Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Цитотрон

   
П
О
И
С
К

Словесность



        Цветы  на  обочине

        (стихотворения, не вошедшие в книги)




          1

          ТВОРЧЕСТВО

          Ангел мой, в черноте ночи
          Под тусклой "лампочкой Ильича", -
          Найди меня, милый, ждут мои очи
          Прикосновения твоего луча.

          Дай сказать по твоему от своего лица:
          Сей плагиат не грех, а наслаждение.
          На губах - крыльев твоих пыльца,
          В сердце зреет стихотворение.

          Каким ему быть - до сих пор не знаю,
          Но смело следую вслед за ним:
          По белой пустыне листа в чорной сутане
          Грядет-бредет перо-пилигрим.

          Где остановится? Где споткнется?
          Где осенит его благодать?
          Только звезде в небесах дается
          Такое ведать и точно знать.

          А мне - едино: позор иль слава.
          Знай себе - ноги переставляй.
          Кому налево, а мне - направо.
          Эй, воля моя, гуляй!

          Ох, уж мне это ярмо разлуки!
          Везу отчаянье год какой...
          Избавленье от этой муки -
          Стих какой-нибудь никакой.

          Слово и точка, и снова - слово.
          В песке молчания белизны
          Вечно будут моим уловом
          Миражи миров - человечьи сны.
          Забыто все, кроме долга длиться.
          Простая длительность - перст судьбы.
          Терпение - это удел счастливцев,
          А я выскакивал из толпы.

          И так живу я, себя не зная;
          Не зная Бога, не помня дней.
          И только рана болит сквозная
          В живой, о если б! душе моей.




          2

          Не подводи под монастырь души пустырь,
          Не говори: "веры сума пуста".
          Царапину жизни укроет смерти пластырь,
          В роднике молчания утолят жажду уста.




          3

          Я увидел Закат: это было Лицо Металлурга;
          Он работал с огнем, нагревающим бак Бытия,
          Где варилась в себе бесконечная мысль Демиурга -
          Заглотившая хвост и забывшая Бога Змея.




          4

          СНОВИДЕНИЕ

          Я не помню, когда я смотрел этот сон:
          "Вдоль бараков цементных бреду по воде,
          Там живут позабытые братья мои,
          Ненавижу, люблю, презираю, забыл.

          Раздвигая сырую весеннюю ночь,
          Я бреду в перламутровой талой воде,
          Впереди, стало быть, мой бетонный барак,
          Там жена и сынок - молодая семья.

          Там усну я во сне беспробудно назло,
          Только вот занесу эти строки в тетрадь,
          Воду в ступе еще продолжаю толочь,
          Перламутровый снег догорает в дожде.

          Дождь весенний в ночи подмывает бетон,
          Я бреду про себя навсегда без ума,
          Бдит прожектор на вышке и пес на цепи,
          Вот сирена кому-то сказала - "пора".

          Вот и снова кому-то пора умирать,
          Что-то в школе еще я про смерть проходил,
          Чьи-то крылья валяются в луже, - мои?
          Ненавижу, люблю, презираю, забыл.

          Дождь весенний в ночи подмывает бетон"
          Я не помню, когда я смотрел этот сон.




          5

          Жить не умею. Живу, однако, -
          Розы чающий соловей.
          Ароматом не бывшей встречи,
          Ветер смерти, лицо овей.

          Ах, не знаю разлуки слаще
          Рук немеющих - льда цепей.
          Холодный пот обреченной мысли,
          Ветер жизни, с лица испей.




          6

          Сердце обнищавшее любовью
          Жадная холодная печаль
          Заросли чорной ольхи
          Женщина - обманутая осень
          Память обо мне - листком
          Безжизненным и напрасным
          Ты отряхнешь брезгливо
          И протянешь в пустое небо
          Мертвую обглоданную кисть
          Мокрую обугленную ветвь.




          7

          Вглядываюсь - не вижу.
          Вслушиваюсь - не слышу.
          Тихо-тихо...
          Темным-темно...
          Я - печаль с завязанными глазами,
          Я - речное русло без воды.




