Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




СЕЗОН  ОХОТЫ  НА  ЛЮБОВЬ


Действующие лица:

ГЕЯ
ЛИЯ
АГНЕСС
ЯН
ВАЛЕРИЯ
ВИТОЛЬД
ИССА
АЛЬФРЕД
СЕРЫЙ
СИМОН



ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Гостиная в доме Луковских. В глубине большое окно, закрытое белыми шторами. В гостиной Гея и Лия, женщины бальзаковского возраста, по крайней мере, так они выглядят. Их внешность и наряды говорят о том, что они героически борются со временем.

Гея. (вальяжно расположившись на диване) Эти люди просто ужасны!

Лия. И не говори, дорогая. Вчера играла в рулетку. Ты же знаешь мою слабость. Проигралась в пух и прах. Но эти лица, эти глаза! О, это надо было видеть! Жадность, безумие, алчность, жажда наживы - очаровательный коктейльчик из эмоций. Ну, а если проигрывают, их физиономии искажают такие гримасы! Любо-дорого посмотреть. Ах, раньше из-за этого стрелялись! А теперь... Рожи, рожи! Обхохочешься. (смеется)

Гея. Ты, я вижу, неплохо провела время, Лия.

Лия. Да уж, повеселилась на славу. Потом я неслась в автомобиле на предельной скорости. А эти придурки с мигалками пытались догнать меня. Болваны! Самонадеянные болваны!

Гея. К сожалению, скука стала основной болезнью нашего круга. А это плохо отражается на нравах.

Лия. Нравы? А что нравы?

Гея. Падают. Впрочем, это я так, к слову.

Лия. Нет, нет, если уж ты заговорила о нравах, то ты знаешь что-то свеженькое и пикантное.

Гея. Ничего такого я не знаю.

Лия. (с нетерпением) Ну говори же, Гея, говори, а то у меня сейчас от любопытства начнется аллергия, и я начну чесаться.

Гея. Ну ладно. Ты слышала новость? Оказывается, молодой Луковский спутался с девицей не нашего круга.. Ты понимаешь, о чем я говорю...

Лия. Еще бы! Вот это да! Подумать только, какой пассаж!

Гея. Да, в воздухе чувствуется аромат скандала.

Лия. Как интересно! А как же его помолвка с Иссой?

Гея. А никак.

Лия. Бедная девочка.

Гея. Уж если кто и бедная, так это его мать. Для Агнесс это будет большим ударом.

Лия. Ты думаешь, она еще не знает? (оглядывается на дверь)

Гея. Думаю, что нет, иначе она была бы зеленой от злости. Родители теперь обо всем узнают в последнюю очередь.

Лия. И кто же решиться сообщить ей об этом?

Гея. Только не я.

Лия. И тем более не я.

Гея. Бедная Агнесс!

Лия. Бедная Агнесс!

Гея. Это у них, как видно, наследственное.

Лия. (изумленно) Как!? Неужели кто-то уже?..

Гея. Да, да. (понизив голос) Его дед. Эта история тщательно скрывается, но мой муж, как ты знаешь, занимает такой пост, который позволяет ему знать больше, чем другим.

Лия. И что же было?

Гея. Тш-ш, Агнесс!

Входит Агнесс с подносом в руках.

Агнесс. Наш любимый напиток.

Гея. Агнесс, мы и не заметили, как ты вошла.

Лия. Чертовски приятный аромат!

Все берут чашки и пьют.

Гея. Мне кажется, сегодня в нем чего-то не хватает.

Агнесс. Да, нет же, Гея, все как обычно.

Лия. Нет, нет, Агнесс, теперь я тоже поняла, что действительно чего-то не хватает.

Агнесс. Странно.

Гея. Агнесс, милочка, ну нельзя же так! Ты сегодня выглядишь просто ужасно!

Агнесс. (растерянно) Неужели?

Лия. А и правда, как я сразу не заметила. Кошмар!

Гея. Ну, оно и понятно: такие неприятности.

Лия. Но ты не переживай, может все еще обойдется.

Агнесс. Да о чем это вы?

Гея. Как?!

Лия. Неужели он тебе не сказал?

Агнесс. Да кто он?

Лия. Ведь твой Ян...

Агнесс. Мой сын?

Гея. Так ты ничего не знаешь, бедняжка? Да у него же роман с девицей не из нашего круга!

Агнесс. (пораженная) Не может быть. Это ложь! Сплетни!

Гея. Ты так думаешь? А впрочем.... Ну, конечно же, конечно сплетни.

Лия. Я тоже так подумала. Хотя...

Гея. Ничем другим это и не может быть. Ты же знаешь, как у нас любят позлословить. Но я так всем и говорю, что это сплетни. Всем так и говорю...

Агнесс. Ужасно! Ужасно! Как несправедливо наше окружение! Эти разговоры, домыслы могут так повредить мальчику! Поставить под удар его будущее.

Гея. Агнесс, милочка, но ведь это же только сплетни.

Агнесс. (с отчаяньем) Но ведь они так опасны!

Лия. Мы так тебе сочувствуем. Так сочувствуем.

Гея. Да. (с особым интересом) А... что ты теперь собираешься предпринять, Агнесс?

Лия. Ведь это же так нельзя оставлять.

Агнесс. Я подумаю. (с угрозой) Во всяком случае, всем этим сплетникам я постараюсь заткнуть глотки. И многим из них не поздоровиться, уж это я обещаю.

Гея. Ну, мы, наверное, пойдем, дорогуша...Агнесс, дружочек, обязательно держи нас в курсе событий. Всем, чем сможем мы постараемся помочь.

Лия. Мы поможем, обязательно поможем.

Гея. Как подруги, мы не сможем оставить тебя в такую драматическую минуту.

Лия. (испуганно указывая на окно) Ах, там кто-то стоит. Я вижу его.

Раздвинув шторы, в окно впрыгнул Ян.

Агнесс. Ян, что за идиотская манера появляться через окно?

Ян. Это, по-моему, то, чему учили меня с детства. О, достойнейшие матроны нашего круга, все хорошеете и хорошеете.

Лия. (кокетливо) Стараемся.

Ян. Комплименты вашим косметологам. С каждым днем вы все моложе и моложе. Интересно: чем это закончиться?

Агнесс. Ян!.. Веди себя прилично.

Гея. Агнесс, дорогуша, мы же все понимаем: юноша пыжиться быть героем. Пройдет.

Лия. Это так теперь не модно.

Гея. Ну, нам пора. Терпения тебе, голубка.

Лия. Держись, подруженька.

Гея и Лия церемонно целуют Агнесс.

Гея. До свидания, Ян. Знаешь, оригинальность не всегда полезна.

Ян. Да, в отличие от посредственности.

Гея. (констатируя) Нахал.

Лия. Несомненно.

Гея и Лия выходят.

Агнесс. Ты мог бы уважительнее относиться к ним. Все же они мои подруги.

Ян. Они так же фальшивы, как и их подтянутые хирургами лица.

Агнесс. Надеюсь, ты не подслушивал, там, за окном.

Ян. Я бы с удовольствием, но не успел. В следующий раз буду проворней.

Агнесс. Несносный....У тебя все хорошо?.. Проблемы? Что?.. Нет?.. Здоровье?.. А-а может.... Как развлекаешься?

Ян. С какой стати тебя стали интересовать мои дела? У нас кризис?

Агнесс. Я твоя мать.

Ян. С чем тебя и поздравляю.

Агнесс. Не хами!

Ян. Не пойму, чего ты от меня хочешь? Сагу о моих похождениях?

Агнесс. Сгораю от любопытства. Доставь удовольствие - рассказывай.

Ян. Мы серьезно?

Агнесс. Более чем.

Ян. Ну, пожалуйста....Даже не знаю с чего лучше начать.

Агнесс. Ну, не скромничай.

Ян. Да чего уж там, если тебе так интересно....На днях огнем прошелся я по полям и выжег их дотла. Потом ураганом пронесся над городом, срывая крыши с домов. А напоследок - пролился каменным дождем в окна ночного города. Музыка бьющегося стекла.... Увлекает. Как видишь, всего лишь поэзия мелких пакостей.

Агнесс. Ну врешь же ведь.

Ян. Да, вру. Еще одна из добродетелей, которой обучали меня с детства.

Агнесс. А почему ты не хочешь рассказать мне о том, что все это время ты провел с одной девицей.

Ян. Не надо, не продолжай. Я не хочу, чтобы ты сейчас сказала о ней какую-нибудь гадость. Значит, ты все знаешь?

Агнесс. Главное, не одна я.

Ян. Ну конечно! Недаром ведь здесь крутились эти вороны. Представляю, в какой восторг привела их эта новость.

Агнесс. И это правда, что она не нашего круга?

Ян. Правда.

Агнесс. Ян, ты должен прекратить это.

Ян. Что "это"?

Агнесс. Твою авантюру с этой девушкой.

Ян. Я буду делать то, что считаю нужным.

Агнесс. Ты сделаешь так, как я тебе скажу.

Ян. К сожалению, у нас в семействе двое упрямцев.

Агнесс. Но я надеюсь, что это просто каприз.

Ян. Я люблю ее.

Агнесс. (изумленно) Но, Ян, это... невозможно!

Ян. Я знаю, что у нас это не принято, но, тем не менее, это так.

Агнесс. (взволновано) Мальчик мой, ты обманываешь себя. Мы не можем любить. Нам это не дано. Этого просто не может быть.

Ян. Но если со мной это уже случилось, то, как ты это объяснишь?

Агнесс. (растерянно) Как объясню?.. Объясню... Влюблен!.. Но почему ты?!. Необходимо что-то предпринять. О, черт! Ну куда же делся твой отец? Он обладает удивительной способностью исчезать, когда нужен.... А как же Исса? Ваша помолвка?

Ян. Мне все равно.

Агнесс. Дорогой, я должна подумать, как нам справиться с этим. Слишком это неожиданно.

Ян. Не надо ни с чем справляться.

Агнесс. Ты не понимаешь, к чему это может привести. (выходит)

Ян. (кричит ей в след) Мне все равно!.. (убедившись, что она ушла, подходит к окну) Входи!

В окне появляется Валерия.

Валерия. Я соскучилась. (обнимает его)

Ян. А я почувствовал тебя. (снимает ее с подоконника)

Валерия. Теперь я знаю, что такое вечность: тягучие минуты ожидания.

Ян. Прости. Пришлось вести двухсторонние переговоры с маман.

Валерия. Есть результат?

Ян. Полный провал. Просто моя мать из породы деловых женщин. Есть она, ее дела, ее мнения и желания - все остальное: чепуха. И пусть только что-нибудь встанет на ее пути - сметет. Но я ведь тоже не подарок.

Валерия. Ты не такой как все. Не знаю почему, но не такой.

Ян. А какой?

Валерия. Внезапный. С другими знаешь все наперед, всегда одно и тоже. А с тобой, как перед тайной дверью, за которой всегда что-то новое, необычное. Сладкий вкус легкого головокружения.

Ян. Ты о том, чем мы занимались на краю крыши?

Валерия. И об этом тоже. Мне было очень страшно, и это так обостряло мои чувства.... Казалось, еще немного, и мы упадем, и что это в самый последний раз. Такого я еще никогда не испытывала.

Ян. Я тоже. (целует ее) Твой запах сводит меня с ума. Как в ту ночь, когда я впервые увидел тебя.

Валерия. А я ведь могла тогда пройти мимо, и ничего бы этого не было.

Ян. Ты должна была остановиться.

Валерия. Теперь я знаю. Не каждый день видишь человека, стоящего на перилах моста, и готового ринуться вниз.

Ян. Я не собирался. Тебе показалось.

Валерия. Собирался, собирался. Ты стоял и смотрел вниз. Ты даже не сразу услышал меня.

Ян. Мне хотелось узнать, что испытывает человек на краю жизни.

Валерия. Зачем тебе это?

Ян. Хотел испытать что-то новое, неведомое ранее.

Валерия. Таким способом?

Ян. Я искал новых развлечений. Это мое основное занятие.

Валерия. Развлечений?.. (пауза) Надеюсь я не развлечение? Новое?

Ян. Нет. Ты нечто такое, чего у меня еще не было, и, наверное, не должно было быть. Я люблю тебя, Валерия.

Валерия. Ты постоянно это повторяешь. Как будто не доверяешь себе, и спрашиваешь себя: так ли это на самом деле.

Ян. Я боюсь ошибиться

Валерия. А ты не бойся.

Ян. Знаешь, я никого никогда не любил.

Валерия. Правда?

Ян. Ты мне не веришь?

Валерия. Верю.

Ян. Все, что было до тебя, оставляло меня равнодушным. Так и должно было быть. Я не любил, а просто занимался любовью. Да я и не знал, что может быть по-другому. Но ты... Я не сразу понял, что люблю. Это чувство росло и мучило меня, а я не мог понять, что это. То, что я испытываю к тебе, захватило меня и кружит, как в водовороте. Я готов на любое безумство. Наверное, это и есть любовь.

Валерия. Ты мог и не говорить мне об этом.

Ян. Я хочу, чтобы ты знала, что значишь для меня. И наша встреча на мосту не случайна. Что-то подобное должно было произойти со мной. Я чувствовал это. Что-то такое, что изменило меня и мое существование.

Валерия. Все-таки ты очень странный.

Ян. Странный?

Валерия. Наверное, это и притягивает меня к тебе. Странный и неистовый. Но порой твои чувства пугают меня.

Ян. Прости. Я не умею по-другому.

Валерия. Не извиняйся. Каждый любит, как может.

Ян. А ты?

Валерия. А я... Мне уже пора. (взошла на подоконник)

Ян. Ты не ответила мне.

Валерия. (шепчет) Люблю. (исчезает в окне)

Ян. Я провожу тебя. (бросается за ней)

Голос Агнесс: " Ян! Ян! " Она входит в комнату, подходит к телефону, берет трубку, но затем кладет обратно. Входит Витольд.

Витольд. Привет тебе, моя Лаура!

Агнесс. Витольд, где тебя носило? Опять торчал у этой ведьмы Эльвиры?

Витольд. (возмущенно) Я трудился!

Агнесс. Врешь. Я знаю, что ты был у нее. Ну почему мне все врут? А впрочем, можешь говорить что хочешь, не это меня сейчас волнует.

Витольд. (удивленно) Тебя что-то волнует?! Вот это да! Неужели еще есть что-то, что может тебя волновать? Тебя, такую...

Агнесс. Наш сын.

Витольд. А что наш сын? Парень здоров и, по-моему, бодр.

Агнесс. Еще бы! Настолько бодр, что у него роман с девушкой не из нашего круга. Ты, конечно, не знаешь об этом. Тебе не до этого, труженик. Так вот, об этом скоро, очень скоро, станет известно всем. И что самое страшное, это станет известно Хозяину!

Витольд. Ну, перестань, перестань, Агнесс. Может не все так страшно, как ты думаешь?

Агнесс. Я-то как раз думаю, в отличие от тебя.

Витольд. Может это всего лишь легкое увлечение. Это же так естественно. Он давно уже в том возрасте, когда возникают подобные желания. И я даже одобряю...

Агнесс. (кричит) Ты!!! Что б ты...! Он одобряет!..

Витольд. Да, одобряю. Имею я право на свое мнение.

Агнесс. Заткнись!

Раздается телефонный звонок.

Агнесс. Это не просто увлечение. Он влюблен! (берет трубку) Да, это Агнесс. (мгновенно меняя тон) О, это вы, ваше.... О, нет, нет, нет. Это сплетни, уверяю вас, что сплетни... Да, я конечно... Хорошо, я лично прослежу. (опустила трубку) Ну что ж, я была права. Он все уже знает. Сам звонил.

Витольд. (с иронией) Надо думать, проявил заботу.

Агнесс. (кричит) Это все ты, ты и твой чертов папаша. Все повторяется. Тогда все удалось замять благодаря моим заслугам, но дважды это не пройдет. Ты слышишь, это не должно повториться. Иначе мы потеряем сына.

Витольд. Ну, хорошо, хорошо, что ты предлагаешь?

Агнесс. Я буду действовать и пойду на все, да, на все! Кое-что я уже придумала, и мне нужна твоя помощь.

Витольд. (встал и вытянулся в стойку) Слушаюсь, мой генерал.

Агнесс. Сгинь!

Затемнение.



Гостиная Луковских. В окно впрыгнула Исса и заметалась по комнате. Затем схватила стул и заняла оборонительную позицию. В окне, тяжело дыша, появился Ян.

Исса. Попытайся, милый.

Ян. Дрянь! Дрянь! Безмозглая дура! Ты же могла угробить нас.

Исса. (смеется) Жаль, что этого не случилось.

Ян. Что ты несешь? Еще немного, и мы бы расшиблись в лепешку. Хорошо, что я успел вовремя затормозить.

Исса. А что ты хотел? Чтобы я спокойно смотрела на то, как какая-то девка вовсю разгуливает с моим женихом, в то время как я становлюсь посмешищем?

Ян. В таком случае, Исса, тебе стоит утешиться. Я передумал жениться, и мы должны расторгнуть нашу помолвку.

Исса. Чтоб ты сдох!

Ян. Ну что еще может сказать нежная невеста своему жениху.

Исса. Ненавижу!

Ян. Теперь мы все, кажется, выяснили и можем мирно расстаться.

Исса. Не надейся. Будет так, как должно быть. Мы поженимся, у нас будет семья, дети - все как у всех в нашем кругу.

Ян. (с иронией) Какие далеко идущие планы. Забудь об этом.

Исса. Мы поженимся. Так решили наши семьи, и Хозяин дал добро. А значит, этого уже не изменить.

Ян. Не пытайтесь ловить ветер.

Исса. Хорошо. А я? Разве я тебе не нравлюсь? Ты посмотри на меня: хороша собой, не дура. Чего тебе еще надо? Совсем недавно у тебя и мысли не было расторгать нашу помолвку. А, понимаю: эта девка.... Но неужели она лучше меня? Да к тому же она не нашего круга. Так что ты играешь с огнем.

Ян. Стихии моя страсть, ты же знаешь.

Исса. Не будь дураком. Я готова простить тебе эту девку. Тем более что она тебе скоро надоест. Уж я это знаю. Надоест ведь?

Ян. Не твое дело.

Исса. Ошибаешься. Мое. Не станешь же ты портить из-за нее свое будущее. Поверь, она того не стоит. Слишком дешевая.

Ян. Мне кажется, тебе лучше убраться, пока ты не договорилась до оплеухи.

Исса. Ого, мы уже показываем зубы! А может.... Да нет.... Хотя...

Ян. Ну, говори, говори.

Исса. А может, несмотря на иммунитет, ты подхватил эту страшную болезнь?.. Как они ее называют? Любовь? Тогда тебе конец, Ян. Этого тебе никто не простит. Ты станешь прокаженным, и я первая брошу в тебя камень. Потому что лучше сдохнуть, чем заразиться любовью.

Ян. Откуда тебе знать, что лучше? Или ты знаешь, что такое любить? Не совокупляться по надобности, а любить. Любить! (подходит к ней и шепчет ей почти на ухо) Когда от одного дыхания, шепота в самое ухо, кружиться голова, и ты падаешь и летишь. И ничего больше для тебя не существует. И нет никого и ничего вокруг. Лишь только двое, двое во всем пространстве космоса. Их руки, губы, тела сплетаются в порыве быть вместе. И вот они уже одно целое. И как волны накатывает: "Люби, люби, люби меня. Еще, еще, еще..."

Исса. (закрыв уши, кричит) Остановись! Ты болен! Ты безумен! Теперь я поняла, почему так страшна любовь. Во что ты превратился, Ян? Да ты, наверное, забыл, кто ты есть? Эта потаскуха сделала тебя своим рабом!

Ян. Заткнись и проваливай отсюда, а то я и правда вспомню, кто я есть и раздеру тебя на части.

Исса. Испугал!

Ян. Ты еще не поняла, что я не шучу?

Исса. Поняла.

Ян. Тогда убирайся.

Исса. Что ж, я сейчас уйду. Но запомни, Ян: или ты будешь моим мужем, и я забуду весь тот бред, который ты здесь нес, или...

Ян. (с угрозой) Или?

Исса. Я коварна, Ян, и отомщу жестоко и безжалостно. До свидания, дорогой. (выходит)

Ян поднимает брошенный Иссой стул и ставит его на место. Появляется Альфред. Во всем его облике претензия на изысканность

Альфред. "Мне скучно, бес!"

Ян. (подстраиваясь под его тон) "Что делать, Фауст, таков вам положен предел".

Альфред. Странно.

Ян. Что странно?

Альфред. Я думал застать тебя, по крайней мере, с проломленной головой.

Ян. Прости, что разочаровал тебя.

Альфред. Я только что встретил Иссу. О, это было что-то! Она неслась как торпеда, а шипела как раскаленная сковорода, на которую плюнули. Ничего, что я так о твоей невесте?

Ян. На здоровье.

Альфред. Так вот, когда я спросил ее о тебе, она такого наговорила... Эпитеты лились как из рога изобилия. Я даже покраснел. Подумал, что она взбесилась.

Ян. Есть немного.

Альфред. Бедняжка.

Ян. И ты, конечно же, поспешил сюда проверить каковы последствия. Цела ли моя голова? А заодно и повеселиться за мой счет?

Альфред. (с возмущением) Фу, как ты плохо обо мне думаешь. Если я и решил проявить интерес, то чисто по дружески.

Ян. Альфред, как только у нас заговаривают о дружбе, это значит, что надо ожидать какой-нибудь пакости. Как видишь, у меня все нормально: голова цела, я жив, здоров, полон энергии, чего и тебе желаю.

Альфред. Как ты все-таки ко мне не справедлив! Я же твой лучший друг. Разве нет?

Ян. Да. Насколько это возможно в нашем кругу.

Альфред. Ну, если у тебя так все прекрасно, то может ты составишь мне компанию? А то я чувствую, что моя молодая кровь застоялась. Почему бы нам ни прошвырнуться по злачным местам и не развеять грусть-тоску?

Ян. Мне надоели эти забавы.

Альфред. Надоели? А, понимаю.... Ну, тогда давай подстережем кого-нибудь в темном месте и встряхнем его так, чтобы он стал заикой. Или взорвем что-нибудь.

Ян. Глупо.

Альфред. Странно, раньше тебе это нравилось.

Ян. Это было раньше.

Альфред. Ну знаешь, я пытаюсь внести какие-то предложения, а тебе все не нравится. Что с тобой? Двигаться, двигаться надо. А может женщины? Я недавно таких обнаружил....Ух!

Ян. Не хочу.

Альфред. Ян, Ян, это уже не нормально. Исса мне говорила о том, что ты болен, но я отнес это за счет вашей ссоры, а теперь вижу, что она, скорее всего, права.

Ян. Нашел, кого слушать. Исса просто дура.

Альфред. Ну хорошо, Исса - дура, а все остальные кто, по-твоему?

Ян. А что все остальные?

Альфред. Передают тебе привет. Да все только и говорят о тебе и о той красотке, с которой ты проводишь время.

Ян. Я вижу, моя скромная персона вызывает слишком живой интерес.

Альфред. Вот так становятся знаменитыми!

Ян. Я к этому не стремлюсь.

Альфред. Неблагодарный! Все уже сделали за тебя. Сплетни, поистине, один из самых интересных и живых источников информации. Но согласись, что и ты имеешь к этому некоторое отношение. Ты дал повод.

Ян. Что ж, утешусь тем, что внес свою лепту в общественную жизнь нашего круга.

Альфред. Надо быть осторожней.

Ян. Не получается.

Альфред. А девочка и, правда, так хороша, как говорят?

Ян. Тебе какое дело?

Альфред. Ну ладно, Ян, мне то ты можешь сказать. Как другу.

Ян. Что ж... Она прекрасна, как ни одна из нашего круга.

Альфред. Я заинтригован.

Ян. Хочешь совет? Полезный. Держись от нее подальше.

Альфред. Жадина!

Ян. Я предупредил.

Альфред. Понял, не дурак.

Входит Агнесс.

Агнесс. Альфредик! Приятная неожиданность. Как всегда в поиске безобразий?

Альфред. На том стоим. Хотел привлечь Яна, но он что-то не в духе.

Агнесс. Не обращай внимания.

Альфред. Уж не заболел ли он?

Агнесс. Пустяки. Не серьезней насморка.

Ян. Такое впечатление, что меня здесь нет.

Альфред. Ну что ты, Ян, ты теперь у нас фигура довольно заметная. Но если дальше так пойдет, то я и правда буду сомневаться ты ли это. А с тем хочу откланяться. (идет к выходу) Жизнь нам дана, чтобы получать удовольствия, а все остальное - потерянное время. Так вперед, за удовольствиями! (эффектно удаляется)

Агнесс. Доволен?

Ян. Очень. (хочет уйти)

Агнесс. Останься, я должна с тобой поговорить.

Ян. Мне некогда. Дела.

Агнесс. (раздраженно) Нет у тебя никаких дел. И самое важное для тебя сейчас то, о чем я собираюсь с тобой говорить.

Ян. Ну хорошо, я тебя выслушаю. (садится)

Агнесс. Ну почему, почему мы не понимаем друг друга? Почему все время спорим? Ведь я так стараюсь понять тебя.

Ян. Если ты собираешься копаться в наших взаимоотношениях, то я ухожу. (хотел встать)

Агнесс. Нет, нет, я больше не буду. Перейдем к делу.... Эта девушка...

Ян. Эта девушка мое личное дело, которое никого не касается.

Агнесс. (резко) Ошибаешься. Теперь это уже касается всей нашей семьи. Что ты знаешь о своем деде, отце твоего отца?

Ян. Вы же сами говорили...

Агнесс. Сплошная чушь. Вынуждены были говорить, чтобы скрыть правду и спасти честь семьи. А правда состоит в том, что твой дед, будь он неладен, сослан туда, откуда не возвращаются. А сослан он, и я считаю это вполне справедливым, за то, что смел полюбить, да еще и женщину не нашего круга.

Ян. Но ты же говорила, что мы не можем любить. Что нам это не дано.

Агнесс. Да, не дано. И это было как гром среди ясного неба. Скандал! Все в шоке. Старый сластолюбец. Я могу объяснить это лишь тем, что все предки твоего отца мужского пола были слишком похотливы. Секс занимал у них больше времени, чем основные дела. Это, скорей всего, и привело к вырождению в случае с твоим дедом, а теперь, как видно, и с тобой.

Ян. Откуда у тебя такие глубокие познания в генетике?

Агнесс. Сейчас не до шуток, Ян.

Ян. Значит, я пошел в своего деда?

Агнесс. И я боюсь, как бы тебя не постигла его участь.

Ян. Главное, что я действительно могу любить.

Агнесс. Ян, я так боюсь за тебя. Ты не представляешь, чем это может обернуться для тебя, для нас. Ты должен бросить эту девушку. Забыть! Забыть!

Ян. Я этого не сделаю.

Агнесс. Ты с ума сошел.

Ян. Может быть. А ведь что-то в этом есть....Сошел с ума от любви! Такого, я думаю, даже у моего деда не было.

Агнесс. Это еще не все, Ян. Там, наверху, уже знают об этом. Я получила предупреждение. Так что тебе придется прекратить это сумасбродство.

Ян. Никогда!

Агнесс. Придется. Ты же не пойдешь против круга, против всех, против самого... Молчи, не отвечай. Боюсь, что ты в запале скажешь то, о чем будешь жалеть, а из-за своего упрямства не сможешь потом отказаться. Подумай. И не только о себе, но и о ней.

Ян. Ты хочешь сказать...

Агнесс. Наш круг очень жесток, ты знаешь.

Ян. Знаю.

Агнесс. Так не направляй эту жестокость против нее, сын.

Ян. (после паузы) Я... Я подумаю. (выходит)

Тихо входит Серый.

Агнесс. А я тебе помогу.

Серый. Советую поспешить, Агнесс.

Агнесс. (вздрогнув) Я не слышала, как ты появился, Серый.

Серый. Я всегда так появляюсь. Очень удобно. Работа у меня такая.

Агнесс. Зачем?.. Зачем ты здесь?

Серый. Сама знаешь. Хозяин обеспокоен. Очень обеспокоен.

Агнесс. Я же сказала ему, что сама справлюсь. Или мне не доверяют?

Серый. Доверяют. Но мы должны быть уверенны.

Агнесс. Я уже принимаю меры.

Серый. Обсудим?

Агнесс. Только не здесь. Идем.

Они выходят. Появляется Ян. Слышится кашель. Кресло, стоявшее до этого спинкой, повернулось, и в нем оказался Симон, старик весьма колоритного вида и с ужасным кашлем.

Симон. (кашляя) Привет, старик.

Ян. (озадаченно) Привет... старик.

Симон. Ты, наверное, ломаешь голову: что за старая рухлядь осела в вашем фамильном кресле, неправда ли?

Ян. Где-то близко, ... Во всяком случае, твои лохмотья мне ни о чем не говорят.

Симон. О, когда-то я был одним из самых изысканных денди. (кашляет)

Ян. Очевидно, это было очень давно.

Симон. Для меня это было только вчера.

Ян. Меня не интересует история твоей жизни, старик. Говори, что тебе надо, и...

Симон. Проваливай отсюда? Слышу знакомые нотки. Ты, видно, Ян?

Ян. Ян. Но я не знаю тебя.

Симон. Лучше, чем ты думаешь. Я твой порочный дед.

Ян. Мой дед?

Симон. Ты что, глухой?

Ян. По последним сведениям, мой дед загнан в такую дыру, откуда не возвращаются.

Симон. Дыра! Очень точное определение. Но сейчас я, по-моему, здесь. Или я ошибаюсь? Как видишь, мне дали возможность встретится с тобой. Ну что стоишь, как пень? Давай хоть обнимемся. Не чужие ведь. (обнимает Яна, затем берет его за плечи и рассматривает. После паузы, кашляя, отходит) Что-то я становлюсь сентиментальным. С чего бы это? Можешь звать меня Симоном.

Ян. Мать мне рассказала кое-что о тебе.

Симон. А ты говорил, что тебя не интересует моя жизнь.

Ян. Ну знаешь, ты сейчас выглядишь несколько иначе, чем я себе нафантазировал.

Симон. Представляю, с какой любовью Агнесс говорила обо мне.

Ян. Она ненавидит и презирает тебя.

Симон. Мудрая женщина. Всегда умела сказать о ком-либо приятное. (пауза) А ты, значит, тоже бунтовать вздумал?

Ян. И ты уже знаешь?

Симон. А ты думаешь, почему я здесь?

Ян. Ума не приложу.

Симон. Перед тобой наглядное пособие: что-то вроде скелета, которое обязали дать тебе советы.

Ян. Стоило из-за этого тащиться из такой дали. Тут советчики в очередь выстраиваются.

Симон. (подошел к одной двери, прислушался, потом к другой) Подслушивают. Все правильно. Время идет - привычки остаются.

Ян. Что поделаешь, чтут традиции круга.

Симон. А еще я здесь затем, чтобы рассказать тебе, Ян, как из-за глупости можно оказаться в том месте, которое ты назвал дырой, а может и еще похуже. Чтобы ты знал, как из уважаемого члена круга можно превратиться в изгоя. Как можно утратить все, не получив взамен ничего, кроме презрения и забвения.

Ян. Подожди, Симон, подожди. Ты что-то не то говоришь. Не то ты мне должен сказать.

Симон. Ты слушай, слушай.

Ян. Пойди, расскажи это желторотым юнцам из нашего круга. Может на них это произведет впечатление.

Симон. А на тебя уже не производит?

Ян. Да, я опасаюсь, что со мной могут разделаться. Это ты хотел знать? Но есть то, что заставляет меня забыть о страхе. И ты знаешь, о чем я говорю.

Симон. Ни о чем я не знаю, а если и знал, то забыл.

Ян. Но ты же любил!

Симон. (кричит) Да, любил. (кашляет)

Входит Витольд.

Симон. Витольд, ты что-то хотел? Или оттуда плохо слышно?

Витольд. Нет... То есть да, папа. Я тут... Я прошу тебя, будь осторожен в высказываниях.

Симон. Все?

Витольд. Все.

Симон. Спасибо, свободен.

Витольд выходит.

Симон. Да, я любил. Был такой грех. Моя ошибка, о которой я сожалею. Так учись же на моей ошибке, потому что уж очень дорогая расплата за нее.

Ян. Ты пытаешься петь в общем хоре, Симон, но у тебя фальшиво получается.

Симон. А чего ты ждешь от меня?

Ян. Я не знаю... Только ты ведь не как они. Если ты любил, то знаешь на что становишься способен ради любви, ради той, которую любишь. и не имеет значение, что будет потом.

Симон. Да, я знаю. (спохватившись) То есть чушь... Ты несешь чушь.

Ян. Я думал, что ты поймешь меня.

Симон. Глупец, ты посмотри на меня: изможденный, больной, сломленный. Но еще страшнее одиночество. Когда всегда один, один, один, и мысли разные... А ведь мог же я жить по-другому, как все. Мог! Блистать в обществе, делать гадости и получать за это почести и похвалу. Все это могло быть!... Ужас, что я несу. Не слушай меня, Ян. И прости. Знаешь, трудно убеждать в том, в чем не уверен сам. Они обещали пересмотреть мое наказание, если я отговорю тебя. Так вот, плевал я на них и их наказание. Слышите, вы там, за дверьми? Оглохли? Или вас удар хватил от злости? Нет, я не сломлен. Не сломлен!

Вбегают Агнесс, Серый и Витольд.

Витольд. Папа, я же просил...

Симон. Молчи, слюнтяй!

Агнесс. Это ты замолчи, старый идиот. Мало ты неприятностей нам принес, так теперь внука погубить хочешь? (Серому) Он выжил из ума.

Серый. Хозяину это не понравится.

Симон. А дышать он вам разрешает?

Ян. Так их, Симон!

Симон. (все больше распаляясь) Они загнали меня в темноту, в не проходящий мрак, но даже это не испугало меня. Потому что у меня есть то светлое в жизни, что нельзя забыть и что всегда будет со мной. Моя Мария, моя любовь. И я не жалею. Слышите, вы, плебеи, не жалею. Так и передайте своему колченогому козлу, там, наверху!

Витольд. Молчи, отец, молчи!

Агнесс. Вытолкать его отсюда!

Ян. Не трогайте его!

Агнесс. Не вмешивайся, Ян.

Серый. Старый дегенерат! Безмозглый осел! (хватает Симона и тащит к выходу)

Агнесс и Витольд cдерживают Яна.

Симон. Это вы все живете во мраке. Во мраке бесчувствия. Рабы! Люби, Ян, люби!

Серый и Симон исчезают за дверью. Пауза.

Ян. (вырываясь) Да пустите! Вцепились, как хищники.

Агнесс. Мог бы и спасибо сказать, что остановили.

Ян. Пожалуйста! (выходит)

Витольд. Мне кажется, твоя затея с этой встречей была не очень удачной, дорогуша.

Входит Серый.

Агнесс. Как ты наблюдателен.

Витольд. Ну, уж это было трудно не заметить. (выходит)

Серый. Что ты теперь скажешь, Агнесс?

Агнесс. Скажу, что я упряма, и своего добиваюсь. Всегда.

Затемнение.



В гостиной Луковских Гея и Лия.

Гея. Мой Казик рассказывал, что Хозяин вчера дважды вспоминал о Яне, но пока, почему-то, воздерживается от решительных мер. На него это так не похоже.

Лия. Я думаю, это потому, что к этому приложила свою лапку Агнесс. Хозяин ценит ее.

Гея. Все измениться, если ей не удастся укротить Яна.

Лия. Вот позабавимся, если Агнесс сядет в лужу.

Гея. Может тогда она станет менее высокомерной.

Лия. Но где же она? Мне до одури не терпится выведать у нее что-нибудь новенькое.

Гея. Кажется, здесь уже была небольшая заварушка.

Лия. Потрясающе! Расскажи, расскажи, Геечка. Мне просто пищать хочется от нетерпения.

Стремительно появляется Ян.

Ян. Пищите, сладкоголосая Лия, пищите. И вообще ни в чем себе не отказывайте. Можете даже хрюкать.

Лия. (изумленно) О!

Ян. Так что же вы хотели услышать от почтеннейшей Геи?

Лия. А-а... Да так... о последнем крике моды.

Ян. Я и не знал, что стал последним криком моды.

Лия. (тихо Гее) Он все слышал.

Гея. Мы зашли навестить Агнесс.

Ян. И посмотреть, села ли она в лужу? Я вижу дамам весело. Куда и подевалась ваша извечная скука.

Гея. Конечно. Ты же нас теперь так забавляешь, Ян. Весь круг с интересом следит за нашим юным Прометеем. Следит и потешается. Только зачем же выставлять на посмешище Агнесс?

Ян. Спасибо за заботу о матери. Ну а теперь, старые мегеры, катитесь отсюда, а то, боюсь, потом вас ни один хирург не соберет.

Лия. А! Какой хам! Я...я...

Гея. Спокойно, Лия, он не посмеет.

Ян. (кричит) Бегом! (делает шаг в их сторону)

Гея и Лия с криками выбегают. Ян, улюлюкая, провожает их. Входит Агнесс.

Агнесс. Ян, что здесь было? Кто кричал?

Ян. Мы с твоими подругами немного пошутили.

Агнесс. Как ты мог?!

Ян. Око за око, зуб за зуб.

Агнесс. Ты хочешь, чтобы с нами перестали общаться? Ты этого добиваешься?

Ян. Думаю, это была бы небольшая потеря. Но можешь не волноваться, эти две змеи через время приползут опять.

Агнесс. Ты заходишь слишком далеко, и это становится опасным. Круг мстит, когда посягают на его законы, и мстит жестоко, Ян.

Ян. А я люблю риск. Он делает наше существование не таким скучным.

Агнесс. Мне кажется, что ты меня не слышишь. Если бы я умела плакать, я бы сейчас заплакала. Мне так хотелось, чтобы ты достиг высот в нашем кругу, положения. Чтобы я могла гордиться тобой. И все рушиться из-за...

Входит Валерия.

Ян. Валерия?!.. Что-то случилось? Зачем ты пришла сюда?

Валерия. Мы так давно не виделись. Я думала, ты будешь рад. Но я могу уйти.

Ян. Постой, ты не поняла. Я не хотел, чтобы ты приходила сюда. Именно сюда.

Валерия. Почему? Ведь я уже была здесь?

Агнесс. Не слушайте его. Он шутит. И часто невпопад. Вы, наверное, девушка моего сына?

Ян. Нет!... То есть да, конечно. Знакомься, мама, это Валерия.

Агнесс. (рассматривая девушку) Агнесс.

Валерия. Очень приятно.

Агнесс. Ян так долго скрывал вас...

Ян. Это потому, что я скрытный такой.

Валерия. Я давно хотела с вами познакомиться.

Ян. Что ж, знакомство состоялось. Все удовлетворили свое любопытство, а теперь нам пора. Мы уходим.

Агнесс. (обеспокоено) Куда же вы? Только познакомились и уходите. Валерия, я прошу вас, повлияйте на него. Меня он, к сожалению, не слушает и постоянно исчезает из дома. Просто бродяга. Но теперь, когда вы здесь, я думаю, в этом нет необходимости.

Валерия. Чувствую себя виноватой. Давай останемся, Ян.

Агнесс. Оставайтесь, оставайтесь. А я угощу вас своим фирменным напитком. (выходит)

Валерия. Ты говорил о своей маме как о стальной женщине, мне она такой не показалась. Милая и приятная.

Ян. Как раз это меня и настораживает. Давай сбежим.

Валерия. (смеется) Ты точно бродяга. И что обо мне подумает Агнесс?

Ян. Так будет лучше.

Валерия. Кому? Ничего не понимаю. Объясни, что тебя тревожит.

Ян. Сам не знаю.

Валерия. О, эта таинственность! Чувствую, ты что-то не договариваешь.

Ян. (обнимает ее) Ты мне веришь?

Валерия. А ты как думаешь? Но...

Ян. Т-ш-ш... Молчи. (целует ее)

Тихо входит Агнесс с подносом.

Валерия. Твои поцелуи... Голова кружиться... Не отпускай меня. Стыдно признаться: я счастлива сейчас. Чувствую. Глупо?

Ян. Разве этого стыдятся?

Валерия. Боюсь сглазить.

Агнесс. (не в силах сдержаться) Ужас! (спохватившись) Я хотела сказать, ужас как я некстати. Совершенно упустила из вида, что у молодых наедине возникает потребность более тесного общения. В следующий раз буду осмотрительнее и заранее предупрежу о своем присутствии.

Ян. Буду тебе признателен.

Валерия. Это вы нас извините, Агнесс.

Агнесс. Ну что вы, что вы, это же, наверное, так естественно. Открытость чувств, и все такое... А вот и мой экзотический напиток. Могу заверить, такого вы еще не пробовали. Я сегодня особенно постаралась.

Все садятся.

Ян. Да, ты сама на себя не похожа.

Агнесс. (не обращая внимания) Должна признать, у моего сына хороший вкус. Вы очаровательны. Угощайтесь. (подает ей чашку) Чувствуйте себя как дома.

Ян. (беря чашку, тихо Агнесс) По-моему, ты переигрываешь.

Агнесс. А кажется в самый раз. Вам нравится, Валерия?

Валерия. Да. Вот только необычный смолянистый привкус...

Ян. Смолянистый привкус? (бросается к Валерии и выбивает чашку из ее рук)

Валерия. (испугано) Ян!

Агнесс. Что ты себе позволяешь, Ян? Что о тебе подумает гостья?

Ян. Гостья все, что надо обо мне уже подумала.

Агнесс. Ты совершил ошибку, Ян.

Ян. Хотел бы я в это верить. Извини, Валерия, так получилось.

Валерия. Где я могу привести себя в порядок?

Агнесс. Такое глупое недоразумение... Мне право неловко.... Там, за дверью, вы найдете все, что нужно.

Валерия выходит.

Ян. Ты хотела отравить ее.

Агнесс. Не говори глупостей, Ян.

Ян. Ты хотела отравить ее, я знаю.

Агнесс. Что ты можешь знать, глупый? Я устала и хочу отдохнуть. (идет к выходу)

Ян. (преграждая ей путь) Скажи правду.

Агнесс. Я уже сказала, что ты ошибся.

Ян. Я не верю. Твое поведение, твоя деланная улыбка, твой голос - все было фальшиво.

Агнесс. Не забывайся, Ян!

Ян. Ты хочешь, чтобы мы больше не увиделись?

Агнесс. Это шантаж!

Ян. Да! Ну, говори, говори, иначе я сейчас исчезну.

Агнесс. Нет!

Ян. Я жду.

Агнесс. (кричит) Хорошо! Успокойся! Это было всего лишь отворотное зелье, чтобы она забыла тебя.

Ян. Всего лишь!?

Агнесс. Да, я могла отравить ее, и с удовольствием бы сделала это. Но я не такая дура. Ты бы никогда не простил мне этого. А мертвая, она была бы еще более опасна, чем забывшая. И потом, я надеюсь, что ты все же одумаешься.

Ян. Ты хочешь, чтобы я сказал тебе спасибо? Что ты творишь, Агнесс? Да что же вы за существа такие?

Агнесс. Не забывай, что ты один из нас.

Ян. Сейчас я жалею об этом.

Агнесс. Не говори так. Ян, ты мой сын, и ты единственный, кто дорог мне.

Ян. А, понимаю: материнский инстинкт.

Агнесс. Называй это как хочешь.

Ян. Я не одумаюсь. Я же сумасшедший, сама говорила.

Агнесс. Ян...

Ян. (перебивая) Тебе лучше выйти сейчас. Я не хочу, чтобы вы встречались с Валерией.

Агнесс. Ян, сынок.

Ян. Уйди.

Агнесс выходит. Появляется Валерия.

Валерия. Ян, я задушить тебя готова! Выставил меня на посмешище.

Ян. Ерунда.

Валерия. Конечно ерунда. Тебя нет целую вечность, я места себе не нахожу. Прихожу сюда и ты мне совсем не рад. Ерунда! Меня угощают какой-то бурдой, ты выбиваешь у меня чашку, и делаешь вид, что ничего не происходит. Ерунда! У тебя и сейчас такой вид, будто тебя здесь нет. Ян, скажешь ты мне, наконец, что с тобой происходит?

Ян. Ничего.

Валерия. (в гневе) Я сейчас с ума сойду. Ты что-то скрываешь от меня. Но почему? Скажи почему? Почему?

Ян. (кричит) Да потому что я черт! Черт! Черт!

Затемнение.






ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Крыша высотного дома. Вечер. На крыше Ян и Валерия.

Валерия. До сих пор не могу прийти в себя. Все что ты рассказал... Просто фантастика. Как будто вижу перед собой совершенно иного человека. Хотя даже не человека, а как выяснилось...

Ян. Ты мне веришь?

Валерия. Не знаю.

Ян. Но раньше ты мне верила.

Валерия. Я и теперь пытаюсь. Скажи, что ты пошутил, Ян, скажи, что все это не так.

Ян. К сожалению, все, что я рассказал - правда.

Валерия. Но этого не может быть.

Ян. Ты сейчас говоришь как моя мать. Как не может быть, если это есть? Я реально существую и стою перед тобой.

Пауза.

Валерия. Мне страшно, Ян. Впервые в жизни я столкнулась с чем-то таким, чего не могу осознать, и что пугает меня.

Ян. Ты боишься меня?

Валерия. Нет...Я не знаю. Во мне борются два чувства. Одна моя половина испытывает страх, а вторая любит. И я не могу понять, что сильнее.

Ян. Я помогу тебе. Закрой глаза. (подходит к ней, осторожно прикасается, обнимает и, наконец, целует) Что бы там ни было, это же все равно я. Я. Тот, кого ты любила, обнимала, кому шептала нежные слова. Ну, посмотри на меня.

Валерия. Я люблю тебя, Ян, люблю.

Ян. Как я хотел, чтобы ты сказала именно так.

Валерия. Я поняла это сразу, как только увидела тебя там, на мосту. Такого одинокого на краю пропасти. Я окликнула тебя, а ты будто не слышал, будто был где-то далеко. И тогда я...

Ян. И тогда ты сказала: " Не прыгай, пожалуйста, не стоит."

Валерия. А ты посмотрел на меня... У меня вот тут все сжалось внутри, и в голове застучало: " Говори, говори, дуреха, не молчи, иначе он сейчас уйдет, и ты больше никогда не увидишь его."

Ян. А я...

Валерия. Нет, подожди. Я должна это сказать сейчас, иначе потом, наверное, никогда не решусь на это. Каждая встреча с тобой стала событием. Ты заполнил мою жизнь каскадом приключений, восторга и наслаждений. Ты угадывал все мои желания, и как никто понимал меня. Близость с тобой доставляла мне столько радости, что я не понимала, на каком свете нахожусь. Ты стал моим наркотиком, Ян. И даже если ты черт, то черт тебя возьми, я все равно люблю тебя.

Ян. Я ощущаю это так остро, что, кажется, кровь сейчас вскипит, и я превращусь в бурный поток. А в груди у меня вся вселенная. Мне хочется кричать, Валерия, кричать так, чтобы слышали все.

Валерия. Кричи, мой чертушка, кричи!

Ян подхватывает Валерию и кружит ее. А их подхватывает музыка. Они кричат что-то бессвязное и восторженное.

Музыка стихает, и Ян отпускает Валерию.

Валерия. (после паузы) Все это похоже на безумие или сон. Я люблю черта!

Ян. Ты все еще не веришь?

Валерия. Не знаю... Но если ты... черт, то у тебя должны быть...

Ян. Рога, копыта, хвост? Сказки. Слишком просто. Это не внешнее, это сущность. То, что внутри тебя. А внешне мы такие же, как и все, только обладаем большими способностями и живем по своим законам. В нашем кругу нет места чувствам, любви. Все построено на инстинктах.

Валерия. Но почему?

Ян. Так легче управлять.

Валерия. И вами управляет...?

Ян. Не стоит произносить его имя в слух.

Пауза.

Валерия. Лучше бы я не спрашивала об этом.

В стороне, в полутьме, возникла смутная фигура.

Ян. (увидев пришельца) Серый?! Что? Что тебе нужно? (подходит к нему ) Тебя послал...

Серый. (делает предупреждающий жест) Т-ш-ш.

Ян. Чего он хочет?

Серый. Чтобы ты одумался, подчинился и вернулся.

Ян. А если...

Серый. Вчера ночью буря была...

Ян. Я не боюсь.

Серый. Напрасно. Ты наш, Ян. И мы заставим тебя.

Ян. Серый, у тебя хвост из-под плаща выглядывает.

Серый, от неожиданности, проверил, так ли это.

Ян. Ты так стараешься угодить Хозяину, Серый, что хватаешься за то, чего не имеешь.

Серый. Тебе, Ян, смешно? Но можешь представить себе, как буду смеяться я, когда ухвачу тебя за горло.

Ян. (смеясь) Так же, как ты ухватил себя за хвост? (серьезно) Лапы коротки!

Серый. Для Хозяина нет ничего невозможного.

Они со злостью смотрят друг на друга.

Валерия. (встревожено) Ян!

Серый. (тихо) Берегись, Ян. (удаляется в темноту и исчезает)

Валерия. Кто это был?

Ян. Так, знакомый.

Валерия. Что он хотел? Он так странно говорил.

Ян. Не обращай внимания.

Валерия. Он один из вас?

Ян. Да.

Валерия. (подойдя к краю крыши) Как быстро опускается ночь. Там, внизу, огни, огни... А здесь, на крыше... Ян, что будет с нами дальше?

Ян. Я соврал бы тебе, сказав, что знаю. Но ты не бойся, главное, ничего не бойся.

Валерия. Как бы я хотела быть другой. Но у меня не получается. Я боюсь, Ян, боюсь.

Ян. Прости.

Валерия. Уже поздно, мне надо уходить. (медленно уходит, глядя на Яна)

Ян. Ты вернешься?

Валерия молчит.

Ты вернешься, Валерия?

Валерия молча уходит.

Ян. (кричит) Возвращайся!

Затемнение.



Крыша. Появляются Агнесс, Гея и Лия.

Гея. Кажется, здесь их видели в последний раз.

Лия. Какое безобразное место. Фу!

Агнесс. Здесь никого нет. Наверное, это ошибка.

Гея. Ничего подобного. Я нюхом чую, что они были именно здесь. А мой нюх меня никогда не подводил.

Лия. Да, Гея такие вещи чувствует. Наверное, стоит поискать их на других крышах.

Агнесс. Нет. Вам не стоит больше беспокоиться. Я сама найду их.

Гея. (возмущенно) Как?! Ты хочешь лишить нас возможности помочь тебе? Агнесс, я тебя не понимаю.

Агнесс. Вы и так сделали слишком много. Остальное - мое дело.

Лия. А мы? Как же мы?

Агнесс. Я сказала: мое дело.

Гея. Агнесс, милочка, ну нельзя же так с подругами. Мы из кожи лезем вон, чтобы помочь тебе, суетимся, хлопочем.

Лия. Я даже спать перестала.

Гея. Лия вот спать перестала. Я вся как на иголках. Бегаем, все в мыле, с ума сходим, и что в ответ?

Лия. Мы ведь и обидеться можем.

Гея. Обидеться и уйти. Но ты же не хочешь этого, Агнесс? Ведь не хочешь?

Агнесс. Как раз этого я и хочу. Вы надоели мне.

Гея. Вот как? Спасибо. Хорошо, дорогуша, мы уйдем.

Лия. Уйдем?! А как же самое интересное?

Гея. Успокойся, Лия. Я могу тебя заверить, что самое интересное будет чуть позже, и уж его то мы не пропустим. Ведь наша Агнесс еще не знает, что Хозяин объявил охоту на Яна.

Агнесс. Не может быть.

Лия. Что? Съела?

Гея. (улыбаясь) Ну конечно, как же это может быть? Ведь Ян сын нашей незабвенной Агнесс, у которой столько заслуг перед троном. И которая из кожи лезет вон, чтобы заслужить расположение Хозяина. (подражая Агнесс, передразнивает) " Вы сегодня просто неотразимы, ваша мрачность. Как ваш ревматизм, не беспокоит? Я видела вас во сне, ваша мрачность. Это хороший знак. Не почесать ли вам за ушком? "

Агнесс. А вы просто корчились от зависти.

Гея. (не обращая внимания) Но, видать, ты не там чесала, милочка, раз не помогло. Мой Казик собственными ушами слышал, как час назад, Хозяин в гневе прорычал: " Мне надоел этот Ян. Уймите же его, наконец!" И спустил своих псов.

Лия. Обожаю охоту!

Гея. Твоего сына затравят, как банальную дичь. А мы с радостью насладимся этим зрелищем.

Лия. Одна только мысль об этом приводит меня в дикое возбуждение.

Агнесс. Гадины! Скользкие, мерзкие твари!

Лия. (испугавшись) Гея, отойдем подальше, а то эта семейка страдает бешенством. Как бы она на нас не кинулась. (отбегает)

Гея. Мы поступим разумней. Удалимся прочь, так как здесь нам делать уже нечего. А она пусть воет от отчаяния, пока не захлебнется.

Лия. Веселись, подружка!

Лия и Гея уходят.

Агнесс. Ян! Ян! Я же говорила тебе... (уходит)

Появляется Ян. Он подходит к краю крыши и смотрит вниз. Слышится шорох.

Ян. (оборачиваясь) Валерия?!

Входит Витольд.

Витольд. (шепотом) Это я, Ян.

Ян. (разочарованно) Ты?!

Витольд. Я понимаю, ты ждал не меня.

Ян. Почему ты говоришь шепотом?

Витольд. Разве? Хотя да... Я не заметил.

Ян. Что-нибудь случилось? Тебя послала Агнесс?

Витольд. Нет, нет, я сам. Я на секундочку. Здесь больше никого нет?

Ян. Как видишь.

Витольд. Ян, зачем, зачем тебе вся эта шумиха? Неужели ты не мог встречаться с этой девушкой тайно, без огласки? Так многие делают.

Ян. Я так не умею.

Витольд. Спросил бы меня. Я бы научил. В этом даже есть своя прелесть. Ты совершаешь то, что запрещено, но никто об этом не знает. Ты рискуешь, изворачиваешься, врешь, как последняя сводня, запутываешь следы, получаешь желаемое и остаешься безнаказанным. Море удовольствия! Ну разве не замечательно?

Ян. Получать удовольствие оттого, что унижаешься?

Витольд. Ну, зачем ты так?

Ян. А как? Как? Ты смешон, отец. Ты потерял себя. И какие бы ты теории не выдвигал, это всего лишь жалкие попытки оправдаться перед самим собой.

Пауза.

Витольд. Я напрасно пришел. Только знаешь, приходится быть смешным. Чтобы как-то... Как-то существовать.

Ян. Прости. Мне не надо было говорить тебе это.

Витольд. Да нет, Ничего. Ну, я побегу. Не говори никому, что я здесь был. И еще, ты того... побереги себя, Ян. Вот что я тебе хотел сказать. (уходит)

Ян смотрит ему в след. С противоположной стороны появляется Исса.

Исса. Наш герой остался один, Всеми забытый и отвергнутый. Печальный результат. Ай-яй-яй. Но есть Исса.

Ян. Ну, если ты здесь, то уже не забытый.

Исса.. Исса, которая готова простить.

Ян. Неужели?

Исса. У тебя есть шанс, Ян. Последний шанс.

Ян. И ты так великодушна, что предлагаешь мне им воспользоваться

Исса. Ради тебя самого.

Ян. Ты ли это, Исса? А как же твои интересы? Неужели ты забыла о себе и решила проявить заботу о ком-то еще?

Исса. Ты хотел, чтобы я утешилась, дорогой, и я утешилась. Ах, как я утешилась! Вернее нашла развлечение.

Ян. Я рад, что ты, наконец, нашла применение своей неуемной энергии, от которой тебя просто распирало.

Исса. Он молод и красив. Я прихожу к нему во снах и будоражу его воображение. Он изнывает от желания и чахнет на глазах. Он стонет и вскрикивает во сне, как раненый зверь. Он жаждет меня, но никогда не получит. Разве что во сне... Может быть...

Ян. Ты замучаешь его.

Исса. Ну и что? Мне доставляет удовольствие изводить его.

Ян. (разводя руками) Дура.

Исса. Полегче, Ян.

Ян. Тебе не жаль его?

Исса. Жаль?! Ты что смеешься надо мной? Исса забавляется! Я ведь чертовка, и не знаю, что такое жалость. Да и тебе ли говорить о жалости? Тебе, который втоптал меня в грязь? Но... может ты решил протянуть мне руку? А? Ян?

Ян. Чтобы ты ее откусила?

Исса. Кретин.

Ян. Я не люблю тебя, Исса.

Исса. Псих, кому нужна твоя любовь?

Ян. Мне.

Исса. (со злостью) Как же я ненавижу тебя, Ян. До судороги, до спазмов. Тебя и твою проклятую любовь. Вот так бы взяла... (увидев рекламный плакат с изображенными на нем девушкой и юношей, бросилась к нему, и стала рвать его) Вот так! Вот так! Вот так! (закончив) Пожалуй, стоит уйти.

Ян. Пожалуй, стоит.

Исса. Чтобы не заразиться.

Ян. Ну что ты! Тебе это не грозит, Исса. Живя расчетом и инстинктами, не заразишься.

Исса. Слабоумный. (собираясь уходить ) Да, помниться за мной должок. Я обещала отомстить тебе, Ян. Так вот, я исполню это, клянусь, исполню. Жди. До встречи, дорогой. До скорой встречи. (стремительно уходит)

Тихо входит Валерия.

Валерия. Я вернулась, Ян.

Ян. Я... Я ждал тебя.

Валерия подходит к нему и прижимается к его груди.

Затемнение.



Посреди крыши сидит Симон и ест яблоко. За его спиной появляются Ян и Валерия.

Симон. (не оборачиваясь) Гостей не ждете?

Ян. Симон? Откуда?

Симон. Ой, только не надо, не надо! Будь добр, убери со своей физиономии это дурацкое недоумение. Будто ты не знаешь откуда. Из дыры естественно.

Ян. Это мой дед Симон. А это Валерия.

Симон. (встает) Она?

Ян. Она.

Симон. (обойдя вокруг Валерии) Что ж, одобряю. Мне, правда, всегда больше нравились женщины в теле. Я, видите ли, поклонник классицизма, крупных форм.

Ян. Симон, ты безнадежно устарел.

Симон. Ты так думаешь? Впрочем, все еще можно наверстать. Было бы время и возможности. Тем более что в вопросах женской красоты, я был всегда скорее либералом, чем консерватором. А вы просто прелестны, дитя мое. (целует Валерии руку)

Валерия. Вы такой галантный кавалер, Симон! Чувствуется школа.

Симон. О, когда-то я был большим сердцеедом... Да... У меня был бешеный темперамент.

Ян. Симон, давай оставим твое прошлое и вспомним о настоящем.

Симон. О-ля-ля. От своего настоящего я просто в восторге. Как видите, я на свободе.

Ян. Но как?

Симон. Сбежал.

Ян. С ума сойти! Каким образом?

Симон. Представь себе, благодаря тебе.

Ян. Ничего не понимаю.

Симон. Нет, вы посмотрите на него! Ну просто ангел, а не черт. Ни сном, ни духом. Сама невинность.

Ян. Да ладно, Симон, объясни толком.

Симон. С удовольствием. Все это время я был единственным в своем роде. Этакий коктейль из городского сумасшедшего, типа вне закона и носителя всех пороков вместе взятых. Моральный урод, одним словом. Меня заперли куда подальше, но глаз с меня не спускали. Я бы сказал, пялились до неприличия. И тут сходишь с ума ты, Ян. Бац! И все внимание переключено на тебя. " Симон, лови момент." - сказал я себе, подхватил свои лохмотья, чтобы не мешали, и побежал. Вы бы видели, как я несся! Откуда и прыть взялась... Но ведь было, от чего. Ни кто же не хочет, чтобы ему на хвост насыпали соли. И вот я здесь, закусываю свой побег ворованными яблоками. Пришлось по дороге сделать набег на какой-то сад. И чувствую себя прекрасно. Свобода! Хочешь? (протягивает Валерии яблоко)

Валерия. (беря яблоко) Да вы просто герой, Симон!

Симон. (смутившись) Ну это слишком громко сказано. Хотя... А почему бы и нет? Герой!

Валерия. Вы бросили перчатку самому Хозяину.

Симон. (смеется) Хотел бы я видеть, как эта старая образина, со своим ревматизмом, попытается ее поднять. (Пауза) А если серьезно, то, что есть Хозяин? Законы и предрассудки, которые мешают нам жить и любить. Так вот, начхал я на них.

Ян. (с улыбкой) Я горжусь тобой, Симон.

Симон. И правильно делаешь.

Ян. Но что дальше?

Симон. Дальше? Дальше... Я пойду к ней, к моей Марии. Как я мечтал взглянуть на нее! Счастлива ли она? Я не покажусь ей. Зачем? Слишком много лет прошло. Только посмотрю. Издалека. А потом... Я и сам пока не знаю.

Валерия. Как грустно. Будто в небе что-то зазвенело...Так пронзительно! И холодом разлуки обдало.

Симон. Ну что ты, детка, все здорово. Будем наслаждаться жизнью. Слишком долгое время я был лишен этого удовольствия.

Ян. Тебя будут искать и не успокоятся, пока не найдут.

Симон. А вот это на здоровье. Уж я найду, где спрятаться. Я ведь теперь большой специалист по дырам.

Валерия. (встревожено) Сюда кто-то идет.

Ян и Симон смотрят в направлении, указанном Валерией.

Ян. Это Агнесс.

Симон. В воздухе запахло жаренным.

Ян. Тебе нужно спрятаться, Симон.

Симон. Еще как нужно! Если бы Хозяин вздумал публично поджарить меня на медленном огне, уверен, твоя мамаша уселась бы в первом ряду.

Ян. (Валерии) Тебе тоже надо уйти. Так будет лучше.

Валерия. Я понимаю. Идемте, Симон.

Симон. С удовольствием, мое дитя. (галантно подставляет ей свою руку)

Симон и Валерия уходят. Появляется Агнесс.

Агнесс. Ян, как хорошо, что я тебя нашла.

Ян. Предпочитаю, чтобы обо мне забыли.

Агнесс. Не получится, Ян. Хозяин объявил на тебя охоту.

Ян. Зверь разъярен и требует крови?

Агнесс. Твоей крови.

Ян. Понимаю.

Агнесс. Ян, ты должен пойти к Хозяину и покаяться. Сейчас. Немедленно.

Ян. (резко) Я никому ничего не должен.

Агнесс. Это ты так думаешь, а у него другое мнение на твой счет. Ян, пойди. А я постараюсь уговорить его простить тебя.

Ян. В чем я должен каяться? Что не такой как вы? Но даже если я покаюсь, то не перестану быть другим.

Агнесс. (с болью) Но он уничтожит тебя!

Ян. По крайней мере, не стану противен самому себе.

Агнесс. (в отчаянье ) А я? Как же я? Тебе наплевать? Ты чудовище, Ян! Ты такой же жестокий, как и все в нашем кругу.

Ян. Может я даже хуже, но не такой, как вы. Не такой. И уже никогда не смогу быть таким. (Пауза) Я отрекаюсь от вас. И вас больше нет...

Агнесс. (потрясенная) Нет, нет, Ян! Ты не можешь. Не можешь так... со мной... (по ее щекам бегут слезы) Почему... Почему я не умею плакать?..

Ян. (тихо) Агнесс, ты плачешь.

Агнесс. (испуганно) Что? Нет. Тебе показалось.

Ян. Но я же вижу.

Агнесс. Тебе кажется. Ты этого не видел. Слышишь? Не было этого. Скажи!

Ян. (после паузы) Не было. (отходит к краю крыши и отворачивается)

Пауза.

Агнесс. Ну, вот и все. Я сделала, что могла. Прощай. (Пауза) Беги, Ян, беги пока не поздно. (быстро уходит)

Входят Симон и Валерия.

Ян. Погода портится.

Валерия. Мы все слышали, Ян.

Симон. Вам надо бежать со мной.

Ян. Нет. Так нас быстрее обнаружат. Ты пойдешь один и сейчас же. Валерия, побудь здесь, я провожу Симона.

Валерия. (подойдя к Симону) Вы чудный, Симон.

Симон. Я знаю.

Валерия. Удачи вам.

Симон. А вот это нам всем не помешает.

Ян. Скорее, Симон.

Симон. Будьте счастливы, дитя мое. (целует ее)

Ян и Симон уходят. Темнеет. Из темноты появляется Серый.

Валерия. Кто вы?.. Я, кажется, уже видела вас.

Серый. Я тот, с кем не очень-то любят встречаться.

Валерия. Вы как будто бравируете этим.

Серый. Скорее огорчен. Встреча с вами мне в удовольствие.

Валерия. За что такая честь?

Серый. Ведь вы красивы, и знаете это. (подходит к ней и смотрит прямо в глаза)

Валерия. (отводя взгляд) У вас очень неприятный взгляд.

Серый. Вы правы. Я даже не смотрю на себя в зеркало.

Валерия. Вспомнила. Вы один из...

Серый. Т-ш-ш. Не стоит. Давайте лучше говорить о вас.

Валерия. (растерянно) Обо мне?

Серый. Ведь вы, в отличие от меня, часто смотрите на себя в зеркало. Не так ли? Вам нравится то, что вы там видите. Конечно. У вас такая кожа, волосы, глаза... У-у, изумруды. Вы любуетесь собой, и это вам доставляет удовольствие.

Валерия. Перестаньте.

Серый. Почему?

Валерия. Мне это неприятно.

Серый. Не смущайтесь. Красоты не надо стесняться. Многие дорого заплатили бы за то, что вам досталось даром. Цените это.

Валерия. Странная у вас манера делать комплементы. Если это комплименты. Что вам надо от меня?

Серый. Вы созданы, чтобы вас любили. Наш Ян не ошибся. Да вот только любить ему не положено.

Валерия. Но он любит.

Серый. Поправ все законы.

Валерия. Ваши законы дикие.

Серый. (со злостью) Не тебе судить о них, кукла. Вот что я тебе скажу: ты должна исчезнуть из его жизни. Так будет лучше и тебе и ему.

Валерия. Я не предам его.

Серый. (спокойно) Хорошие слова. Сильные. И сказаны с чувством. Милая девочка, как бы я опечалился, если бы твое прекрасное лицо вдруг обезобразилось. Обезобразилось так, что ты позавидовала бы последней старухе из подворотни. А ведь это может случиться. Ты не веришь? Тогда на, смотри. (быстрым движением достает из кармана зеркало и подносит к лицу Валерии)

Валерия. (с ужасом отшатывается) Нет!.. (закрывает лицо руками)

Серый. Ужасно. Правда? Но ведь этого пока не случилось. Пока. Хотя все возможно.

Валерия. Нет! Нет! Нет!

Серый. Думай, детка, думай. Скоро может начаться буря. (отходит)

Появляется Альфред.

Серый. (Альфреду) Ату ее! Ату! (уходит)

Альфред. (глядя на Валерию, тихо) Какая славная дичь!

Валерия. (отрывая руки от лица и видя Альфреда) Ян! (бросается к нему) Ян, наконец-то ты пришел.

Альфред. (поспешно) Да, да, твой Ян с тобой. Я пришел.

Валерия. Как он меня напугал! Если бы ты знал... Монстр! Какой ужасный монстр!

Альфред. О ком ты? Здесь никого нет, кроме нас.

Валерия. Он был здесь.

Альфред. Тебе, наверное, привиделось. Тень ты приняла за призрак. Забудь.

Валерия. Нет, нет, он был здесь. У этого типа взгляд убийцы. Пустота и пронизывающий холод. Он хотел, чтобы мы расстались, иначе...

Альфред. Но ты же не покинешь меня?

Валерия. Конечно нет.

Альфред. И пойдешь за мной, куда бы я ни пожелал?

Валерия. Ты же знаешь: пойду.

Альфред. Какая преданность!

Валерия. Нас связывает большее.

Альфред. Да, конечно. (Восхищенно и хищно) Ты удивительна. Редкий экземпляр. О, как же я хочу тебя поцеловать! До одури. В глазах темнеет... Прямо сейчас. Немедленно. (хватает и целует ее)

Валерия неожиданно отталкивает его.

Альфред. (удивленно) В чем дело?

Валерия. (растерянно) Не знаю... Это как-то само собой получилось.

Альфред. А раньше тебе нравилось. Не так ли?

Валерия. Не пойму, что со мной... Твой поцелуй... Он похож...О, нет... Мне показалось, что ты хочешь меня укусить. Какая я глупая!.. Прости.

Альфред. Вообще-то не в моих правилах... (спохватившись) То есть, конечно, конечно я тебя прощаю. Забудь. Нам не следует оставаться здесь. Это становится опасным.

Валерия. Мы уходим? Куда?

Альфред. (торопливо) Ты обещала не о чем не спрашивать. Идем. (протягивает ей руку) Скорее.

Валерия стоит, словно в оцепенении.

Альфред. (теряя самообладание) Идем же! Ты меня слышишь? Я кому говорю!? Ну, глупенькая, пока не поздно. (хватает ее и пытается тащить) Да идем же, тебе говорят.

Валерия сопротивляется.

Валерия. Мне больно, Ян!

Появляется Ян.

Ян. Оставь ее.

Валерия. (прейдя в себя) Ян! (вырвавшись, бросается к Яну) Он хотел, чтобы я пошла с ним.

Ян. (бросается на Альфреда) Уничтожу!

Ян, схватив Альфреда за горло, подтаскивает его к краю крыши.

Альфред (кричит) Так хотел Хозяин. Я всего лишь выполнял.

Ян. Ты смел прикоснуться к ней, урод.

Валерия. Ян, ты убьешь его.

Ян. Он заслужил это.

Валерия. (пытается остановить Яна) Ян, отпусти его! Ян! Остановись!

Ян нехотя оставляет Альфреда.

Валерия. Пусть уходит.

Ян. (Альфреду) Ты пытался быть моим другом.

Альфред. Насколько это возможно в нашем кругу. Сам говорил.

Пауза.

Ян. Проваливай!

Альфред. С удовольствием. Но ты все равно проиграешь, Ян. А пока развлекайся! (с хохотом уходит)

Слышатся отдаленные раскаты грома. Где-то сверкают молнии.

Ян. Гроза идет.

Валерия. У тебя был такой вид!.. Ян, еще немного и ты бы убил его.

Ян. Конечно. Я же все-таки черт. А эта тварь сделала тебе больно.

Валерия. Но...

Ян. (резко) Я же не убил его. (меняя тон) Испугалась?

Валерия. Он, будто, подчинил меня своей воле. Какой-то частью себя я осознавала, что это не ты, но ничего не могла поделать.

Ян. (подходит к ней) Успокойся. Это всего лишь иллюзия, гипноз. Мои соплеменники обожают выдавать желаемое за действительность. Чудный способ существования.

Валерия. Здесь еще был жуткий тип в плаще. Одно воспоминание о нем бросает в дрожь. Ян, они рыщут вокруг, разве ты не чувствуешь? Мы как будто на острове, который все больше уходит под воду. И скоро наступит та минута, когда он исчезнет совсем, а вместе с ним и мы.

Ян. Если только с острова невозможно бежать... Я знаю, что делать.

Валерия. Знаешь?

Ян. (взяв ее за руку) Бежим!

Они начинают бежать, оставаясь на месте. Все быстрее и быстрее. Вокруг мелькают тени, блики, молнии. Слышны раскаты грома.

Вспышка молнии. Темнота. Луч света выхватывает из темноты Яна и Валерию.

Валерия. (переведя дух) Где мы?

Ян. На краю света, если хочешь.

Валерия. Мы так мчались!

Ян. Обгоняя время.

Валерия. Ветер до сих пор в ушах шумит. Рядом с тобой я чувствовала себя ведьмой на помеле. Думаешь, здесь нас не найдут?

Ян. Надеюсь, у них не хватит фантазии искать нас в этом месте.

Валерия. Как здесь пустынно и тихо.

Ян. Только ты и я, никого больше.

Валерия. И звезды падают. От этой пустоты веет холодом.

Ян. Я согрею тебя. (обнимает ее) Ведь нам больше ничего не нужно. Правда? Хорошо было бы остаться здесь.

Валерия. Ты на самом деле этого хочешь?

Ян. А почему бы и нет?

Валерия. Это место не для нас, Ян.

Ян. Но почему?

Валерия. Не обманывай себя. Ты привык к другой жизни: бурной, яркой, полной неожиданностей и впечатлений. И что взамен? Эта пустыня?

Ян. А ты? Разве этого мало?

Валерия. Мало. Я знаю, что вскоре произойдет с нами. Все твое внимание будет сосредоточено на мне, и, в конце концов, я надоем тебе. Не спорь... То же самое произойдет и со мной. Мы потеряем друг друга, Ян.

Ян. Этого не случиться. Мы же любим друг друга.

Валерия. Ян, мы не сможем защитить наши чувства от нас самих. Там, где кончается свет, начинается тьма, и всей нашей любви не хватит заполнить ее пустоту.

Ян. Ты хочешь, чтобы мы опять прыгнули в водоворот? Только уже по своей воле?

Валерия. Я хочу сохранить наши чувства. Приходится выбирать, Ян. И я выбрала.

Ян. Не боишься?

Валерия. С тобой - нет. Мы должны вернуться. Обещай, что вернемся.

Ян. (после паузы) Ты хорошо подумала?

Валерия. Я подумала.

Ян. Хорошо. Мы вернемся...

Затемнение.



Рассвет. Крыша. Ян спит, положив голову, на колени сидящей Валерии.

Появляется Исса.

Исса. (с издевкой) Какая трогательная идиллия.

Валерия. (осторожно поднимается, чтобы не потревожить Яна) Кто вы?

Исса. Ветер. Гроза. Стихия.

Валерия. Не понимаю.

Исса. Не обращай внимания. Я друг. Самый близкий друг Яна. Ближе, кажется, не бывает.

Валерия. Я сейчас разбужу его.

Исса. Ну что ты, не стоит. Он, наверное, очень устал.

Валерия. Да, очень.

Исса. Бедняжка. Его совершенно загоняли.

Валерия. Ян ничего не говорил мне о вас.

Исса. Но что же тут удивительного? Мужчины, даже если они черти, все равно остаются мужчинами. Слишком быстро стараются забыть. Но вот я ни о чем не забываю. Я Исса. Ян для меня так много сделал, что я теперь в долгу перед ним. И вот пришла, чтобы вернуть ему этот долг.

Валерия. К сожалению, я не знаю, о чем идет речь.

Исса. Охотно поделюсь. Думаю, тебе будет интересно. Какой сказочный рассвет, не правда ли? (идет к краю крыши)

Валерия тоже подходит к краю крыши.

Исса. Когда-то я была счастлива, насколько может быть счастливой молодая, интересная чертовка. Ничто не нарушало моего спокойствия и уверенности в будущем. Я знала, что вскоре стану невестой, выйду замуж и, у меня будет все нормально, как у всех. Мне нашли жениха, и все шло к свадьбе. Но меня обманули. Мой жених оказался подлецом. Даже по нашим меркам. Отказался от свадьбы и выставил меня на посмешище. Лучше бы он этого не делал.

Валерия. Это был Ян?

Исса. Ты знала?

Валерия. Нет. Догадалась.

Исса. Тем лучше.

Валерия. Он это сделал из-за меня.

Исса. Естественно.

Валерия. И... что дальше?

Исса. (очень спокойно) А ничего. Мне осталось только отомстить. И ты, дурочка, будешь моей расплатой. (резко сталкивает ее с крыши)

Вскрикнув, Валерия исчезает.

От крика Ян вскочил, но ничего не может понять.

Исса. (торжествуя) Просыпайся, Ян! Твоя любовь мертва. Там, внизу. Я отомстила тебе. Отомстила! (с хохотом убегает)

Ян. (с криком) Валерия! (прыгает вниз)

Рассвет сменился ночью. Луч света выхватывает из темноты Яна, который держит на руках безжизненную Валерию.

Ян. (тихо) Кто сказал, что ты умерла? Это только им так кажется. Им, никогда не любившим, не чувствовавшим, не знавшим. Ты жива, и ничто не сможет разлучить нас. Даже смерть. Я унесу тебя далеко, далеко, в то время, когда мы были счастливы. У меня хватит сил. Должно хватить.

Ян начинает бежать, оставаясь на месте. Вокруг него все мелькает: тени, блики, молнии. Все быстрее и быстрее...

Валерия оживает и начинает бежать рядом с Яном. Они бегут, взявшись за руки.

Занавес.




© Валентин Тарасов, 2003-2017.
© Сетевая Словесность, 2003-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Исходному верить [Редакторы и переводчики суть невидимки. Если последние еще бывают известны, то первых не знают вообще. Никто не заглядывает в выходные данные, не интересуется...] Галина Грановская: Охота [Войдя в холл гостиницы, Баба-Яга приостановилась у огромного зеркала, которое с готовностью отразило худую фигуру, одетую в блеклой расцветки ситцевый...] Андрей Прокофьев: Павлушкины путешествия [Когда мой сын Павел был помладше, мы были с ним очень дружны - теперь у него много других интересов, и дружба не такая близкая. Из нашего общения получились...] Рецензии Андрея Пермякова и Константина Рубинского [] Виталий Леоненко: Страстной апрель [Плыть за шумом осины седых серёг, / за мотора гурканьем над Окою, / самоходной баржей горючих строк / неумолчно, трудно - свой поздний срок / ...]
Словесность