряженья,
          И, вдаль вытягивая шеи,
          Летят в зарю столбы и сваи.
          И, с санузлами совмещёны,
          Слепят нас трубами оркестры,
          Расстрига совершает мессы
          И чрева раскрывают жены.
          Из чрев коты на свет выходят,
          Идя к рассвету неуклонно.
          Детишек стройные колонны
          Котов когда-нибудь угробят.
          Отец убитых почтальонов
          Не реагирует на праздник,
          Он гонит квас и вечно квасит,
          И с кваса в сон беднягу клонит.
          Земля плывет перед глазами,
          Столбы бросаются на бампер.
          Ночь порвалась и сумрак в лампе.
          Окончен свет.
              Закончен саммит.

          _^_




          * * *

          Старые дома
            Цвета яблок антоновских
          Покрыты разводами серыми,
          Снизу - моча,
            Сверху - дождь.
            Старые дома
          По скверам гуляют,
            Играют в домино
              С пенсионерами.
          О детях своих сочиняют
            Красивую ложь.

          _^_




          БАЛТИЯ

          Станут ржавыми камни,
              Туман
          Поползет в мои сны,
          И портовый джазист
          Протрубит отступленье весны,
          Лед по кромке пойдет,
          И пропойно охрипнут басы,
          И стивидор загонит
          Вчерашний вагон на весы,
          И ослабнут борта,
          И кингстоны отмерят часы,
          И баркас поплывет
          Умирать у песчаной косы...

          _^_



          © Александр Уваров, 2002-2017.
          © Сетевая Словесность, 2002-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность