Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




МАЛЬТИЙСКИЕ  СОКОЛЫ


Июньским вечером 2022 года в центре Москвы прошла большая стритрейсерская гонка имени пророка Илии, финансируемая посольством Мальты.

Отец Иоанн, настоятель собора святого Серафимия, почти два месяца готовился к решающей схватке. Вот уже пятый год подряд он участвовал в заездах, но до сей поры добирался лишь до малопочётного третьего места, неизменно проигрывая как всегдашнему фавориту гонок, отцу Гондонию, так и некоему юному дьячку из деревни Сафроново, изрядно разбогатевшему на конфискованном у местных еретиков-дачников имуществе и купившему по случаю прокачанный гоночный "Роллс-ройс".

Проигрыши стали подтачивать прежде несокрушимый боевой дух святого отца.

Паства роптала.

Особенно же наседали на него зажиточные прихожане.

"Даром мы тебе, батька, за выступления на крестинах отстёгиваем?" возмущались они. "да на конюшню свою, почитай, каждый месяц тысяч по сорок басурманских бумажек загребаешь, а то и по пятьдесят. Обложил со всех сторон, а результату - никакого. Хоть бы разок порадовал... Вон, в соседнем приходе настоятель по копеечке берёт, всего-то на параплане над Новодевичьим летает, а уж восемь раз призы брал. Нехорошо, отче, нехорошо и обидно!"

На слова их отец Иоанн особого внимания не обращал.

Светская болтовня, пустая и порожняя.

Да и куда они от святого отца денутся?

Знают же прекрасно, что без справки от настоятеля районной церкви и лицензии на бизнес не получить, и чадо в институт не пристроить, и кредит в банке не оформить.

А ежели совсем батюшке досадить, так по его представлению можно и в Управу Благочиния загреметь. А там, в Святоотеческом Изоляторе Заочного Отпевания (СИЗО в просторечии), в одной камере с ведьмами, ведьмаками, упырями и прочим диссидентским сбродом, всю свою греховность буквально до печёнок можно прочувствовать, да с тем безвременно и опочить.

Так что ропот прихожан батюшке не слишком досаждал.

Но вот обидно было, что треклятый Гондоний на своём вооружённом как сухопутный крейсер "Майбахе", да ещё этот провинциал на стремительном серебристом "Роллс-ройсе" авторитет его священнический в самую московскую грязь втаптывали, так что и прежде покорные и бессловесные прихожане (подумать только!) стали роптать.

Нет, серию неудачных заездов надо было прервать во что бы то ни стало!

Для этого не жалко было потратиться на новейшую, спортивную модель "БМВ", стартовые бустеры, двигатель с турбонаддувом и комбинированную систему питания, позволяющую закачать в критический момент изрядную порцию закиси азота.

В светлый июньский вечер святые отцы съехались на стартовую площадку возле Ильинских ворот.

Кого здесь только не было!

Был тут и отец Савватий, архиерей Заиконоспасского монастыря, на верном своём "Мерседесе", от бампера до бампера покрытом боевыми шрамами, отчётливо и грозно выделявшимися на общем небесно-голубом фоне.

Ведомо было Иоанну, что Савватий намеренно не выправлял металл, дабы изрубленный в боях ветеран внушал страх юным и впечатлительным иереям, вздумавшим впутаться в смертельную гонку.

Был и отец Даниил, клирик церкви Козьмы и Дамиана. Скромный завсегдатай гонок на гибридной "Тойоте". Праведник и аскет, недавно самолично постом, молитвой и бичеванием приведший к покаянию беспутную бабу-газетчицу, поднявшую было скандал из-за отсутствия кассовых аппаратов в принадлежащих отцу Даниилу супермаркетах, но с Божьей помощью счастливо усмирённую.

Был и отец Амвросий на "Хаммере", в бампер которого был вмонтирован реликварий с мощами самого святого Георгия. Амвросий весьма и весьма уповал на помощь святого, однако же и с небесной помощью неизменно проигрывал, ибо каждый раз принимал для храбрости горькой, хоть и освящённой им же самим, настойки, после чего мчал, не разбирая дороги и решительно спрямляя все повороты, далеко выходя за пределы трассы, так что однажды поперёк движения пересёк МКАД и очнулся лишь, съехав в реку у Белоомута.

Были... Конечно, и отец Гондоний и этот, провинциал.

Куда ж без них!

Фавориты, чтоб их разорвало!

Гондоний, похоже, навесил на "Майбах" ракеты новой конструкции. Прежние были с тепловым наведением (от этих можно было ловушками отбиться), а эти - покруче будут, поопасней. С интеллектуальной системой самонаведения, с бортовыми компьютерами.

"Не иначе, как с католиками снюхался!" с озлоблением подумал отец Иоанн. "За границей купил, у нас такого отродясь не делали. Вот напишу на тебя куда следует - попомнишь меня, антихрист!"

И, смачно сплюнув на ладони, потёр их друг о друга.

Сигнал к началу гонок подала, махнув распятием, сестра из Покровского монастыря.

Таганские девки бойкие, их часто на гонки приглашали.

Взревели моторы. Поплыла перед зрителями синяя завеса дыма.

Гонка началась.

Сорвавшийся с места многоцветный поток машин пронёсся по Ильинке, быстро вытягиваясь и истончаясь по узости пути, и, не снижая скорости, ворвался на Васильевский спуск.

Трасса гонки была заранее утверждена патриархией и по строгому приказу самого патриарха заранее и полностью очищена от припаркованных машин, некстати установленных торговых терминалов, дорожных столбов и даже рекламных щитов, убрать которые было под силу одной лишь Церкви.

Потому, не встречая особых препятствий, святые стритрейсеры накручивали обороты, безжалостно обходя и подрезая друг друга.

После поворота на Москворецкую набережную разрешалось применять оружие.

И сразу же появились первые жертвы.

Бронированными клыками, намертво приваренными к бамперу, отец Гондоний подцепил невезучий "Мерседес" Савватия и, подбросив немилосердно, обрушил заревевшую в падении машину в реку.

Иоанн едва успел заметить блеск от взмывших в воздух брызг, как и сам едва не попался на подобный приём.

Подобравшийся сзади Амвросий боднул чувствительно его машину, судя по всему, проткнув-таки фронтальным ломом багажник.

"Сволочь, прости Господи!" подумал Иоанн.

И включил разбрызгиватель фенола.

"Хаммер" Амвросия скрылся в фенольном облаке, вылетел из него на мгновение, тут же закрутился волчком, опрокинулся на бок и, пропахав по задымившемуся асфальту неглубокую борозду длиной метров в пятьдесят, врезался с маху в опору Устьинского моста.

"На Котельническую выезжаем" отметил Иоанн.

Это было опасное место.

В высотке на набережной жили ведьмы, которые часто обстреливали из гранатомётов рясоносных гонщиков.

Говорят, привычку такую взяли они после того, как года два назад во время рождественских гонок какой-то неопытный в зимних гонках новичок влетел аккурат в витрину местной вудуистской лавки, причинив владельцам оной изрядный урон.

Вот и сейчас какая-то стерва засадила из древнего РПГ по головной машине...

"Неужели Гондонию крышка?" обрадовался было Иоанн.

Но преждевременна была радость его.

Хитрый фаворит гонок вовремя притормозил, пропуская вперёд юного дьячка, серебряного медалиста.

И проскочил сквозь облако взрыва и густой сноп осколков, лишь слегка повредив себе ветровое стекло.

"Второе место!" воодушевился Амвросий.

Серебряная медаль - уже неплохо.

Сразу же после поворота от Гончарной набережной на Таганку он прибавил обороты и вплотную прижался к лидирующему "Майбаху".

И тут коварный Гондоний применил самое опасное своё оружие.

Ракеты!

Расширившимися, по-совиному круглыми глазами смотрел затрепетавший отец Иоанн, как открывается камуфляжная крышка и из внутреннего отсека выдвигаются грозно качающиеся на подвеске серые остроносые болванки.

И вот, бросив бело-оранжевый хвост, одна из них слетела с держателей и понеслась навстречу заметавшейся зигзагами иоанновой машине.

"Не-ет!" завопил Иоанн, сам не ведая, мысленно ли это делает или уже вслух.

И, с совершенно невероятной, от самого себя никак не ожидаемой силой крутанув руль, на полной скорости в долю секунды ушёл под Краснохолмский мост, одновременно услышав истошный визг тормозов, хруст металла, удар воздуха и грохот близкого взрыва и ощущая заползающую в ноздри густую, горячую волну воздуха, пропитанного запахами горелой резины, раскалённой стали и дымящегося пластика.

"Отец Даниил подбит!" сообщила бортовая рация. "Внимание, отец Даниил подбит!"

Ракета всё-таки нашла цель.

"Не меня..." выдохнул отец Иоанн.

И снова закрутил руль, выводя машину к Таганке.

Впереди громыхали разрывы и взлетали к небу облака дыма.

Рация трещала без умолку, сообщая о подбитых настоятелях, дьяках и монахах.

Отец Гондоний убирал конкурентов одного за другим.

Догнав его возле храма Николы на Радищевской, отец Иоанн обнаружил, что, собственно, нагонять-то больше и некого.

Свирепый Гондоний убрал всех конкурентов.

Кроме одного.

На Яузской отец Иоанн, решившись, пошёл на обгон.

"Майбах" завилял, преграждая ему путь.

И только тут Иоанн, прежде смотревший лишь на дорогу да на сигнальные огни лидера, заметил, что подвеска с ракетами пуста.

Свирепость отца Гондония выходила ему боком.

Решившись, отец Иоанн нажал на кнопку запуска закиси азота в камеры сгорания.

Машина, подпрыгнув, словно от неожиданного и увесистого пинка, рванула вперёд, на границе Яузской и Солянки обходя лидера.

И тут Иоанн, глянув (сначала торжествующе, а потом - с ужасом) в зеркало заднего вида, заметил поднимающуюся из лючка в капоте ещё одну оставшуюся на вооружении у "Майбаха" ракету.

"Вот засра!.." подумал Иоанн.

И, ударив по тормозам, выбросил одновременно спасательный парашют.

Машина, клюнув носом и покрышками обжигая асфальт, за мгновение сбросила скорость и остановилась, пропуская лидера прямиком в...

...заставленный машинами и находящийся за пределами трассы Спасоглинищевский переулок.

Увлёкшийся прицеливанием Гондоний явно пропустил поворот.

И за секунду до того, как взметнувшийся ввысь шёлк, слабея и опадая, накрыл машину, увидел Иоанн рыжий плеск пламени и услышал по рации вожделенное:

"Гондоний разбился! Внимание, отец Гондоний разбился! В квадрате "три" пожар, Гондоний разбился!"

"Так тебе и надо!" мысленно резюмировал отец Иоанн.

И, перекрестившись, нажал кнопку отстрела парашюта.

Золото было в кармане.

Хотя, конечно, в гоночной рясе карманы не предусмотрены.




© Александр Уваров, 2012-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность