Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




Несколько обреченных приступов нежности


1. Когда я в него влюбилась, меня стала одолевать бессоница. У меня появилась страсть уезжать в другие города, и все вещи стали падать из моих рук.

 

2. "Валерио" - это имя дала ему девушка, о существовании которой я предпочла бы не знать. И я называла его просто: "любимый" или "Лерка". Это его злило - он любил скрывать своё настоящее имя.

Так же, как то, что он - мой любимый.

 

3. Это у него с детства. Когда-то в формулярах библиотек и поликлинник Лерка решил записывать изменённые сведения о себе. Иначе его предназначение будет читаться, как на ладони.

А это ему не с руки.

 

4. Все говорят, он аргентинец. Это потому, что однажды он напился до того, что стал собирать чемоданы для отплытия в Аргентину на корабле. Потом Лерка написал об этом стихотворение, которое получило большую популярность. Он даже выучил испанский.

По крайней мере, самую главную его фразу: "Deme una botella de vodka, por favor, che."

 

5. Обычно, когда он появлялся примерно раз в неделю, я стояла в двери, собираясь на очень важную встречу. Но, увидев Лерку, я всё отменяла, мы страшно напивались, потому что не пить он не мог. Следующий день выпадал из моей жизни, я принимала решение, а потом другое, прямо противоположное, но в конечном итоге снова отменяла важную встречу.

 

7. Лерка рассказывал, что когда ему было два или три года, он прыгнул с третьего этажа, просто потому что было интересно. Он встал с земли, поднялся на третий этаж и прыгнул ещё раз.

Потому что было интересно.

 

8. Валерио очень любил привносить в свои речи обречённые интонации. Однажды, после одного из таких "вердиктов", я спросила: "Можно я буду называть тебя Сеньор Обречённость?".

Лерка подумал и ответил: "Нет. Так слишком длинно. "Сеньор" можно убрать".

 

9. Проснувшись, я стала ходить по дому и петь. Он крикнул из ванны, картавя: "Прекрасно, Монсеррат!".

Так он стал звать меня Монсеррат.

 

10. Я прочитала ему стихотворение о нем. Он сказал: "Говно".

Так я перестала писать стихи.

 

11. Лерка никогда не говорил об отце. Только однажды сказал, что тот был радиофизиком - собирал разные приёмники. У него в голове был целый компьютер.

Но существовали вещи, ну совершенно элементарные, которых он понять никак не мог.

 

12. Мать его была странной. Она в детстве так же, как Лерка, страдала приступами страха. Она могла не выходить из комнаты две недели и все свои дела делать прямо там. В молодости она бросила отчий дом и поехала в Грузию, чтобы стать режиссёром. У неё были ещё сын и дочь. Ухажёр Этой дочери как-то заботливо привёз телегу капусты для всей семьи, а Лерка её обоссал. Когда ему было четырнадцать лет, он оставил семью и ушёл к бабушке.

Путь длился тоже одиннадцать дней.

 

13. Валерио-Обречённость напоминал мне львёнка. Мне всегда было легко с ним. В том смысле, что ещё он был похож на Артура, Андрея, Илону, Ваську и других самых любимых мною, и я очень часто могла угадать, как он поступит. Я пыталась выяснить, кого я ему напоминаю.

Никого.

 

14. Однажды, изнурённая этой предсказуемостью, я стала говорить ему: "Ты такой же, как все!". А на следующий день мой возлюбленный, злобно усмехнувшись, сказал: "Когда я это услышал, мне сразу стало скучно!" - "Я ошиблась, Валерио, - сказала я. - Ты очень особенный." - "О! Как это интересно!"

 

15. Иногда на него находили приступы нежности.

И он подставлял мне руки для поцелуев.

 

16. Почему-то он считал меня неопрятной. По крайней мере, часто обращался ко мне с просьбой: "Ты не поможешь мне убрать в доме?".

Подразумевалось, что он сбегает за пивом, а я тем временем буду наводить лоск.

 

17. Я знаю ещё кое-что о Леркиной семье.

Такой секрет, который он поведал мне единственной, на восьмой день запоя. Я обещала никому не рассказывать.

И потом, конечно же, страшно напилась водки.

 

18. Я часто думала: если он меня любит, то почему не приходит?

А если не любит, то почему приходит?

 

19. Ночью, обнимая меня нежно, он сказал: "Я-то знаю, что между нами происходит..." - "Что?" - "Тебе нужны мои деньги!"

 

20. Однажды я принесла ему в подарок на Новый Год пакет сахара и джинсы. Закрыв дверь на защёлку, пока сосед по комнате вышел в душ, он старался мерять брюки побыстрее, чтобы люди из соседних комнат не подумали, что мы целуемся.

Он не любил со мной целоваться трезвым.

 

21. Однажды я устало вздохнула: "Ой, боже-боже!" - "Не называй меня так, " - скромно попросил Лерка.

 

22. Однажды я начала утро с фразы "Никогда не знаешь, где найдёшь, где потеряешь". Когда Лерка вошёл в кухню, я пригласила: "Пей кофе. Влияет на потенцию." - "Никогда не знаешь, что влияет на потенцию, а что нет, " - перефразировал меня Обречённость.

 

23. Однажды он сидел на унитазе, а в туалет вошел кот и сделал свои вонючие дела. Валерио это так разозлило, что он схватил кота, засунул в мусорный мешок и держал закрытым, пока тот не задохнулся.

Валерио любил рассказывать эту историю, особенно смакуя и по-актерски изображая ненависть.

Он сказал, что переселится ко мне, если я убью своего кота.

Я промолчала.

 

24. Сосед куда-то ушёл. Лерка достал со дна тумбочки старый рассказ и стал взволнованно читать. Не всем удавалось заслужить такое доверие.

На обратной стороне одного из листиков было размашисто выписано приглашение девушки на пирог.

Я перебила Валерио, сказав, что мне пора идти. А потом кричала и кричала.

 

25. Порой, вскидывая глазки, Обречённость взвывал: "Ах прости меня, Монсеррат, за то, что я не дарю тебе дорогих подарков!". Дешёвых подарков было тоже совсем немного, я помню один - носовой платок с пингвинами.

Благородный поступок был совершен в мой день рождения.

 

26. Однажды Валерио отказался меня провожать. Но на следующий день пришёл ко мне, и я проводила его до метро. Лерке стало стыдно, и он сказал: "А теперь я провожу тебя домой".

По дороге он воодушевлённо декламировал Маяковского, и когда мы остановились у моего дома, сказал: "Спасибо, что провела".

 

27. Иногда я называла его Кавалерио.

 

28. "Не вытирай, пожалуйста, лицо кухонным полотенцем, - сказал Валерио. - Мне его еще целовать". - "Вот тут тебе и повезло, - ответила я. - Заодно картошечки поешь."

 

29. "Я тебе сейчас расскажу одну историю. Только обещай, что не будешь смеяться. У нас в общаге есть один человек, он говорит, что вся его группа считает, что я - летучий мышь. Представляешь, идёшь ты с бодуна, а он тебе: "Привет, летучий мышь".

Я сказала, что понимаю, почему они его так называли. Потому, что он похож на львёнка.

 

30. Однажды, перед католическим Рождеством, я встретила Валерио с полным ртом барбарисок. Он шёл с исповеди, на которой договорился с ксёндзом, что не будет пить и курить.

На Новый год, когда Лерка пил уже второй день, он сказал, что поскольку не стал хорошим человеком за эти три дня, нет смысла продолжать стараться.

 

31. Он очень много разговаривал о своих жене и дочери, которых оставил в другом городе три года назад, но так и не развёлся. Лерка ни разу не навещал их за это время, но в его рассказах они приобретали божественные очертания.

Законной супругой Обреченности была учительница младших классов, дочь очень богатого человека.

 

32. Он спросил меня: "Зачем ты записалась на айкидо? Чтобы меня защищать?"

 

33. Однажды я купила Лерке таблетки от алкоголизма. На следующий день я встретила его с девушкой Лесей, от нее мне и досталось. Валерио рассказал, что из-за меня его вчера чуть не забрала скорая помощь. Что я не предупредила о подозрительном действии таблеток, а он, будучи не железным, выпил стакан водки.

Пассаж о моей безалаберности был ложью, и я испугалась.

 

34. В Валентинов день он позвонил и деланно-небрежно сказал: "Здесь все ходят поздравляют друг друга, вот и я решил". И я вежливо ответила: "Спасибо". Вот и весь разговор.

 

35. При встрече со мной он перестал здороваться.

Однажды я пришла в общежитие. У Валерио был надцатый день запоя. Он сказал кому-то театральным шепотом: "Я люблю Таню с четвёртого этажа. У неё самые тонкие пальцы в общежитии. Это моя невеста".

А Олег перестал заигрывать со мной и печально сказал, что мое смущение очень женственно.

 

36. Я сказала Лерке, что моё имя означает в переводе то же, что и имя его жены. Это его потрясло. Он сказал: "Почему же ты раньше молчала?"

А я молчала потому, что мне этот факт не нравился.

 

37. Однажды на доске объявлений я увидела такое: "Нашедшему и вернувшему кожанный плащ - Валерий Костерин обещает расписку о своём вечном расположении". В этом плаще я видела Марата. Конечно же, он добрый парень, и наверняка вернёт его Лерке. На следующий день я встретила Марата в обычной куртке и сказала: "Ты уверен, что нуждаешься в его уважении?".

И он написал расписку. С того момента вечное расположение Валерия Костерина было передано мне.

Дома я повесила документ в рамочке на стенку.

Так, помимо Леркиной воли, мне, наконец, досталось его вечное расположение.

 

38. Когда я его видела, у меня страшно начинал болеть живот.

Я прямо сгибалась впоперёк.

 

39. Я слушала о нём легенды.

Марат однажды встретил Лерку.

Тот рассказал, что их с Немцовым незаслуженно приняли за алкоголиков на каком-то фуршете: водка в рюмках была налита на самом донышке, и приходилось брать по десять рюмок.

 

40. Однажды в столовой я услышала, как Леся сказала Лерке то, что имела обыкновение говорить я: "Почему, почему ты бросаешь меня в самый критический момент!"

Это была та самая девочка, которую он называл другом.

Меня он тоже так называл. Из этого рождались печальные выводы.

 

41. Было полдня, потом целая ночь, и потом ещё полдня, которые мы провели вместе, и Лерка сказал: "Какие синие-синие сутки!".

Но истинно, истинно говорю я вам: не успел он со мной попрощаться, как, встретив Марата, махнул равнодушно в мою сторону: "А мне с ней скучно!"

 

42. Порой, когда было выпито пристойное количество, он говорил, что только в моём доме бывает искренен, и что если он груб со мной, то лишь потому, что не прячется от меня.

Это правда, мне доставалось сполна.

 

43. Как всегда совершенно неожиданно, Лерка собрался уходить, потому что у него "дела". Я сказала, что не стоит больше приходить.

Через месяц я отказала пьяному Валерио в интернете, где ему срочно надо было найти текст песни аргентинских крестьян.

Просто не было больше сил.




© Богдана Смирнова, 2004-2018.
© Сетевая Словесность, 2004-2018.






 
 

Актуальная информация стулья кьявари аренда у нас на сайте.

www.chiavarichairs.ru


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Житие грешного Искандера [Хорошо ткнуться в беспамятстве в угол дивана, прикрыть глаза и тянуть придавленным носом запах пыли - запах далекого знойного лета. У тебя уже есть судьба...] Михаил Ковсан: Черный Мышь [Мельтешит время, чернея. На лету от тяжести проседая. Не поймешь, опирается на что-то или воздуха легче: миг - взлетело, мелькнуло, исчезло. Живой черный...] Алексей Смирнов: Холмсиана [Между прочим, это все кокаин, - значительно заметил Холмс, показывая шприц...] Альбина Борбат: Свет незабывчив [и ты стоишь с какими-то словами / да что стоишь - уснул на берегу / и что с тобой и что с твоими снами / пустая речь решает на бегу] Владимир Алейников: Музыка памяти [...всем, чем жив я, чем я мире поддержан, что само без меня не может, как и я не могу без него, что сумело меня спасти, как и я его спас от забвенья,...] Елизавета Наркевич. Клетчатый вечер [В литературном клубе "Стихотворный бегемот" выступила поэт и музыкант Екатерина Полетаева.] Сергей Славнов: Вкус брусники [Вот так моя пойдет над скверами, / над гаражами и качелями - / вся жизнь, с ее стихами скверными, / с ее бесплодными кочевьями...] Ирма Гендернис: Стоя в дверях [...с козырей заходит солнышко напоказ / с рукавами в обрез / вынимает оттуда пущенных в дикий пляс / по земле небес...]
Словесность