Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


Словесность: Поэзия: Тимур Тепленин

    Подайте мне над бездной покружиться...

    *Последняя агитбригада *Сто тридцать лет бродить...
    *Чуть остывшей весной семена... *Отбиваю минимум свободы...
    *Прощай, пейзаж бунтующего праха... *Сказка
    *Затянуло в знакомую черную дырку... *Подайте мне над бездной покружиться...
    *Мои шаги совсем не похожи... *Безумный день или развод Фигаро
    *Невнятный сон

    
    ПОСЛЕДНЯЯ АГИТБРИГАДА
    
    
        Дышала ночь восторгом сладострастья...
    Дышала падалью осенняя прохлада, стервятники готовились на взлет, последняя в миру агитбригада разучивала стих на крестный ход. Зимы ждала, зимы ждала природа, как ждет старушка смерти у окна. Тяжелый скарб геройского народа, кряхтя, тащила на чердак страна. Откуда смех? Откуда безнадега? Откуда в звездных искорках рассвет? Нам места всем хватает возле Бога, и лишь в трамвае не хватает мест. Раздвинь копыта, заскрипи зубами, обрушься, кирпичом забив виски. Любовь к земле все чешется гробами, полшага от надежды до тоски... Последняя в тоске агитбригада разучивала скетч про Новый год под несусветную осеннюю прохладу и под громоздкий праведный народ, которому всю жизнь одно - вперед. 29 октября 1995 г.
    Оглавление
    
    
    *  *  *
    
    Чуть остывшей весной семена
    вырастали на грядках крестами,
    веки-вехи веками венками
    заслоняли на крестах имена.
    Послезимье - стакан,
    наполнен стакан до краев
    и легко опустеет до дна...
    все ли ягодки были цветами
    в день,
    когда загоняла пинками
    в строй венков
    те цветы
    на кресты
    тишина?..
    Из земли семена,
    вырастая, тянулись кустами,
    но цветения некому ждать...
    ветер, ветки скрестив,
    торговал на погосте крестами,
    он всю зиму мечтал торговать.
    
    
    Оглавление
    
    
    
    *  *  *
    
    Прощай, пейзаж бунтующего праха,
    прощай, цветок, украсивший бетон,
    прощай, меж зелени темнеющая плаха,
    и умирающий под топором бутон
    дурацкой головы,
    не признающей страха.
    
    Прости - прощай, невидимый закон
    всеобщей усредненности. Так много
    ты мне остался должен, но дорога
    меня приводит на чужой балкон
    и не пускает в дом,
    и держит у порога.
    
    Пусть каркает охрипший телефон,
    замученный ненужными словами,
    я потерял надежду на обгон,
    но есть надежда не плестись за вами.
    
    
    Оглавление
    
    
    
    *  *  *
    
    
        "Параноики рисуют нолики..."
                Галич.
    Затянуло в знакомую черную дырку от бублика, отказала в локаторах глаз автоматика, но я чувствую, рядом - до боли знакомая публика, воют псами цепными потомки романтики. И хрустят под ногами пустые конфетные фантики... птичье вымя вторую неделю недоено, все пора распороть, а у нас ничего и не скроено, пенсионная книжка завязана розовым бантиком. Кто бы знал, как мне быть, как в кишках раскрутить перистальтику? А слабительным лечат дурные болезни истории... Треугольные дыры... ау! вы в Индийском? на Тихом? в Атлантике? в "Англетере"? в Париже? в общаге с табличкой "Астория"? Сдам экзамен на жизнь, на рубле дорисую три нолика, дорисую и выставлю в скромненькой серенькой рамочке. Говорят, жили-были когда-то в стране параноики... ...я в пижаме, в цилиндре, босой. Мне не выдали тапочки. 1988
    Оглавление
    
    
    
    *  *  *
    
    Мои шаги совсем не похожи
    на шаги булыжного Командора,
    ведь я гора,
    которая никак не хочет идти
    к дураку-Магомету.
    Рассветом или просветом
    кончается жизнь,
    даже если задыхаться выпало на закате.
    Создатель,
    махни мне рукой из-за тучи.
    
    Стучит паровое сердце
    агрегата локальных созвучий,
    ползучая контрреволюция
    стихотворных пророчеств,
    тайное общество имени Гоголя -
    воля и разум
    кормят объедками случай,
    надежда всегда остается...
    
    Вьется по ветру красный флажок:
    "Опасность. Проход запрещен".
    А я потихоньку...
    шаг, и еще, и еще шажок.
    Прыжок в летаргический сон
    в самом расцвете творческих
    лошадиных сил...
    Создатель,
    помнишь, я просил тебя
    махнуть мне рукой из-за тучи?
    
