Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




НОВОКАИН,
или Как правильно приготовить фугу

Скетч


 В р а ч .

 П а ц и е н т .


Сцена представляет собой комнату в некоем медицинском учреждении. Она опрятна и деловита, но именно это как раз и наводит на мысли о подпольных абортах и вивисекции. Кушетка, столик на колесиках, еще один стол - обычный, письменный - у стены. Кругом какие-то глянцевые наглядные пособия. Зеленая пластиковая ширмочка. За ней слышен шум воды, стекающей в раковину.

Свет идет непонятно откуда. Время суток - неопределенное, как бывает глубоко под землей.

Шум воды стихает, и из-за ширмы появляется  В р а ч  - молодой здоровый детина. Поверх футболки с надписью "Рай NOW!" на нем халат - свежий, но явно с чужого плеча. Вообще такое впечатление, что детина только играет роль врача, и эта роль доставляет ему огромное удовольствие. Он по-хозяйски оглядывает комнату, подходит к столику, трогает ногтем блестящие инструменты - один за другим, по очереди, словно клавиши ксилофона. Детина пучит губы и фальшиво насвистывает что-то из "Наутилуса".

Раздается приятный звонок - дзынннь - наподобие тех, какими оснащены микроволновки. Дверь, которую мы раньше не замечали, бесшумно распахивается. В комнату въезжает кресло-каталка на резиновых шинах. В кресле сидит  П а ц и е н т . Его голова обмотана бинтами. Оставлены лишь отверстия для рта, носа и ушей. Руки от запястий до локтей прикручены к подлокотникам кресла - тоже бинтами, но крепко-накрепко. Кресло останавливается на середине комнаты и разворачивается к зрительному залу.


 В р а ч . Кхм.


Пациент вздрагивает.


Ну, вот вы и здесь. Добро пожаловать.


Пауза.


Надеюсь, вы меня слышите и понимаете.


Пауза.


Я рад.

 П а ц и е н т  (капризным тоном). Снимите эти дурацкие бинты. И кстати, почему я связан?

 В р а ч . Я думал, вы в курсе. Это для вашего же блага. А бинты снимем, обязательно снимем. После операции.

 П а ц и е н т . Какой еще операции? Так я в больнице?

 В р а ч . Пока не время об этом говорить. Опять же - для вашего спокойствия.

 П а ц и е н т . Со мной что-то случилось? Пожар? Катастрофа? Теракт? Я попал в аварию? Ничего не помню.

 В р а ч . И не нужно. Не волнуйтесь так. Можно сказать, что мы все в этой жизни попали в аварию.

 П а ц и е н т . Какого черта!

 В р а ч  (невозмутимо). Все мы так или иначе - жертвы катастрофы...

 П а ц и е н т . Не заговаривайте мне зубы!

 В р а ч . ...теракта...

 П а ц и е н т . Твою мать!

 В р а ч . ...землетрясения...


Пациент испускает долгий стон.


...наводнения или пожара. Ну вот, теперь, когда вы успокоились, мы можем заполнить все необходимые документы.


Врач подходит к письменному столу, роется в бумагах.


 П а ц и е н т  (очень раздраженно). Послушайте, я в порядке. Насколько я могу чувствовать свое тело, у меня все на месте - руки, ноги, голова. Ничего не болит. Я в полном порядке. Единственная проблема - эти бинты. И еще - вы. Мне не нравится ваш голос.

 В р а ч  (вкрадчиво). Так это единственная проблема?

 П а ц и е н т . Ну да.


Крутит головой, пытаясь определить по голосу местоположение врача.


 В р а ч  (заходит за спину пациенту, наклоняется к его уху, будто хочет сообщить важный секрет, и вдруг орет оглушительно). Тогда что вы здесь делаете?

 П а ц и е н т  (подпрыгивая в кресле, насколько ему позволяют его путы). Мать твою!


 В р а ч  неслышно смеется и отступает обратно к столу, не сводя с пациента любопытного взгляда. Пауза.


 П а ц и е н т . Слушайте, вы маньяк? Точно, вы маньяк. Вы меня похитили и опоили какой-то дрянью.

 В р а ч  (хриплым басом, скорчив страшную рожу). Да-а-а!

 П а ц и е н т . Нет, серьезно. Вы меня с кем-то спутали. Я не...

 В р а ч . У-у-у!

 П а ц и е н т . ...не политик, не журналист, не телезвезда. У меня мало... совсем нет денег. Я обычный банковский служащий (почти плачет). Почему, ну почему это случилось именно со мной?


Внезапно взбрыкивает в надежде достать невидимого противника пинком.


 В р а ч  (веселясь от души). Ы-ы-ы!

 П а ц и е н т  (дергаясь всем телом, месит ногами воздух). Слушай, ты, придурок (рывок). Отпусти меня сейчас же, иначе тебе не поздоровится (еще рывок). Ты не знаешь, как-кие люди стоят за моей спиной...

 В р а ч  (внезапно сбросив всю веселость). Ну, хватит. Кстати, в данный момент за вашей спиной стою я. И, между прочим, со скальпелем в руке.


Пациент вжимается в кресло. Пауза.


Вы вспыльчивы, я тоже. Давайте ближе к делу. У нас мало времени. Если вы здесь, значит, это неспроста. Приступим.


Пациента начинает мелко трясти.


Ну, голубчик. Это не так неприятно, как вам кажется. Это даже совсем не больно. Я вот что думаю... Поскольку документы вам все равно больше не понадобятся, обойдемся без их заполнения.


Пациент визжит и бьется. Что-то негромко журчит.


Упс... Медвежья болезнь? Да ладно вам. То грозились, а теперь... (Каким-то очень обыденным движением кладет скальпель в карман халата. Из другого кармана вынимает пару перчаток, надевает их, подходит к столику на колесах. Перебирает ампулы, то и дело поднося их к глазам и бормоча себе под нос.) Ага, вот оно... (читает по складам) но-во-ка-ин. Что это - новокаин?

 П а ц и е н т  (сквозь зубы). Местное обезболивающее. Так вы все-таки не врач.

 В р а ч . Все мы в этой жизни в определенной ситуации врачи...

 П а ц и е н т  (измученным голосом) ...и все пациенты. Послушайте, что вам от меня нужно?

 В р а ч . Ну, это уж вам виднее (оглядывается на забинтованную голову пациента). Прошу прощения, забыл.

 П а ц и е н т  (очень-очень тихо). Псих ненормальный.

 В р а ч . Эта реплика уже была. Или что-то похожее. Давайте не будем повторяться.


Не слишком умело ломает ампулу, набирает жидкость в шприц. Подходит к пациенту. Видно, что он немного волнуется.


Сейчас я сделаю вам укол.

 П а ц и е н т  (кричит во все горло). Стойте!

 В р а ч . Что такое?

 П а ц и е н т . У меня индивидуальная непереносимость новокаина!

 В р а ч  (почти восхищенно). Что-что? Как? Ин-ди-ви-дуальная? Это еще что значит?

 П а ц и е н т  (снова раздражаясь). Это значит, дубина, что если ты вкатишь мне эту дрянь, я скопычусь. Дам дуба. Сыграю в ящик. Я понятно объясняю?

 В р а ч  (обескураженно). И что теперь делать? Мне сказали - новокаин...

 П а ц и е н т  (быстро). Кто сказал?

 В р а ч  (мнется). Э-э...

 П а ц и е н т . Кто? Ну!


Врач с беспокойством оглядывается по сторонам. Долго и подозрительно смотрит в зрительный зал.


Говори, урод!

 В р а ч . Я... мне.. Эти... ну, как их...

 П а ц и е н т  (кричит). Кто?

 В р а ч  (забыв, что пациент ничего не видит, тычет пальцем в зал). Все эти люди, которые смотрят на нас из темноты.

 П а ц и е н т  (мигом успокаиваясь). Так. Отлично. Отличненько. Все эти люди. Просто чудно. Мать твою за ногу.


Пауза. Врач так и стоит посреди сцены с набранным шприцем, низко опустив голову. Он весь - воплощение отчаяния и раскаяния.


И все эти люди... приказали тебе... сделать со мной то, что ты собирался сделать?


 В р а ч  (кивает, но тут же спохватывается). Да. Как же теперь быть?

 П а ц и е н т  (почти весело). А никак. Сам обосрался, сам и разгребай. Только я тут ни при чем.


Пауза, во время которой пациент напряженно вслушивается в пространство и, как видно, не менее напряженно о чем-то размышляет.


Я тебе вот что скажу. В этом мире все мы - победители и проигравшие. В данном случае неудачник - это ты. Ты провалил задание. Тебе оказали доверие, а ты все провалил. Ты долбаный лузер. Чмо. Клоун в халате.


Врач всхлипывает. Пациенту это прекрасно слышно.


Лузер! Эй, лузер! Ху-х-ху-у-у! Обосрался! Лузер!


Врач рыдает и сморкается в рукав.


Тебе кранты! Молись, сука! На колени!


Врач с грохотом падает на колени, будто кто-то сзади врезал ему по икрам бейсбольной битой.


К ноге! К ноге, я сказал!

Врач ползет к пациенту, не переставая плакать, причитать и сморкаться.

Мразь такая... Идиот. Не умеешь - не берись. А теперь развяжи меня.


Врач, стоя на коленях, дрожащими руками развязывает бинты. В спешке он помогает себе зубами, кряхтит и мычит, сплевывает белые марлевые волокна. Тут пациент решает, что пришло время позабавиться.


 П а ц и е н т  (во всю глотку, будто спятив). Гав!.. Гав-гав!


Врач отшатывается в испуге.


Гав-гав! У!.. У-у-у!.. Гы-гы-гы... А!..

 В р а ч  (тоже орет). На! (вскакивает с коленей, отбегает к краю сцены).


Пауза, во время которой врач обирает с халата опилки и другой сценический прах, трясет головой с таким выражением, будто хочет сказать "нет, вы только посмотрите" и т. д. Пациент в еще большем недоумении. Впрочем, его левая рука свободна. Он не без труда выпрастывает из бинтов правую, пытается встать, но затекшие ноги отказывают.


 В р а ч  (совершенно спокойно). Не так скоро, голубчик. Не так скоро.

 П а ц и е н т  (поднимает на него глаза). Подойдешь - убью (показывает украденный скальпель, зажатый в руке).

 В р а ч  (не меняя тона). А толку-то? Ну, предположим, перережете вы мне глотку. Предположим, вам даже удастся выйти отсюда живым и невредимым, в чем лично я сомневаюсь. Но ровно через двадцать четыре часа вас в этом же самом кресле ввезут в эту же самую операционную.

 П а ц и е н т . Давай-давай, ври больше...

 В р а ч . Такого же связанного...

 П а ц и е н т . Ага, сейчас же.

 В р а ч . ...беспомощного...

 П а ц и е н т . Ну-ну!

 В р а ч . ...и обеспамятевшего. Вернее, все начнется не так. Все начнется рано утром, когда ты проснешься рядом с нелюбимым человеком. Она храпит во сне. Она ведь храпит во сне?

 П а ц и е н т . Что за хренотень ты тут...

 В р а ч . Она храпит и пукает во сне. Виноват, пускает газы. Ну, что естественно, то не безобразно, так ведь? Это первое правило твоего долбаного бытия. Потом ты умоешь лицо и почистишь зубы, не глядя в зеркало, потому что там давно не на что смотреть. Потому что все мы смертны, ха-ха. Это второе правило. Потом... мне продолжать?

 П а ц и е н т  (глухим голосом). Один вопрос, перед тем как я тебя убью - кто ты?

 В р а ч . А то сам не знаешь. (Заметно заводясь, будто хмелея от собственных слов.) Ты же все-все про себя знаешь, только боишься. Ты где-то читал, что новокаин - отличное обезболивающее, и лишь в одном из сотни тысяч случаев он может вызвать смертельное отравление организма. Вроде этой рыбы, как ее...

 П а ц и е н т . Фугу.

 В р а ч . Точно, фугу (его голос внезапно меняется, становится ласковым и увещевающим). Однажды ты идешь с друзьями в единственный в городе японский ресторан, чтобы оставить там квартальную премию. Ты заказываешь хваленое фирменное блюдо, желая поразить воображение окружающих. И именно тебе попадается кусочек, недодержанный на огне. Самое смешное - дело даже не в каких-то особенных свойствах фугу. Дело в том, что повар оказался грязным вьетнамцем с траурными ногтями. Вот чего ты боишься. И в качестве прививки от всех неожиданностей ты вгоняешь себе очередную крошечную дозу яда. Го-ме-о-па-ти-чес-кую, мать твою так.


Пациент начинает клевать носом, будто слова врача убаюкивают его. Врач бросает быстрый взгляд на столик с инструментами.


(Дальше - все тише и проникновенней). Утром. Стоя в дорожной пробке. Во время бизнес-ланча. В обеденный перерыв. Стоя навытяжку в кабинете этого жирного пидора. Начиная курить, чтобы снять стресс. Стоя в пробке по дороге домой. За ужином в кругу родственников, которые подсунули тебе женщину, пукающую во сне. Играя со своими детьми. Убивая жирного пидора в горячих лабиринтах "халфлайфа". Бросая курить. Бросая работу. Бросая нелюбимую женщину. Начиная курить. Играя с чужими детьми. Заполняя анкету в отделе кадров. Заполняя мусорные корзины спамом. Заполняя говном золотые унитазы. Начиная пить. Заполняя пустоту ненужными вещами. Заполняя легкие тополиным пухом...


Пациент роняет голову на грудь.


(Почти шепотом.) Все, чего ты боишься - оказаться в какой-то момент тем единственным человеком, одним из сотни тысяч. Но это случилось именно с тобой.

 П а ц и е н т  (еле ворочая языком). Я банковский служащий. Один. Из сотен. Тысяч. Банковских служащих.

 В р а ч  (с интересом). А в каком банке ты служишь? Как называются деревья, которые ты каждый день видишь в окне? (Пододвигается чуть ближе к пациенту.) Как зовут детей твоих подчиненных? (Еще один шаг.) А твой собственный старший сын - он уже мастурбирует? А если мастурбирует, то как ее имя? (Еще и еще шаг.)

 П а ц и е н т . Хватит. Я вспомнил.

 В р а ч . Ну, наконец-то. Поздравляю. Повторяй за мной. В то утро я проснулся...

 П а ц и е н т . ...проснулся...

 В р а ч . ...вошел в ванную...

 П а ц и е н т . ...в ванную...

 В р а ч . ...посмотрел в зеркало...

 П а ц и е н т . ...зеркало...

 В р а ч  (почти заглядывая в лицо пациенту). И оказался здесь.

 П а ц и е н т . Не трогай меня, сволочь. Я все сделаю сам.


Врач выпрямляется и отступает назад. Пациент разматывает повязку на голове, рыча от боли. Врач, не двигаясь с места, наблюдает. Из-за его спины видно лишь, что бинты по мере снятия становятся все более грязными - чем дальше, тем гаже. Когда спадает последний, самый заскорузлый и жуткий, оба, врач и пациент, начинают кричать, не сводя глаз друг с друга.


 В р а ч . Аааааааааааааааааа!

 П а ц и е н т . Ааааааааааааааааааааааааааааааааааа!


Тьма. Свет.

Утро. За распахнутым окном - зелень и птицы. Столик на колесах, наглядные пособия и т. д. Слышно, как за пластиковой ширмочкой течет из крана вода. Шум утихает, из-за ширмы выходит здоровый детина в халате, вытирая руки полотенцем. Что-то напевает себе под нос. Мелодичный звоночек, совсем как в микроволновке. Дверь слева распахивается. В операционную въезжает кресло-каталка. В кресле сидит человек с наглухо забинтованной головой, только на месте рта зияет щель. Из торса, рук и ног торчат провода и трубки, соединяющие человека и кресло в одно целое.


 В р а ч  (разглядывая пациента). Гм. Рад вас видеть... снова.


Подкатывает кресло к столику (теперь видно, что он сервирован на двоих по всем правилам ресторанного искусства). В центре - медицинская ванночка, накрытая крышкой. Немного волнуясь, театральным жестом снимает крышку. Из ванночки поднимается пар.


 В р а ч . Приятного аппетита. И - добро пожаловать в чистилище!


Эль, 2008




© Алексей Сомов, 2008-2017.
© Сетевая Словесность, 2008-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность