Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




Будто бы правда, да и, в общем-то, не ложь


А утром Александр трясся в холодной маршрутке, с грустью пытаясь вспомнить хоть какие-то детали вчерашнего нисхождения в нирвану грубой и животной... а впрочем, не стоит. Зачем? Переживать только. Достаточно приятного чувства пустоты в желудке в сочетании с нахлынувшим полноводием мыслей. А что вчера? Вчера прошлое проводили и все. Впереди темное, гадкое и неприятное завтра. Ёперное будущее, как говорил его папан, не имея в виду, правда, ничего, в отличие от Александра, столь же печального. И ведь какими крепкими ни были нервы - порвутся. Жизнь - скажут. Жизнь... Это Александр понимал. Все-таки не мальчик. Помнит, как папа выводил в скобках "жизнь" на кассетах с фильмами, в которых герои так или иначе покидали этот мир. Все это понятно. Но не оттого мысли. Мысли потому, что не хочется. Не хочется вот так: с девяти до шести, а глядишь, и до десяти. Развлечения - по субботам кино, по пятницам ресторан, по средам бар с друзьями и далее по нисходящей. Не хочется: год стажер, два второй категории, три - первой, два - ведущей, от трех до пяти - главный, а потом бездна привычности. Ну кто он, чтобы выползти в дамки? Вот в дамки, короли, тузы хочется. А так. В общем, не хочется в будущее. А ведь придется. Куда он денется?

- Вот трахнутый город, - согласился с ним водитель маршрутки. - Приехали.

- Что случилось, что случилось, что случилось?! - заверещала толстая тетка, сидящая сзади.

- Что случилось - что случилось? - передразнил её водитель маршрутки. - случилась долбаная пробка.

- Мне на работу, - предупредила тетка.

Александр фыркнул. А потом задумался, откуда в такое время пробка.

- Откуда пробка? - озвучил он свой вопрос.

- А мне какая разница, - зло ответил водитель и ткнул пальцем вперед. - Я из-за поворота выехал и что вижу? Пробка.

Александр посмотрел вперед. На дороге жались друг к другу автомобили. Холодно. Там, в прошлом, холодная бесснежная зима. Но теперь - будущее. И пробка. Благо, ему на работу пока не надо. Это все в будущем. И пусть оно уже наступило, но эта его часть наступит чуть позже. Водитель тоже задумался о том, что же делать. Вон как ругается. Наконец, он еще раз кого-то послал, резко газанул, вывернул на тротуар и поехал в обратную сторону. Доехал до светофора и свернул на трамвайные рельсы, чтобы выбраться на параллельную улицу.

- Мне на работу, - напомнила тетка. Водитель покосился в зеркальце, но ничего не сказал.

- Вы верите в Бога? - вдруг услышал Александр звонкий девичий голос. Он резко обернулся и увидел девочку-подростка в розовой шубке, которая смотрела на него сквозь щель между сидениями.

- Нет, - ответил Александр первое, что пришло ему в голову.

- Значит, бога нет, - проговорила девочка, вздохнув.

- Почему же. Бог есть, - успокоил он девочку. - просто я в него не верю.

- Парадоксально! - воскликнула девочка и достала из рукава мобильный телефон. - Нюся! Привет! Что я тебе расскажу. Бог есть, но он в него не верит. Кто он? Опрашиваемый.

Может, это прошлое не пускает его. Александр не знал. Ведь, действительно, пили очень светло, даже неожиданно приятно было. Будто и не водку. Будто пили настойку всей прошлой жизни.

Маршрутка резко затормозила, визг тормозов сопровождался громким матом водителя. Александр посмотрел вперед. Пробка. Водитель оглянулся в салон и спросил:

- Кому-то на вокзал надо?

- Мне на работу, - еще раз предупредила тетка, остальные пассажиры промолчали, благословляя водителя на авантюры. Только Александр неожиданно сказал:

- Хотя бы уже снег пошел, что ли. Всю зиму без снега, - и вдруг загадал: если пойдет снег, в этой новой жизни, в этом будущем, вот сегодня. Не обязательно сейчас. А просто сегодня. Тогда он обязательно рискнет, несмотря ни на что, и пусть родители скажут, пусть обвинят, пусть...

Водитель покосился на него в зеркальце, но опять ничего не сказал. Вместо того, чтобы тратить время на слова, он поплевал через левое плечо и также резко, как затормозил, вновь выехал на тротуар, распугав прохожих и голубей. Поехали прямо через пустую стройплощадку. Александр мучался вопросом, как объяснить дома, что не хочет в будущее. Возможно, это и стабильность. Насколько будущее может быть стабильным. Но прошлое ему нравилось больше. Оно греет. Даже сейчас, сидя в холодной маршрутке, он не дрожал, потому что прошлое, не само, а так, остатки, все еще отдавало сохраненное тепло. Пропетляв меньше минуты дворами, под дружное "ох!" маршрутка въехала в очередную пробку. Водитель ругаться не стал, а просто вышел, громко хлопнув дверью.