    
    Оглавление
    
    
    
    НЕВНЯТНЫЙ СОН
    
    Весна? - сухая прошлогодняя трава
    как отголосок родовой печали...
    приснится же крещенскими ночами
    такая вот игра
    в прозрачные слова!
    
    Но не болит,
    хоть и с похмелья, голова,
    слегка трещит
    морозным хмурым утром,
    и в ней - весна, трава,
    а на траве - дрова,
    наломанные весело и мудро
    по зову сердца
    и томящейся души.
    
    
    Оглавление
    
    
    
    *  *  *
    
    Сто тридцать лет бродить
    вокруг домов квартала
    и спать в песочницах,
    стараясь не разрушить
    следов детей и кошек,
    ползти пешком во тьму,
    заткнувшись и трезвея,
    и быть начальником,
    веселым и доступным,
    всех сторожей...
    
    
    Оглавление
    
    
    
    *  *  *
    
    Отбиваю минимум свободы 
    в стае громогласных кобелей
    просто потому, что это нужно, 
    так всегда ведут себя большие звери.
    Это надо, чтоб за что-то зацепиться, 
    чтоб для жизни были
    время и пространство, 
    чтобы суки знали свое место
    и щенков держали на границах
    территорий,
    данных им в подарок и на время.
    Это все, за что почетно биться,
    и за это уважает стая,
    и хвостами машут идиоты,
    для которых лучше то, что больше.
    Это вера в то, что не напрасно
    регулярно получал по морде
    в младших классах средней школы жизни.
    Годы, как репьи, сдирая с болью,
    можно благосклонно зубы скалить.
    
    Отбивая минимум свободы
    жирным карпом о затертый стол в пивнушке,
    буду чушь морозить как Морозко
    и подтаскивать идею на веревке,
    как бы там она не упиралась...
    Отбываю минимум свободы...
    31 авг 95
    
    
    Оглавление
    
    
    
    СКАЗКА
    
    Жил старик.
    Причем, со своей старухой.
    Выпивал через день,
    а если с душой,
    то - каждый...
    Выл про жизнь
    без голоса и без слуха.
    Вел хозяйство...
    Пока не помер однажды.
    
    А жил как в сказке
    и не просыхал от пота,
    был мичуринцем,
    но в кинах болел за белых.
    Служил когда-то сержантом
    в морской пехоте,
    тогда в нее отбирали
    самых сильных и смелых.
    
    Неудачный повод -
    как невод старый.
    Наливай за рыбалку,
    чтобы все было клево.
    Бог с ним, с телом,
    это всего лишь тара,
    и я знаю пунктик,
    где его можно сдать.
    За пиво.
    
    Смысла нету
    опять затевать панораму
    и чинить с регулярной мордой
    пустые сети.
    Можно круто на "беккере"
    сбацать любую гамму,
    но, боюсь, засмеют в конец
    музыкальные дети.
    
    Выдь на Волгу,
    пихни ногой золотую рыбу.
    Хватит спать ей,
    не осталось даже корыта...
    Пусть за нас потягает
    нетленную глыбу,
    а мы покуда поищем,
    где собака зарыта.
    
    11 апр 97
    
    
    Оглавление
    
    
    
    *  *  *
    
    Подайте мне над бездной покружиться,
    не прячьте вечный пропуск к Ильичу,
    я не хочу, как дурень, возродиться,
    но, как дурак, я вечно жить хочу.
    Не троньте тихой радости напиться,
    загромоздите выход к палачу,
    мне наплевать, что я совсем не птица,
    когда приспичит, я вовсю кричу.
    Но есть мечта: по-детски отбомбиться
    над городом. Во сне круги кручу...
    Но чуют правду и дают закрыться.
    На всякий случай. Вдруг я не шучу?
    
    15 дек 96
    
    
    Оглавление
    
    
    
    БЕЗУМНЫЙ ДЕНЬ или РАЗВОД ФИГАРО
    
    Безумный день, развод у Фигаро...  Над всей Одессой ясная погода,
    в Тбилиси тоже ясно и тепло, там хрен растет в любое время года.
    А Фигаро молчит и тихо спит.  Пробило дырку  где-то  в  стратосфере,
    и путь по существу уже открыт поклоном низким точно к высшей мере.
    Ай люли-люли...  Да в натуре  "волк"!  Таким  "французским" поят малолеток.
    Доколь же можно... и фламандский полк пал под ударом русских табуреток.
    
    Безумный день, а ночь уже тиха с бутылкой запредельного в обнимку.
    Герой не ждет попутного стиха, но мрачно смотрит свадебные  снимки.
    Убить ее ко всем своим чертям,  и с утреца слинять  на  стройку века?
    Бегут координаты по осям несчастного живого человека.
    
    Ах боже ж мой, как холодно зимой в стране непобедившего  склероза...
    Расширено понятие "домой", и на морозе воют паровозы.
    Висят координаты на осях,  замкнуло цепь, и фаза пролетела... 
    А в  бабе, что с полудня на сносях,  души в ней больше или больше тела?
    
    Сегодня в Акапулько выходной, и в Братиславе с вечера гуляют, 
    в Житомире - тоска и вечный бой, и наши на ненаших наступают...
    
    Безумный день, развод у Фигаро. Полураспад в снимаемой квартире.
    Его носки разнюхали в УГРО,  его портреты - на мишенях в  тире.
    Его слова вписали в манускрипт,  его приколы взвесили в ломбарде... 
    Открыто "Пиво", счет давно открыт на детском косметическом бильярде.
    Размякла память, черт ее дери, тоска по родине - и та в углу свернулась...
    кто не видал, как тушат фонари, тому надежда  даже не икнулась.
    
    Стучат. Здесь так всегда стучат,  надеясь шумом покорить просторы.
    Погрохают, повоют, помолчат... и в добрый путь,
    до новой лучшей ссоры.
    
    Заиндевел в прихожей атавизм,  закончена работа над обетом.
    Веселый паренек-капитализм озябшим под проценты парит лето.
    А под наркозом  ласточки свистят,  проблемы обретают чувство меры.
    И что - глаза?  Они всегда блестят отсутствием и появленьем веры.
    Пустая трата времени, ей-ей, искать любовь в огне большого дома,
    ведь это слово - чистый воробей, появится и растворится снова.
    
    И если б можно с карты воду пить и мерить все количеством трамваев...
    Москва чумеет, видя смыслы жить,
    Санкт-Петербург величественно тает.
    
    Зависло солнце  правдой Колчака,  провисло небо вечным трибуналом,
    уходит урожайность с молотка,  рождаемость в который  раз  упала.
    Разведка донесла, кто круче всех, осталось только потерпеть до мая
    с  привычкой в раскладушке тешить грех, домашних тапочек  нарочно не снимая. 
    Глухой герой за родину горой,  с китайским виски не страшна холера,
    не проберет бродяга-геморрой, не испугают крупные размеры.
    
    Но жизнь  идет, споткнувшись, как  всегда,  и завтра надо чистить керосинку,  
    разматывать стальные провода и  слушать  опоздавшую пластинку.
    
    Не волокут  на мономахов трон,  не награждают до седьмого пота,
    не заставляют убивать ворон,  не пристают с немыслимой работой,
    не отвлекают от разводных дел, не провоцируют на новые попытки,
    не доставляют изможденных тел, не посылают мрачные открытки.
    Не пишут  писем  в смысле отравить,  не дуют в ухо в смысле тонкой шутки,
    и даже не советуют пожить за честь и славу лучшей проститутки.
    
    Безумный день, развод  на сто чертей и с миской щей на выцветшем комоде,
    и к чаю помидор, а к ней...  а к ней - поди, узнай...
    но  при любой погоде...
    1 января 1997
    
    
    Оглавление
    
    
    

    [Написать письмо]




 
 

Солнечные батареи в москве - продажа солнечных батарей в москве "ЭкоВольт".

ecovolt.ru


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Мария Косовская: Жуки, гекконы и улитки [По радужным мокрым камням дорожки, по изумрудно-восковым листьям кустарников и по сочно-зеленой упругой траве медленно ползали улитки. Их были тысячи...] Марина Кудимова: Одесский апвеллинг [О книге: Вера Зубарева. Одесский трамвайчик. Стихи, поэмы и записи из блога. - Charles Schlacks, Jr. Publisher, Idyllwild, CA 2018.] Светлана Богданова: Украшения и вещи [Выхожу за первого встречного. / Покупаю первый попавшийся дворец. / Оглядываюсь на первый же окрик, / Кладу богатство в первый же сберегательный...] Елена Иноземцева: Косматое время [что ж, как-нибудь, но все устроится, / дождись, спокоен и смирен: / когда-нибудь - дай Бог на Троицу - / повсюду расцветет сирень...] Александр Уваров: Убить Буку [Я подумал, что напрасно детей на Буку посылают. Бука - очень сильный. С ним и взрослый не справится...] Александр Чусов: Не уйти одному во тьму [Многие стихи Александра сюрреалистичны, они как бы на глазах вырастают из бессознательного... /] Аркадий Шнайдер: N*** [ты вертишься, ты крутишься, поёшь, / ты ввяжешься в разлуку, словно в осень, / ты упадёшь на землю и замрёшь, / цветная смерть деревьев, - листьев...]
Словесность