          8

                         Т. Зульфикарову

          По шаткому мосту
          Над бездной снов земли
          Куда уводишь ты, осенняя тропа,
          Поэта праздного,
          Ненужного
          Как лист,
          Упавший в бездну сна
          И ставший сном земли.




          9

          В перламутровых сумерках мира,
          В лабиринтах осенней земли
          Я брожу, задыхаясь от счастья
          Невозможности встретить Тебя.
          Никого не виню, умирая.
          Всех люблю про себя навсегда.
          На окраинах звездного рая
          Улыбается дева-звезда...




          10

          БЫТЬ

          Сделай так, чтоб меня не стало:
          Вот он - я, но уже - не я.
          Обусловленной быть устала
          Личность - странница бытия.

          Вазу Эго разбить на части,
          Змея похоти - умертвить,
          И забыть о себе - вот счастье!
          Быть ничем из всего, но - быть!

          И без муки уже, без боли...
          Смертью самости смерть поправ, -
          Вещим ветром ласкать на воле
          Изумрудные лица трав.




          11

          РОЩА

          Человек, ты однажды приснился блаженной березовой Роще.
          Но проснулась Она, - и тебя уже нет на Земле.
          Невесомый, предутренний сон, - что может быть слаще и проще?
          Словно вечное эхо, остались кресты на холме.




          12

          ПЕЧАЛЬ

          Осенняя ночь,
          Лебединый плач,
          Стою на балконе один
          Как перст,
          Указующий в никуда.




          13

          ОБМОРОК

          Как я в глубокий обморок упал -
          Не помню.
          Как из глубокого я обморока встал -
          Не помню.

          И вот бреду по снежным тротуарам,
          Насущный миг прозрачен и глубок.
          В глазах плывут задумчивые фары,
          И звездный звон доносит ветерок.

          И вот бреду по снежным тротуарам,
          И ветер сна шевелит воротник,
          И все, что было мукой и кошмаром,
          Благословенным стало в этот миг.

          И этот миг прозрачен и глубок,
          Луна горит невыразимым светом.
          Из лунной чаши делаю глоток
          Всего один, и что сказать об этом?

          В глазах плывут хрустальные шары -
          Иных миров возлюбленные дети,
          И хороводы этой детворы
          Рождаются и тают в лунном свете.

          И звездный звон, оставшийся от них,
          В моей груди блаженно умирает...
          Когда-нибудь случайный этот стих
          Поведает, как это не бывает:

          Как я в глубокий обморок упал,
          Как из глубокого я обморока встал,
          Как я забыл то, что однажды спелось;
          И как я вспомнил, все-таки, потом,
          Все, что однажды видел в мире том,
          Где навсегда остаться мне хотелось.




          14

          ВЕСЕННИЙ СНЕГ. ДИПТИХ

          Благодарю за этот снег,
          За этот редкий, запоздалый...
          Воздушный поцелуй вослед
          Бредущей вдаль душе усталой.

          За этот редкий, запоздалый,
          Как сон из детства наяву...
          Как лебедь раненный, усталый
          В реке сознания плыву.

          Воздушный поцелуй вослед, -
          Последнее прости надежде...
          Я остаюсь на склоне лет
          Своей судьбы таким, как прежде.

          Бредущей вдаль душе усталой
          Уже не нужен этот стих,
          Как этот редкий, запоздалый,
          Последний снег стихов моих.


          *

          А снег все шел. Остановиться
          Он все не мог и не хотел;
          Он словно лебедь, словно птица,
          Вдоль серой улицы летел.

          Он падал в слякоть городскую
          И тут же таял, пропадал.
          Но вместе с тем тоску людскую
          В сырую землю забирал.

          И лица мрачные прохожих,
          И те, что были за окном,
          Невольно делались похожи
          На лица в царствии ином.

          Ином, - где нет кромешной боли
          Души, забывшей небеса;
          Где души чистые на воле
          Имеют ясные глаза.

          Но это длилось так недолго...
          Всего лишь вечность в пять минут.
          И вот опять они как волки
          По серым улицам бегут.

          О Господи! Возьми поэта
          И преврати его в снега,
          Которые на землю эту
          Сойдут и лягут на века.




          15

          ДОМ КОТОРОГО НЕТ

          Как попал я сюда, - в белизну пустоты?
          Иль жасминовый куст осыпает цветы?
          Или жалость устала прохожих жалеть,
          И уже не желает любовью алеть?

          Что еще и зачем, и кому говорить,
          Если "быть" незаметно совпало с "не быть"?
          Если как-то совпали вопрос и ответ?
          Если "да" на глазах превращается в "нет"?

          Мне уже не взойти на родное крыльцо,
          Мне уже не взглянуть в дорогое лицо,
          Мне уже никогда ничего не понять, -
          Потерявшему смысл, - что еще потерять?

          В белизне пустоты растворяюсь как цвет,
          Я, конечно, вернусь в дом, которого нет,
          И жасминовый куст, - заколдованный конь
          Мне лизнет на прощанье ладонь.




          16

          Красный сентябрь сквозь веки горит,
          Солнечный вечер цикадой звенит,
          Пьяный бродяга на паперти спит,
          Смерть отрешенная рядом стоит.

          Кто-нибудь скажет: сон бытия,
          Мука сознания, в сердце - змея.
          Кто-нибудь скажет: это поэт
          В мертвых полях собирает букет.

          А у поэта радость одна, -
          Чашу безумия выпить до дна,
          Выплеснуть сердце в закат
          Алыми брызгами слов!




          17

          Любимая, ты остров в океане,
          Оазис жизни в мертвенных песках,
          Ты - Радуга, а я - Цветок в стакане,
          Нить снегопада на твоих висках.




          18

          Последнее, что сказал поэт,
          В ладонях сердце держа горящее:
          "Прошлого и будущего нет.
          Есть только вечное настоящее".




          19

          ПОЭЗИЯ

          "Молчанье - тайна будущего века".
          Здесь слово стало лекарем тоски
          По небесам, утраченным однажды.
          Поэтому я не могу молчать,
          И если говорю, то боль - сильна.
          Слова живые - выводком волчат,
          Без матери, охотником убитой,
          Тревожно шарят в логове родном,
          И робко появляются под солнцем,
          Которое пугает их пока.
          Потом они расходятся по лесу,
          И каждый шаг как вызов и призыв
          К таинственно распахнутому миру,
          И вот они бегут уже, бегут!..
          Лес раскрывает им свое пространство,
          И постигая жизнь, они живут,
          И некоторые гибнут.
                         Так и вы,
          Стихи мои... Я покидаю вас
          В бескрайной чаще молвленного слова.
          Вы поневоле превратились в текст,
          И если не отыщет вас душа
          Созвучная в вас вложенному духу,
          Способная извлечь его из вас,
          Как музыку, касанием влюбленным, -
          То вы в забвенье канете, как в смерть.
          И только на суде вы прозвучите
          Свидетелями творческой души,
          Посмевшей говорить, - то есть из строя -
          Свободно выступить и молвить обо всем,
          Что на сердце легло от полноты
          Невыносимой боли бытия,
          И несказанной радости быванья.
          Я понесу ответственность за вас,
          Слова мои, - за ваше дерзновенье
          Уменьшить боль и преумножить Свет,
          Которым преисполнено творенье,
          И о котором тосковал поэт.




          20

          ЦВЕТОК

          По дороге домой
          Я решил отдохнуть
          Сел на теплую землю
          Вздохнул
          И увидел цветок
          Все глядел на него -
          Наглядеться не мог
          И забыл свое имя
          Цветок...




          21

          Я всматривался в ночь своей души,
          Но не увидел ни одного огня...




          22

          Под незримым солнцем непостижимости испарился земной уют;
          Под ногами земля все та же, но сирены в сердце моем поют;
          И я забываю, что смысл указан однажды в школе и навсегда.
          Не споткнись, мальчик! - шнурок у тебя развязан...
          Да?




          23

          На закате весеннего дня
          На лугу зацветающем
          Вы оставьте меня
          Умирающим
          Тающим.
          В сумерках тело как тень
          Исчезает,
          Нет сил,
          Не могу,
          Закатился мой солнечный день.
          На блаженном весеннем лугу
          Вы оставьте меня, как челнок
          Оставляют на том берегу
          Те, кто верой своей превозмог
          Набегающей жизни волну.
          До свиданья, родные, - тону.
          Прижимаясь к холодному дну
          На закате весеннего дня
          На лугу зацветающем
          Я спокойно и сладко усну.
          И никто не разбудит меня
          В этом мире, как сон исчезающем
          На рассвете грядущего дня.




          24

          АПРЕЛЬСКИЙ ВЕЧЕР

          На фоне фиолетового неба -
          Черные сучья,
          Черные птицы,
          И ярко белая звезда одна.
          Апрельский вечер,
          Это ты
          Предстал опять пред мои очи,
          И ветер твой едва прохладный
          Трезвит меня
          И пьет с усталого чела
          Тягучий сок печали чорной.
          Бог даст, -
          Все будет хорошо,
          И ярко белая звезда
          Самосознанья
          Засияет
          В блаженном сонме вечных звезд
          Влюбленных,
          Встретивших любимых...




          25

          СЛОВА И ВЕЩИ

          Блаженный белый лист - молчание любви невыразимой...
          Слова и вещи разошлись давно.
          Каким-то образом пытаюсь говорить
          Косноязычно, но - не без надежды
          Осколки смысла сердцем уловить,
          Как ловит плоть смертельное железо.
          Но главное - от ветра не отстать,
          В потоке сна хранить самосознанье,
          Хоть как-нибудь, хоть что-нибудь свистать
          Наверх, - наверх - лобастым мужикам,
          Которые пускай уж обмозгуют
          И объяснят: что происходит там,
          Куда поэты ринуться рискуют -
          В ту бездну непроглядную вконец,
          Что разделяет вещи и названья.
          И пусть младенец спросит леденец
          У немоты и обретет познанье
          Печальное, что немота - нема,
          И леденца у немоты - нема.
          Но пусть Небесный общий наш Отец
          Ему протянет Солнца леденец,
          И вновь сойдутся вещи и слова
          В блаженном детстве, где трава - трава,
          Где радость - радость, а слеза - слеза,
          Где прямо в сердце смотрят Небеса
          Бездонные, но полные Любви...




          26

          Печаль не убывает...
          Как волна -
          Откатится,
          Что бы прихлынуть вновь.
          Что есть печаль?
          Янтарный омут сна,
          В котором стынет первая любовь.




          27

          Я хочу умереть в снегопад, листопад или в дождь...
          Ты услышишь меня и подаришь мне эту минуту, -
          Небо хлынет на землю, последняя, нежная дрожь
          Пробежит по губам, и душа удалится отсюда.




          28

          Смерть вожделенная, как звездная вуаль,
          Сокрыла жизнь мою, распахнутую вдаль,
          В молчание вниманием входя,
          Мне ничего оставить здесь не жаль.

          Как Божий Дар ты душу погуби,
          Из чаши смерти жизни пригуби,
          В юдоли сна страдание и боль
          Ты до самозабвенья полюби.

          Благой Господь в твою стучится дверь,
          Возлюблен ты Возлюбленным поверь!
          Бездонностью паденья своего
          Ты бездну милосердия измерь.

          На берегу сознания реки
          Уже зажглись безумья огоньки;
          На огоньки безумия бредя,
          Слова косноязычные реки:

          Смерть вожделенная - полна она Тобой!
          Ты обещал смиренному покой.
          Ты знаешь гордость сердца моего, -
          Благослови меня Своей рукой!




          29

          Дождь за окном - хорошо...
          С веток разума смыслы как мертвые листья сошли.
          Ребенок звезду золотую нашел
          На запрокинутом в небо лице земли.




          30

          Здесь и сейчас - полнота всего.
          Открой мне очи увидеть это!
          Ты - родник сознания моего,
          Тьма, которая ярче света.




          31

          Душа, которую избрали,
          Влачит повсюду за собой
          Жестоко сломанные крылья
          И каждый день вступает в бой
          За право помнить, что крылата,
          За право верить - будет день,
          Когда на этот мир распятый
          Воскресших крыльев ляжет тень.




          32

          Жизнь это рана, рана, рана...
          О как болит она, болит!
          Но только слово утешенья
          Пускай никто не говорит.
          Здесь - утешения не будет,
          Но только рана, только боль...
          И благодарность режиссеру
          За право выбрать эту роль.




          33

          НАДЕЖДА

          Суметь дожить до декабря,
          До двадцать первого числа:
          Переломается заря
          И станет снова весела;
          И побегут опять ручьи
          Из под глубоких льдов забвенья,
          И солнце выпустит лучи
          Бродить в лугах стихотворенья.

          Стихотворенье - вот оно
          Из-под пера само творится;
          В распахнутое так окно
          Влетает звонкая синица:
          Глазенки-бусинки блестят,
          Как жизнь сама - ее явленье...
          Снежинки памяти летят,
          Творя живое сновиденье.

          И не понять уже, где - сон,
          В котором умер свет небесный,
          Где - явь, с ручьями в унисон,
          И колокольный звон воскресный...
          Где птица смотрит, как душа,
          А где душа, как птица рвется;
          Где смотришь в бездну, не дыша,
          И прямо в сердце сходит солнце...




          34

          Отпусти свою душу на волю,
          Все печали свои отпусти, -
          По бескрайнему русскому полю
          Можно долго идти и идти...




          35

          ПОЭТ

          Виолончель коснулась сердца,
          Мать одеяло подоткнула,
          Открылась дверца в детском сердце
          И в дверцу фея заглянула.

          Она смотрела так... печально;
          С такою нежностью небесной...
          Он утонул в ее молчанье,
          И стало все ему известно.

          И он закрыл глаза согласно.
          Слезинка тайно нарастала,
          Как жемчуг в створке век у феи.

          И мать, поправив одеяло,
          Задумавшись во тьме стояла,
          Как будто тоже что-то знала.

          И божий ветер тихо веял...




© Артем Тасалов, 2003-2018.
© Сетевая Словесность, 2003-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Мария Косовская: Жуки, гекконы и улитки [По радужным мокрым камням дорожки, по изумрудно-восковым листьям кустарников и по сочно-зеленой упругой траве медленно ползали улитки. Их были тысячи...] Марина Кудимова: Одесский апвеллинг [О книге: Вера Зубарева. Одесский трамвайчик. Стихи, поэмы и записи из блога. - Charles Schlacks, Jr. Publisher, Idyllwild, CA 2018.] Светлана Богданова: Украшения и вещи [Выхожу за первого встречного. / Покупаю первый попавшийся дворец. / Оглядываюсь на первый же окрик, / Кладу богатство в первый же сберегательный...] Елена Иноземцева: Косматое время [что ж, как-нибудь, но все устроится, / дождись, спокоен и смирен: / когда-нибудь - дай Бог на Троицу - / повсюду расцветет сирень...] Александр Уваров: Убить Буку [Я подумал, что напрасно детей на Буку посылают. Бука - очень сильный. С ним и взрослый не справится...] Александр Чусов: Не уйти одному во тьму [Многие стихи Александра сюрреалистичны, они как бы на глазах вырастают из бессознательного... /] Аркадий Шнайдер: N*** [ты вертишься, ты крутишься, поёшь, / ты ввяжешься в разлуку, словно в осень, / ты упадёшь на землю и замрёшь, / цветная смерть деревьев, - листьев...]
Словесность