- Мне на работу! Куда это он? - заволновалась тетка.

- С коллегой поговорить, - пояснил Александр.

- Слушай, - произнесла девочка, закончив разговор с Нюсей. - А как это Бог есть, но ты в него не веришь?

Он пожал плечами. Не только ведь в любви и вере дело. И в них, конечно. Но прошлое не одна любовь. Даже если веру прицепить рядом. Прошлое - это единение. Это сопереживание. Это откровенность. А что будущее? Ничего не будет.

- Не знаю. Как-то оно само так получилось, - ответил он.

- Ты интересный человек, - заявила девочка.

- Вот уж нет, - Александр скривился. В прошлом возможно. Он ведь даже стихи писал и читал Маркеса.

- Это я для реферата, - со значением произнесла девочка.

Александр задумался: поздравлять или нет с этим событием. Но пока он решал, вернулся водитель.

- Трахнутый город, - заявил он. - Бедный трахнутый город.

- Мне на работу, - заявила тетка.

- Мадам, - крикнул водитель, обернувшись. - Я рад. Бесконечно рад, что вы волнуетесь о своей работе. Но в центр не прорваться. Все улицы заняты машинами. Везде пробки. Даже переулки.

- А мне домой надо, - пробормотал Александр, и зачем-то добавил. - И, скорее всего, в будущее.

- Я понимаю, - грустно произнес водитель, выругался и продолжил. - Но я не господь бог. Проехать нельзя.

- В городах с метро таких проблем нет, - заявила девочка.

- Возможно, - согласился водитель. - Но что делать нам? Строить метро?

- Может, через стадион прорвемся? - предложил Александр.

Водитель с тоской посмотрел на машины вокруг и махнул рукой.

- Показывай.

- Да что показывать, - пожал Александр плечами. - Вон ворота.

Но только они дернулись, чтобы в них въехать, как из стадиона выехала другая маршрутка и безнадежно уперлась в пробку. Тут же её прижали машины, выбравшиеся следом.

- Вот оно как, - пробормотал водитель. - Надо из города вырываться.

- Мужчина, мне надо на работу! - заверещала тетка.

- Заткнись, тетка, или иди пешком, - успокоил её водитель и пробормотал тоскливо. - Надо из города вырываться. В поля.

- А вы верите в Бога? - спросила его девочка.

- На всякий случай, - ответил он, не глядя на ребенка.

- Вы тоже интересный человек, - заявила она и достала мобильник. - Нюся, слушай...

Машины стали заполнять тротуары. Водитель нервно посмотрел на это, что-то пробормотал и вывернул опять с проезжей части.

- Эх, с ветерком, - скривившись, произнес он и, нагло наплевав на правила, помчался. Гаишники его уже не волновали. Но сильно разогнаться он не успел. За поворотом перед ним вырос хвост пробки, занявшей не только проезжую часть, но и тротуары. Не останавливаясь, так как сзади напирали машины, он свернул направо, но опять увидел пробку. Тогда он заскочил во двор и, лавируя между пустой песочницей и качелями, выехал к перекрестку. Там, заглушив двигатель, стояли опустевшие машины. Александр посмотрел по сторонам и увидел их хозяев, которые грелись около костров. Маршрутка помчалась по тротуару. Иногда водитель уворачивался от идущих навстречу колон автомобилей и неожиданно возникающих пробок. Пока неожиданно не вырвался из города прямо в поле.

- Трахнутый город, - радостно закричал водитель. - Но маленький.

- Мне на работу, - заявила испуганно тетка.

- Тетенька, а вы верите в бога? - спросила девочка.

Водитель покосился в зеркальце и произнес:

- Трахнутый город.

И медленно поехал по замершей в камень земле.

- Я выйду, - произнес Александр, и пошел к выходу.

Маршрутка остановилась.

- Подумай. Трахнутый город, - спокойно произнес водитель.

- Надо, просто надо, - извиняющимся голосом произнес Александр.

- Ну, смотри, - сказал водитель и открыл дверь.

Вместе с Александром вышли почти все. Остались только девочка и тетка. Ну, первая понятно - она не знает, есть ли Бог. А вот почему осталась вторая? Да ладно. Александр решил не заморачиваться и просто помахал им вслед, от всей души желая счастья. И что вы думаете? Пошел снег.




© Максим Усачев, 2008-2017.
© Сетевая Словесность, 2008-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность